Бродяги Севера: на мотоциклах по Алтаю и Сибири - Часть 2 из 3

Бродяги севера (На мотоциклах по Сибири) - Часть 2/3

Часть 1/3 (начало)

09/08: Прощаемся и выдвигаемся в путь на Казанцево, Шушенское и Ермаковское. Известно, что в Шушенском некогда отбывал ссылку Ленин, но не это было причиной нашего визита, а то, что и у моего товарища Игоря была своя скрытая миссия в этом путешествии. Дело в том, что именно из этих мест ведут свой род его предки. Отец его некогда переселился из Казанцево в Казахстан на освоение новых земель, но много родни осталось и поныне в этом селе на три улицы, с речушкой по имени Оя и обветшалыми от времени, кособокими избами.



Игоря одолевают патриотические чувства, и он впервые за весь путь начинает активно щелкать фотоаппаратом, глаза его выдают волнение в душе. Всю дорогу мой приятель вез в бардачке конверт с неким таинственным обратным адресом, и после получаса блужданий в Шушенске, я стал свидетелем его первой с глубокого детства встречи со своей двоюродной бабушкой - сцены, достойной передачи «Найди меня».



А бабушка у него ну просто кладезь захватывающих дух рассказов о суровом прошлом в заполярных рудниках Норильска, где ей доводилось в три смены вкалывать вместе со ссыльным сбродом и тюремной блатотой, в адских условиях холода, голода и ночи длиною в полгода. В поисках лучшей доли, помаялись они с мужем по Советскому Союзу, жили даже в Экибастузе. Мы жевали булочки с чаем и внимали, внимали этой удивительно живой и эмоциональной для своих восьмидесяти с чем-то лет бабульке. И я бы с удовольствием слушал и дальше, но дальний отпрыск ее вскоре поспешил откланяться, и мне пришлось с сожалением одеть мотоботинки и пожелать хозяйке доброго здравия. Что поделать – обожаю я слушать этих ворчащих на наше никудышное поколение стариков, мотать тихонько на ус и понимать, в какое все же вольготное время мы живем, и как бестолково мы его при этом используем, гонясь за нами же создаваемыми воздушными замками. На пути к Саяногорску Света устает ехать по-человечески, и садится задом наперёд – думаю, в цирке ее ждет большое будущее! :)



Проезжаем Майнскую ГЭС, которую я было принял за основную, но дорога ведет дальше, и через несколько километров слепых поворотов нам открывается грандиозная панорама Саяно-Шушенской плотины в лучах заходящего солнца. Крупнейшая по мощности электростанция России имеет одну из самых высоких в мире дамб высотой в 245 м.



Любуясь этим результатом титанического труда и полета инженерной мысли, незаметно заводим разговор с двумя парнягами, направляющимися на микроавтобусе из Барнаула на Байкал. Вместе находим красивейшее место на разливе реки, над которой уже поплыл неведомый в наших краях вечерний туман, как в той самой песне про «Катюшу».



На соседней рыбной ферме я быстро соображаю форель (а она там под два кило каждая!), и наши новые друзья варганят просто волшебный коктал на ольховых опилках. Обмен впечатлениями, планами, картами, ну и дегустация домашнего алтайского самогона в обмен на припасенную чекушку казахстанской водки, которую, к нашему удивлению, в России все почитают как самую чистую и при этом доступную в цене. В результате, наутро Игорь назвал этот вечер «одним из самых памятных за всю поездку» ;). Запомнился он и мне.




10/08: Тепло прощаемся, зазывая друг дружку в гости. Так всегда при прощании с интересными людьми – хочется верить, что непременно еще увидишься, что найдешь время добраться в эти дальние дали, а повод – так вот он и есть – нацарапанные на салфетке адрес и телефон. Значит, тебя там отныне ждут..



Дорога несет нас дальше вдоль налитых золотом полей. Тут и там попадаются курганы, кумирни и украшенные пестрыми лентами обо, свидетельствующие о преобладании здесь буддийских и шаманских традиций.

 

Под палящим солнцем заезжаем на известное курортное озеро Шира в поселке Жемчужный. Славится это целебное место редким сочетанием сухого климата степей, озерного воздуха, и минеральным составом самого озера. В нем действительно очень легко и приятно плавать, так как оно теплое, соленое и без труда поддерживает тело на поверхности.



Следующей достопримечательностью на нашем пути стал легендарный Туимский провал, возникший на месте обрушившегося подземного рудника. В результате, образовалось подобие узкого кратера глубиной 120 м, с озерцом на самом его дне. Естественно, это стало местом притяжения любителей острых ощущений в духе роуп-джампинга с его обрывов, и спелеодайвинга по лабиринту полузатопленных штолен. Прибыв на место и поразевав рты, мы всё соображали – прыгнуть или нет? Как-никак, высота пяти советских 9-этажек! Разрешить дилемму помогла стоимость такого прыжка – 100 долларов. Может, и немного, но в условиях ограниченного бюджета путешественника это непозволительная роскошь.



