Африканские заметки или прорыв под Кисуму. Часть 1

- Джамбо
- Хауюдуинг
- Снорклинг тумору?
- Айм ёр кэпитан

Хочется закрыть уши, глаза и бежать как можно дальше с этого острова - резервации подгоревших тел туристов и красивейших пляжей. Они здесь действительно невероятные (пляжи конечно). Как и Индийский океан - теплый, голубой, завораживающий.

 

Занзибар. Притягательный, далекий. Такой долгожданный. Хотеть сюда начинаешь с детства. Всем же читали Маршака? Вот и мне читали. И картинки эти крепко засели в моей голове. В ней вообще много чего сидит. Больше чем я бы хотел.

- Привьет
- Снорклинг тудэй?


Насчёт снорклинга я уже смирился, но слушать сотни раз "привьет" в течение дня я не подписывался. На второй день отдыха, мы с друзьями признались друг другу, что каждый испытывает какое-то робкое чувство повинности что ли. То есть вот тебе океан, райский пляж, холодное пиво. Что же тебе еще надо, неблагодарная ты рожа. А надо-то нам всего-то ничего - трэшачка Бангладешского, грязюки Индийской, а может и чокнутого пограничника Мьянмарского.


К счастью, за две недели мы кое-чего увидеть все-таки успели. Африканского такого. Настоящего.



Мысли поехать в Африку появились в наших головах достаточно давно, но как-то не складывалиось – в основном были заняты изучением Азии. В какой-то момент было решено, что мы морально созрели и проведем следующий отпуск на Черном континенте. В первой поездке в Африку решили не жестить и отправиться в наиболее туристические страны восточной части континента. Правда тогда мы еще не знали, что и там можно найти приключения.




Наиболее оптимальными оказались билеты а/к Etihad Москва-Найроби Дар-эс-Салаам-Москва с пересадкой в Абу-Даби. Поэтому маршрут сложился вокруг озера Виктория против часовой стрелки. Большинство же отчетов были как раз по маршрутам в обратную сторону, что внесло некоторые трудности при планировании. Маршрут получился таким: Автобусом Nairobi – Kampala (пересечение границы Кении и Уганды в Busia); на авто до Entebbe; паромом до Kalangala и обратно; автобусом из Kampala до Gisenyi (Руанда); паромом до Kibuye; автобусами до Gitarama и далее в Butare и национальный парк Nyungwe; на мототакси до границы с Бурунди; авто до Бужумбуры; перелет до Дар-эс-Салаама и паром на Занзибар и обратно. Из Бужумбуы до Дар-эс-Салаама рассматривали разные варианты перемещения, включая поезда. По найденной информации, расписание его очень условно. Время отправления и прибытия варьируется в рамках 24 часов. К сожалению, поджимающие сроки не позволили нам надеяться на поезд. А жаль, поездка наверняка выдалась бы колоритной.




Кения, пожалуй, является одной из самых известных и популярных у туристов стран в Африке. Здесь находится множество национальных парков, самый известных из которых Масаи Мара. О нем, наверное, слышал даже далекий от путешествий человек. Здесь наравне с танзанийским Серенгети снимается большинство фильмов National Geographic. Когда ты слышишь слово «сафари» воображение сразу рисует картину, где ты в пробковом шлеме, брюках цвета слоновой кости и с ружьем наперевес мчишь по бескрайним просторам саванн в поисках семьи львов. А вокруг в ужасе разбегаются стада антилоп. Практически так и происходит, кроме того, что помимо тебя ездят еще десятки джипов с туристами, которые на зуме пытаются сфотографировать хоть что-то, а по вечерам пьют бокальчик вина в лодже, представляя себя покорителями Африки. Нас же такое не очень привлекает, тем более, когда мы увидели минимальные цены на трехдневные сафари в Масаи-Мара. Поэтому мы решили ограничиться национальным парком Найроби – он находится прямо в городе, в нем тоже много разных животных, а стоимость куда дешевле.




Волею судеб оказалось, что в Найроби уже много лет живет бывшая одноклассница одного из нас и она нам очень помогла. Во время первой прогулки по городу она рассказывала истории про Кению, особенности жизни и много всего интересного, например, про последние выборы президента.
В октябре 2017 в Кении состоялись очередные президентские выборы, на которых победу с результатом 98,3% одержал действующий президент Ухуру Кениата. Оппозиционный кандидат Раила Одинга с результатами выборов не согласился и призвал своих сторонников к протестам. Беспорядки прошли в ряде городов Кении – Найроби, Момбасе, Кисуму (родине Одинга, где он имеет сильную поддержку) и других районах страны. Дальше это все развивалось по нарастающей – с захватом национального ТВ и всего такого. Но в феврале 2018, когда мы были в Кении это все было в прошлом и в стране было спокойно. По крайней мере мы так думали.


Вечером заглянули в местный бар. Там в полнейшей темноте местные пили пиво. Стараясь не привлекать внимания (трое белых в этом заведении такие незаметные ага) сели в углу и заказали картошечки фри и пиво. Принесли нам две сковородки холодной жаренной картошки. Решив, что она похожа на вчерашнюю, перекрестившись, поели. Вообще, в этой поездке было слишком много картошки, но об этом мы узнаем позже.


На следующий день с утра мы поехали Парк Найроби, по дороге заехав на ферму к жирафам и к слоникам-сироткам.

 

Наверное, сложно назвать нашу поездку по парку сафари в общепринятом смысле слова, но нам понравилось. Очень любопытно видеть зверей в их природной среде обитания, а не в зоопарке. Оказалось, что носороги просто огромные и встреча с ними не сулит ничего хорошего. Поэтому, когда самка с детенышем обратила на нас внимание и начала двигаться в нашу сторону, мы решили не испытывать судьбу и ретировались. За не продолжительное время мы увидели антилоп, бородавочников, буйволов, семью носорогов, зебр, жирафов и много кого еще.


