Белое солнце пустыни

Пятница. День, навевающий тоску на всех израильских туристов. Уже к четырем часам вечера улицы опустеют, магазины закроются, трамваи перестанут дребезжать своим металлическим нутром – город вымрет. Этот анабиоз закончится вечером следующего дня – в субботу. Целые сутки турист не может развлечь себя никаким образом.

У арабов Шаббата нет. Только они спасут вас от голода в этот еженедельный иудейский праздник. И только они способны утолить жажду приключений у туристов, уже было решившихся начать плевать в потолок (не в буквальном смысле, конечно же).

В ту пятницу мы от нечего делать отправились к арабам – на территорию Палестинской автономии. Независимость Палестины на момент нашего отдыха признали 137 из 193 государств-членов ООН (в том числе Россия).

Палестина по сути состоит из двух частей: Западного берега реки Иордан (название появилось тогда, когда этими территориями завладела в результате Арабо-израильской войны Трансиордания – нужно же было отличать их от своей вотчины в лице восточного берега) и сектора Газа.



Хотя у этого государства есть президент, правительство и парламент (это не распространяется на сектор Газа, где делами заправляет ХАМАС), оно не имеет армии, собственной валюты и даже международного аэропорта. Израиль контролирует почти все границы с Палестиной и держит морскую блокаду сектора Газа.

Западный берег разделен на три зоны: А – под полным контролем Палестинской администрации, В – тоже, однако Израиль осуществляет военный контроль, С (59% от территории) – под полным контролем Израиля. Естественно, арабские страны не могли не обидеться на такую несправедливость по отношению к их собратьям, и потому до сих пор не признают суверенитета Израиля. К слову, если бы израильская таможня ставила штампы в паспорта, нам бы закрылся въезд в страны арабского мира.

А вот и короткий забавный ролик о том, к чему приводит подобная игра в перетягивание одеяла:



В Иерусалиме две автостанции. Нам нужна была та, с которой транспорт отправляется в Палестину.

Полюбовавшись великолепием проносившихся за окном пейзажей, мы подъехали к границе. Автобус не останавливался на ней. Давно привыкшие к оттягивающему плечо автомату, погранцы стояли в непринужденной позе и с жаром обсуждали что-то. Нас удивило, что на полупустой автобус они даже не обратили внимания – пассажиров не набралось бы и десятка. Но, как оказалось, здесь действовал принцип "всех пускать, никого не выпускать", то есть проверяли только на обратном пути.

Мы приехали в город рождения Христа – Вифлеем. Естественно, славянская внешность и одежда выдали нас: турист –путешествующий своим ходом, а не в комфортабельном автобусе с соплеменниками и экскурсоводом-главарем – для желающего заработать палестинца пусть и редкая, но лакомая добыча. Поэтому как только мы ступили ногой на вифлеемскую землю, арабы слетелись на нас как изголодавшиеся комары. Они предлагали услуги таксистов. Мы делали пять шагов вправо – они не отставали.

С одной стороны, их предложения были заманчивы: транспортное сообщение здесь так себе, а посмотреть Палестину хотелось. Но, с другой стороны, такси не входило в первоначальные планы, да и цены кусались. Пободавшись с арабами более получаса, мы уже собрались уходить. Однако один палестинец был ну очень настойчив: "Друзья мои, постойте. Я сделаю ваш день незабываемым. Вы русские, вы не американцы, вы наши друзья. За 120 баксов я покажу вам все. Смотрите на мою руку", – тут он принялся перечислять, загибая при этом пальцы на руках, куда именно готов везти нас на своем железном коне. Тут мне пришла мысль, что он бы был хорошим пиарщиком или маркетологом, причем не обучаясь ни на каких там журфаках. После нашего лаконичного отказа, палестинец скинул еще 20 баксов. Теперь уже мы включились в торг. В итоге остановились на $85 (на $80 араб взвыл, что ему нужно кормить семью), ударили по рукам и запрыгнули в авто.
Первым делом он отвез нас в мастерскую своих друзей. Нас угостили кофе, чем-то похожим на пирог, чаем, водой наконец. Мы увидели, как мастер умело обрабатывает кусочки дерева. Нас просто задарили изделиями ручной работы.

И вот мы едем по трассе через пустыню. Среди песков виднеются поселения бедуинов: крыши на четырех столбах, верблюды (реже – допотопные тачки), резвящиеся дети. Потом видим огороженные колючей проволокой финиковые плантации, затем банановые.

Исмаил – так звали нашего водителя – пообещал остановиться, если заметит верблюдов. Он ответил на наш вопрос, рассказав, что держать верблюдов в пустыне до сих пор выгодно. Вскоре мы увидели мальчика-бедуина с принаряженным для фотосессии животным. Остановились на обочине рядом с лимузином, на котором путешествовали китайцы. Конечно, мне очень хотелось покататься на верблюде. Но, судя по поведению животного, китайцы его чем-то разозлили. Так что мы сделали несколько фото на фоне песчано-каменных дюн, незаметно, от бедра сфотографировали верблюда и покатили дальше.