Успокоенные таким вот объективным, как нам показалось, оправданием, мы уже на закате поспешили к конечной цели за этот день – хакасским Сундукам. Сундуки эти представляют собой массивные выходы слоистых красноватых горных пород, наклонно вздымающихся из обширных равнин.



Место это издревле считается средоточием силы и точкой соприкосновения земных и небесных миров. И если Туим манит к себе любителей экстрима, то Сундуки – это мекка для шаманов, уфологов, экстрасенсов и прочих людей не от мира сего. Считается, что люди здесь могут попадать в другие пространства и измерения, и у многих тут проявляются скрытые экстрасенсорные способности.



Как бы там ни было, место действительно поражает пейзажами горных гряд, между которыми в степи проложены идеально ровные древние оросительные каналы с кристально чистой питьевой водой. Времени на ослепительно золотом закате нам едва хватило, чтобы обойти пять первых Сундуков и купить в юрте настоящих заговоренных оберегов.



Тут же я узнал причину необычного оживления – ночью сюда прибывает известная потомственная шаманка для совершения ритуала, что бывает нечасто. Ничто иное, как очередное везение! Ведь мне так хотелось посмотреть на что-то такое; ощутить первобытный дух, поколениями томящийся в наших хромосомах, но все еще дающий знать о себе в наших суевериях и безотчетной боязни темноты, потусторонних сил, смерти – всей той пугающей неизвестности, которая ждет человека за пределами его узкого обжитого пространства и времени. Поэтому, несмотря на дикую усталость, мы со Светой ждали прибытия жрицы до полуночи. И дождались. Облаченная в отороченные полосками меха шкуры со множеством колокольчиков и занавесью лент, в короне из перьев и кожаных расшитых сапогах, она вышла в свет костра с огромным бубном в руке, и начала протяжно запевать под мерный гулкий стук – сначала тихо и низко, потом все громче, все выше, то срываясь в жутковатый хохот, то сипло дыша в минуты молчания. И все время что-то подливала, подбрасывала в котел на костре, который, к моему изумлению, то исходил пеной, то послушно стихал в такт ее пению.



Снимать процесс не было разрешено, а фото что я успел сделать – и то не вышло.. Чудеса просто
То был ритуал камлания (кормления) на дух удачи – Хут, как его называют. По языческому верованию, чтобы пребывать с человеком в союзе, каждая стихия нуждается в особом обращении и почитании. Разделяя с духами свою трапезу и обращаясь с ними почтительно, мы как бы признаем их подобие себе, родство небесного и земного, обращая первобытные силы в благое к себе расположение и заручаясь их поддержкой. Я сидел, потом лег на прохладную землю и отрешенно слушал, не думая ни о чем. По моей спине изредка пробегали мурашки от особенно проникновенных нот шаманки, а по небу яркими полосами частил звездопад Персеид, приближающийся к своему максимуму. Это удивительное, редкое и потому ценное состояние – ни о чем не думать. Именно в условиях внутреннего безмолвия, согласно буддийской мудрости, на нас снисходит интуитивное озарение, ибо полный сосуд не наполнить свежей водой. Спалось мне в ту ночь легко, и снилось что-то странное и далекое..




11/08: Наполненные яркими впечатлениями, выезжаем обратно. Весной, когда я планировал это путешествие, я предполагал проехать через Тыву в западную Монголию, и оттуда уже через Ташанту до Горного Алтая. Так было бы чуток короче по расстоянию, и куда круче по впечатлениям. Однако требуемый нам КПП Хандагайты-Боршоо, несмотря на свой де-юре международный статус, де-факто все еще работает в двустороннем режиме и иностранцев не пропускает. Поскольку же между Хакасией и Алтаем нет прямого сообщения – путь преграждают горы да болота, нам пришлось сделать обратную петлю через Кемерово. Кроме того, в Ачинске нам надо было посадить Светлану на автобус – пришла пора расставаться. Прощание было трогательным, ведь мы успели сблизиться и даже привязаться друг к другу. Навьюченная пакетами, она махала нам вслед и грустно улыбалась. Мы отдали ей ответный салют и двинулись своей дорогой, которая по мере приближения к Кемерово, постепенно преображалась из степной в таежную.

мои первые 20 000 км; полпланеты за какие-то 2 сезона!
Возвращались к Алексею мы как к бывалому другу – и город знаем, и хозяину есть что рассказать да показать. Нас ожидали горячий душ, непочатое еще с первого приезда вино и уютная, мягкая, широкая человеческая постель! Такие вещи невольно начинаешь ценить после ночей, проведенных в палатке. Отдельное спасибо дружелюбному охраннику автостоянки Борису – эдакому взъерошенному типу в очках (ну прямо Мистер Эй из Мери Поппинс), с которым я также успел завести знакомство.

