Берсерк Костя и пещерная жизнь

В результате моих странствий я обзавелась большим количеством выдающихся и незаурядных друзей по всей России, и все они зовут в гости. Но так сложилось, что в республике Адыгея друзей больше всех, их приглашения оказались самыми настойчивыми, и в октябре 2018 года я поехала в этот уголок Кавказа. Костя собирал команду в поход с восхождением на гору Большой Тхач. Я прежде видела фотографии этого прекрасного места и обрадовалась возможности туда сходить. И в силу природной авантюрности согласилась на Костино предложение, не задавая больше никаких вопросов.

Костя в прошлом моряк-судоводитель. Теперь - альпинист и вообще большой любитель гор. Живет в станице Курджипская вместе с женой Полиной и двумя сыновьями, в прекрасном большом доме из некалиброванного лафета. Мне выделили для проживания супер-стильный и удобный гостевой домик.

Для ускорения процесса восхождения Костя договорился с международным хиппи Русланом о заброске нас поближе к горе. Руслан много путешествовал по Индии, а сейчас живет в уединенном домике и занимается пчеловодством. Это я к тому, что в Адыгее "обычного" человека еще надо поискать.
Нас было четверо: Костя, я, Роман и Азамат. Мы залезли в кузов старого военного вездехода. Сказать что дорога была убитая - значит не сказать ничего! Колеи с метровым перепадом высоты, заполненные коричневой жижей разной степени консистенции, бревна, валуны, горные реки - все это Руслан на своем зеленом монстре преодолевал с явным удовольствием.




Костя с удовлетворением заметил, что иначе нам пришлось бы идти здесь пешком. Впрочем, когда Руслан нас высадил, продолжение этой, с позволения сказать, "дороги", было аналогичным. Но недолгим. Мы добрались до довольно крутого и извилистого подъема, буквально усыпанного палеонтологическими находками. Нам попались кораллы, брахиоподы, куски аммонитов и окаменелый краб. Периодически встречались экстремалы на мотоциклах, чье появление задолго предварялось ревом моторов. Выглядели они очень круто. С каждым из парней мои друзья останавливались поболтать на тему дороги.
Уже в первые часы я начала понимать, что здорово влипла. А также влипли мои спутники, поскольку все они шли на уровне инструкторов и я их тормозила. Я в последний раз была в горах около двух лет назад в Непале, где получила сложную травму и потом изрядно потеряла форму. Но слово "Непал" так Костю загипнотизировало, что он не подумал насчет такой перспективы.

Во всяком случае, мы благополучно дошли до плато под названием "Княжеские поляны": здесь когда-то были царские охотничьи угодья. Очень живописное место.




Костя миновал тощую березовую рощицу с местами стоянок и привел нас в пещеру, к которой нужно было спускаться по крутой скальной тропе. Это была настоящая экзотика. Мы установили палатки и приготовили себе ужин на костре. И тут Костя обнаружил, что забыл спальный мешок. Но пока было не холодно, несмотря на октябрь и высоту более километра над уровнем моря. Костя даже не стал натягивать тент на палатку и имел возможность сквозь сетку любоваться окрестностями. Хотя причина была, по-видимому, в медведях, которые непринужденно себя чувствуют, любят наведаться на туристические стоянки и стащить еду. Медведей вроде не было, но кто-то точно приходил, шуршал пакетом и убежал, как только я включила фонарь. Судя по шагам, это была лиса или енот.

Наутро Костя пошел за водой, а Рома выбрался на утес напротив пещеры и увидел рядом с водопоем группу горных серн. Естественно, не рискуя кричать, он стал жестикулировать Косте, изображая руками развесистые рога. Но Костя не понял, о чем это он и решил, что это просто неудачная шутка.

Мы двинулись наверх погулять на радиальный выход. Кавказ в хорошую погоду с альпийской высоты - это неземная красота.

 


Уходят в голубые дали линии гор и разломов, поселки обозначены группами светлых кубиков, тишина нарушается шорохом ветра и голосами птиц. Внизу в ущельях парят совершенно гигантские орлы.

 

Карстовый грунт прорезан пещерами, Костя показал нам две из них: Кристальная действительно сложена полупрозрачными кристаллами, а вторая - просто черный провал в земле, в который Костя полез, несмотря на мои попытки его отговорить. Когда выбрался наружу, я заклеймила его берсерком, и это прозвище оказалось настолько подходящим, что его пришлось повторять по несколько раз в день.



На склонах во множестве растут ароматнейшие горные опята и брусника. Обычно мужчины не очень любят заниматься сбором даров природы, но не в Адыгее. Здесь я опять оказалась в отстающих: кроме того что я занималась съемкой, здесь какая-то очень благоприятная атмосфера, словно призывающая уйти в релакс и отключиться от всех накопленных проблем.




Мы сбросили высоту и вновь спустились в нашу пещеру. Вечер отметился похолоданием. Косте пришлось отбросить медвежий вопрос и натянуть тент на палатку. У меня было с собой несколько химических грелок, от которых он отказался, но ночью вставал и разжигал костер.

Утром мы встали позже чем следовало и стартанули на восхождение, когда вокруг уже начали собираться облака. В горах даже незначительный набор высоты может быть сопряжен со сменой погоды, и тут чем выше мы поднимались, тем неуютнее становилось. Пошел дождь, усиливался ветер, наша одежда и рюкзаки быстро промокли и отяжелели. Мы остановились, чтобы надеть всю имеющуюся водозащиту. Ближе к вершине меня начало попросту сдувать. На мои просьбы спуститься берсерк Костя удивленно ответил, что это нормальная погода. Рома поднялся метров на 20 выше нас, и у него с рюкзака сорвало пристегнутую палатку: пришлось бегать ловить ее по склону, рискуя улететь в ущелье. И Костя принял решение вернуться.