Нашей следующей остановкой было место, где предположительно крестили Христа. Окруженные паломниками, мы стояли на берегу самой крупной в этой пустыне реки Иордан и смотрели на другой берег, на храм Иоанна Предтечи. У нас не было возможности подойти ближе, хотя глубина реки это вполне бы позволила – противоположный берег принадлежал уже Иордании.

Затем Исмаил повез нас к дворцу Хишама, который находится в сердце пустыни. Если подключить воображение, можно представить, насколько впечатляющим он был в VIII веке. Дворец использовался как зимняя резиденция. О его былом великолепии свидетельствуют отлично сохранившиеся мозаики и резьба по камню, украшавшие залы и купальни. Исследователи даже обнаружили несвойственные мусульманской культуре изображения животных, полуобнаженных женщин, а также символы древних славян. Чаще всего это объясняют тем, что владелец дворца был не слишком благочестив. Согласно другой версии, дворцовый комплекс и вовсе не принадлежал мусульманам.

 

Мы подъехали к Иерихону. Осмотр самого древнего города на земле был оставлен на десерт, так сказать. До этого мы намеревались посмотреть Монастырь Искушения – место с говорящим названием: здесь, согласно Евангелию, дьявол искушал Христа. Это храм, помещения которого находятся в пещерах, прорубленных в скале. Добраться можно как фуникулером, так и ногами. Время и здоровье – как физическое, так и моральное – были дороже денег, так что мы предпочли первый вариант.

 

С осмотром монастыря мы расправились довольно быстро. Однако жара была такой, что просто не передать словами, и мы решили отдохнуть внутри помещения-пещеры. Да еще у фуникулерной станции часовой перерыв – спешить было некуда.

Мы увидели рукомойник и спросили у пожилого работника араба (мусульманин служит в православном монастыре!), пригодна ли вода для питья. В ответ араб просто вынес нам бутылку с холодной питьевой водой. Пока мы цедили воду, сидя на лавке с видом на пещеру, мимо прошла немногочисленная группа туристов. Одна женщина отбилась от нее и присела рядом с нами. Это была канадка, вышедшая замуж за британца. Чету пригласили в Палестину работать в кардиологической клинике. Она рассказала нам несколько забавных историй, поделилась впечатлениями от вифлеемского отеля The Walled Off Hotel, интерьеры которого расписывал Бэнкси. Фишка в том, что окна отеля выходят на стену, разделяющую Израиль и Палестину – тихий ужас, короче говоря. Однако находятся чудаки, готовые платить $965 за ночь, чтобы насладиться этим отвратительнейшим видом, воспользоваться общей ванной и отдохнуть на дешевейшей мебели, собранной из подручных материалов.

После того как канадка ушла со своей группой, с нами заговорил уже упомянутый араб. Это был премилейший человек. Мы спросили, где в Иерихоне можно поесть фалафеля, а он отлучился на пару минут, чтобы принести нам упаковку с этими, как я их называю, пряными хлебными котлетами. Затем нас потчевали питой с хумусом и помидором. Потом сухофруктами с арабским кофе. Напоследок он пожелал всего хорошего и подарил нам по камушку от скалы, в которой расположен храм.

Когда мы спустились на фуникулере вниз, то случайно забрели в магазинчик на станции. Палестинец, торговавший здесь, тоже выразил желание поговорить с нами. Оказалось, что в советское время он учился на филфаке МГУ и изучал польский и русский языки. Мы были очень удивлены.

Затем мы добрались до "десерта" – самого древнего города на земле. Исследователи считают, что руинам древнего Иерихона более десяти тысяч лет. Здесь есть не только фрагменты крепостной стены, но и нечто напоминающее колодцы и даже арки.

Мы вернулись в Вифлеем, чтобы посмотреть храм Рождества Христова и Молочную пещеру. Исмаил также отвез нас в местное заведение, где мы поели на славу: курица, каре ягненка, острые маринованные оливки и море риса. Даже несмотря на то, что мы были очень голодны, я смогла осилить лишь треть этой гигантской порции – то, что осталось, палестинцы любезно завернули в термостойкую упаковку.

 

И вот мы возвращаемся в Иерусалим. На границе двое служащих с автоматами наперевес проверили паспорта и отпустили нас с миром. Молчаливо встретил нас временно вымерший город. Мы пришли в хостел, подписали коробку с едой и довольные, что утром перед новой поездкой в Палестину нас ждет отменный завтрак, отправились спать.

notscribbler.tilda.ws/day4
5
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.