12/08: Покидаем полюбившийся нам город Кемерово и держим путь на Горный Алтай. Игоревский GPS дал маху и повел нас по короткой дороге, которая обернулась многими километрами горных серпантинов, усыпанных щебенкой. В итоге, мы проехали прямо-таки настоящими горами через Таштагол на Турочак. Местность эта, часто называемая ввиду потрясающих своих красот «Сибирской Швейцарией», на самом деле именуется Горной Шорией, по имени населяющей регион коренной народности – тюркоязычных шорцев, предки которых на всю Сибирь славились умением выплавлять железо.

 

Сейчас это место, помимо массивных угольных и железных рудников, славится своим горнолыжным курортом Шерегеш, где проводятся соревнования российского и международного уровня. Надо будет обязательно приехать сюда со сноубордом зимой, благо от Новосибирска ходит специальный сезонный поезд «Зимняя сказка». Несмотря на трудный рельеф, благодаря новой эндуро резине мой мотоцикл прекрасно справлялся со сложным покрытием на высокой скорости.



Появившаяся в итоге уверенность в себе и в технике еще сыграет со мной злую шутку. Ну а пока, усталые, запыленные и измученные, мы прибываем к знаменитому Телецкому озеру, и уже в потемках находим себе ночлег на укромной березовой опушке. Сил хватает только на то, чтобы разбить бивак и приготовить скорый ужин – уже порядком приевшийся нам суп из тушенки с вермишелью «звездочкой».




13/08: Ясное солнечное утро, решено отдыхать до обеда – заслужили. Озеро это, образованное разливом реки Бия, уникально по своей красоте и чистоте. Местные утверждают, что оно прозрачно в глубину до 15 метров.



Потому у озера имеется исконное тюркское название Алтын-Кёль (Золотое озеро), Телецким же его нарекли много позже. Отстирываем вещи от въевшейся пыли и купаемся в бодрящей воде, загораем и предаемся молчаливым размышлениям каждый о своем.



Впрочем, помыслы Игоря всю дорогу были только об одном – как бы скорее прибыть к своей суженой, ожидающей его дома. Вообще, ехать с влюбленным человеком – занятие крайне неблагодарное :). Такой человек будет торопиться и всячески срезать маршрут, считая километры до дома. Он не будет шутить и флиртовать с местными девчушками. Он будет хреновым собутыльником по вечерам, ибо греет его, сжигает даже изнутри и без того. На каждом привале, такой спутник обязательно достанет мобильный и будет смситься с отсутствующей улыбкой, пространно отвечая на вопросы только с третьей или четвертой попытки. Мне же оставалось только радоваться и такому попутчику, так как одному в такого рода поездки выезжать как минимум опрометчиво. Часто возникают ситуации, в которых помощь и смекалка друга просто необходимы. В приозерном городке Артыбаш прекрасно обедаем хариусом и попутно знакомимся с представительницами местной малой народности тубалары, коих в наши дни насчитывается всего две тысячи человек. Одна из них обслуживала нас в кафе, другая впихнула мне сувенир втридорога, пока я глазел на нее. Ну очень красивые девушки, эти тубаларки! Чем-то похожи на татарок, но во взгляде и облике их больше мягкости, какой-то восточной покорности.



По проселочным дорогам пробираемся до Горно-Алтайска. Реки и деревушки на нашем пути приобретают все более причудливые названия – Тюрбик, Пьянково, Поперечка, Киска и Котенок, Паспаул, Учеян, Улулушка, Ая. В районе этой самой Аи проезжаем живописный навесной мост, протянутый на тросах через реку Катунь.



Бурная и мутная река эта имеет множество порогов, чем пользуется известностью у фанатов рафтинга. Под вечер приезжаем в Белокуриху. За сухой фразой «бальнеологический курорт федерального значения» значится фешенебельный европейский городок с пятизвездочными отелями и именитыми бутиками «от кутюр». «Куршавель какой-то!», по выражению Игоря. Дико хотим в баньку или хотя бы ванную. Мест нигде нет даже за баснословные цены, а если бы и были, сомневаюсь что мы прошли бы «фейс», «дресс» и «смелл» контроль после утомительного жаркого дня. Потеряв надежду найти пресловутые горячие источники, едем по горным тропам в лес, пока уже в сумерках не оказываемся в частных угодьях некоего бизнесмена из Бийска. Созваниваемся с хозяином, охранник угощает меня беломором и топит баньку, в то время как Игорь тщетно сражается с четырьмя гигантскими сибирскими осами – шершнями, причём, явно уступая им в смелости. Именно здесь родилась крылатая фраза «Шершень мне в поршень!», означающая крайнюю степень изумления или негодования некоторыми российскими, и почти всеми казахстанскими дорогами. Усталые но чистые, засыпаем в палатке под пологом соснового леса.

Часть 3/3 (окончание)
2
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.