Мы опередили несколько групп и снова заняли нашу пещеру. С нас текла вода. Здесь, на плато, погода была довольно спокойная. Неугомонные Костя и Азамат решили сбегать на скалу, которая возвышалась напротив пещеры. Им удалось без веревок взобраться на узкий гребень и позировать там, балансируя на горном ветру.

 

Ветер тем временем усиливался. Наш костер сдувало, дрова мигом прогорали и пепел летел в палатки. Тогда мы с Азаматом натащили камней со всей округи и сложили очаг, это придало пещере совсем обжитой вид. А ночью начался конкретный ураган, я не знаю, как не унесло палатки у групп на плато, и как Костя пережил эту ночь без спальника, хоть и согласился взять мои грелки. Во всяком случае, утром вокруг был снег и лед, зато солнечно. Деревья из желто-зеленых стали красно-оранжевыми.



Костя вытряхнул нас ни свет ни заря: на следующей стоянке находился пастушеский домик с печкой, который нужно было занять раньше групп-конкурентов. На высоте прошел ледяной дождь, и вся растительность была покрыта сверкающей коркой.

 
]

Снег в районе вершины сдуло, он только обозначал тропы белыми линиями.

 

С вершины Большого Тхача открывался изумительный вид. Костя показывал вершины: Оштен, Фишт, Тыбга, Малый Тхач, Ачешбоки. Недолгий спуск - я осмотрелась: мы находились у подножия того самого массива, который меня так привлекал на фотографиях. У меня перехватило дыхание, это действительно было великолепно! Высота почти отвесной стены Тхача - до 300 метров, длина - 12 километров. Этот природный объект заслуженно включен в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО.



Костя указал на серн, которые бегали среди скал, но поймать их в объектив было очень трудно. Попались также свежие медвежьи следы, о которых Костя сказал мне не раньше, чем мы дошли до домика.

 

Домик назывался "Балаган Ветреный". В нем имелось минимальное оснащение: широкие нары, стол, скамейки и неуклюжая железная печка. Костя сразу забронировал себе место на нарах с краю возле печки; дальнейшие события показали, что такой выбор был ошибкой.

Мужчины решили сходить еще на видовую вершину Малого Тхача. Мне тоже хотелось, но я решила дать им возможность размяться на своем уровне возможностей. К тому же кому-то надо было заняться печью и охранять домик от конкурентов.
Печь оказалась исключительно капризной, но через полчаса мне удалось разжечь стабильный огонь. Я занялась приготовлением горячих бутербродов из хлебцев, сыра и кетчупа, тем временем подтянулись и конкуренты. Я пообещала принять на ночь в нашу теплую компанию двоих девушек.
Вскоре издалека из леса донеслись зычные крики моих друзей: они хотели выяснить ситуацию с дровами. Я проорала ответ, и спустя десять минут парни вернулись с охапками валежника. Я принялась колоть дрова, но Костя сказал что я так буду возиться с ними до утра: схватил лесину и дубасил ею, пока не размолотил все в щепки. По-видимому, такое буйное поведение послужило неважной рекомендацией в глазах девушек из другой группы и они остались в палатках.



Мы завалились спать, и тут Костю ждало новое испытание. Печка, на которую он так рассчитывал, очень быстро остыла, вдобавок ему в спину начало задувать из плохо проконопаченных щелей. В довершение по домику принялась бегать мышь, избирательно предпочитая стену над Костей, рискуя свалиться прямо на него. Тут выяснилось, что берсерк, не боящийся ураганов и медведей, с содроганием относится к мышам, а он ведь даже без такой защиты как спальник. Костя включил фонарик, поискал мышь, вскочил, затопил печь и снова рухнул обратно. Эта последовательность действий повторялась раз за разом. Каждое Костино движение было таким мощным, сопровождалось таким грохотом, что спать под такой аккомпанемент мог только Азамат. Рома в другом конце нар каждый раз подскакивал вместе со своим краем досок. Мы с ним попытались играть в города, но на сочетании "Самара-Арзамас" нас закоротило. Я стала размышлять, не намазать ли Азамата зубной пастой. Предложила вставать и уходить, но три часа ночи было вроде как рановато. Час мы еще провалялись. Похоже, что мы даже на расстоянии не дали спать другой группе: когда мы бодро и весело пинком распахнули дверь, там уже переминался кто-то из их команды.



Рассвет мы встретили в пути. Костя с Ромой убежали вперед. Стена Тхача тянулась еще несколько километров, а когда она закончилась, начался крутой и нестабильный спуск, по которому я пробиралась с большой осторожностью. Рюкзак сильно мешал балансировке. Судя по следам, Рома с Костей преодолели путь методом скольжения на разных частях тела. Внизу начались броды через горные речки. Первые три мы с Азаматом кое-как перешли по камням, на четвертой Азамат поскользнулся, сделал пируэт, достойный Мариса Лиепы и чуть не вписался головой в прибрежные камни. После этого я стала мрачно шлепать напрямик, начерпав полные ботинки. Вернулись довольно рано и успели скататься на горячие источники, отмокая после нашего похода.

Рома - руководитель крупной организации, к сожалению, должен был лететь в Москву. А мы еще поехали полазить на знаменитый естественный скалодром "Россия", покатались на велосипедах, запаслись на рынке адыгейскими вкусняшками.

Жизнь состоит не из количества прожитых дней, а из насыщенности этих дней интересными и яркими событиями. Так что этот отпуск отлично вписался в мою концепцию!

2
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.