 

Вечером поехали на автостанцию. Мило пообщавшись с приятной кассиршей-хохотушкой купили билеты на автобус компании Easy Coach до Кампалы.
В 7 утра на автовокзале среди толп снующих людей нас ждал довольно комфортабельный автобус, в котором нам предстояло пережить массу эмоций и даже пару раз попрощаться с жизнью.

Спустя некоторое время после выезда из Найроби, остались позади столичные трущобы и вид за окном изменился. Мы проезжали чайные плантации с одинаковыми домиками для работников, ухоженные деревни – в общем Кения производила крайне приятное впечатление. Мысленно я уже набрасывал пост для соц. сетей о том, как нам понравилось в Кении.



Ближе к обеду автобус остановился, и мы заметили на противоположенной обочине автобус Easy Coach с разбитым стеклом. Наш водитель вышел разузнать что да как, а в автобусе тем временем сделалось смятение. Люди начали очень активно что-то обсуждать. По их словам, дорога по которой мы ехали была небезопасной – она была заблокирована оппозиционерами. Тем временем, автобус поехал дальше, и мы двигались навстречу неизведанному.




На обочине стояло много машин, автобусов. Движение замедлилось, и мы остановились возле полицейского блокпоста. Дорога дальше была закрыта шлагбаумом, а дальше могли проехать только автомобили на бампер которых были привязаны ветки. Как потом выяснилось, это было что-то типа символа протеста и так протестующие отличали своих от чужих.




С противоположной стороны приехал грузовик с военными, которые привезли на блокпост кого-то из протестующих. До шлагбаума их проводили вооруженные автоматами люди, которые при этом громко улюлюкали. Дальше они не поехали и стало понятно, что ТАМ их территория, а ЗДЕСЬ нет. Пока еще ситуация не казалась какой-то из ряда вон входящей, и мы не сильно переживали. На территории базы под навесом сидело с десяток военных. Со второй попытки мне удалось привлечь их внимание и на мой вопрос «Не подскажите, как пройти в библиотеку?» мне отрядили провожатого в виде здоровенной тетки с Калашниковым под мышкой. Она проводила меня на задворки базы в деревянную будочку и там охраняла мой покой (хорошо, что снаружи). Тот еще опыт, скажу я вам.




Тем временем прошел слух, что сейчас нам выделят сопровождение и мы сможем проехать дальше. Никакого эскорта мы не дождались, и водитель принял решение ехать дальше. Это был первый раз, когда мы подумали, что с нашим Рэмбо что-то не так, поскольку все остальные автобусы не решились ехать и стояли на месте.


Как и ожидалось, дорога впереди была заблокирована толпами агрессивно настроенных граждан. Они окружили автобус, скандировали лозунги и в целом, обстановка накалялась. Водитель же пытался ехать дальше, что только разогревало протестующих. В автобусе стало очень оживленно и нервно. Особо активные пассажиры вступали в переговоры, показывали неприличные жесты в форточки, чем только ухудшали ситуацию. В итоге мы развернулись и поехали обратно к блокпосту. Нас догоняла карета скорой помощи с включенной сиреной и когда она поравнялась с нами, мы увидели, что там никакие не врачи, а люди с автоматами. Они призывали водителя остановить автобус. И тут впервые стало по-настоящему страшно. Мы не знали, станут ли они применять оружие. Тем более, что могло хватить и одной автоматной очереди, чтобы сделать эту поездку последней в нашей жизни. Скорая обогнала автобус, и мы услышали хлопок – было похоже на выстрел. Все начали кричать, дети плакать, тётка на соседнем кресле спряталась под него и начала молиться. Нам стало понятно, что вечер перестает быть томным.




К счастью, скоро мы доехали до блокпоста. Все пассажиры разделились на два лагеря: первые хотели поехать в Кампалу другой дорогой, вторые хотели вернуться в Найроби. Но все сходились на том, что этой дорогой мы не поедем ни за какие коврижки. К нам подошел чувачок с нашивками какого-то международного фонда и сказал, что так как мы белые туристы, то нас здесь приютят и не дадут в обиду. Кстати говоря, все сильно извинялись, и говорили в один голос, что в Кении такого не бывает и им жаль, что наше впечатление об этой стране будет испорчено этим инцидентом. Время шло, ситуация оставалась прежней, и мы уже подумывали вернуться в Найроби и перекроить маршрут поездки. Здесь пришла информация, что нам дадут-таки военный эскорт и мы сможем проехать. Все стали загружаться в автобус. Внутренний голос говорил мне: «Эй, приятель, не делай этого. Возвращайтесь в Найроби, там что-нибудь придумаете». Но я его не послушал. У нас же была военная охрана, вооруженная автоматами и все такое. Нас не дадут в обиду. Угу, ты в Африке, парень. Ни на кого не надейся.


Действительно, нас сопровождало два джипа с охраной, и мы немного успокоились. Доехали ровно до того же места что и в первый раз и остановились – начались переговоры. Но они не увенчались успехом. После чего наши доблестные правоохранители развернулись и уехали. Мы опять остались один на один со всеми этими нехорошими людьми. Водителю удалось прорваться, и мы стали быстро удаляться от них. Но выдыхать было рано. Дорога шла через деревни, которые переходили одна в другую и везде нас ждал такой же горячий прием. В окна летели камни, начали сыпаться стекла. Мы легли в проходе, закрывая головы рюкзаками. В какой-то момент я поднял глаза и осмотрел всю эту картину. Сзади меня женщина кормила ребенка грудью, соседка продолжала молиться под сиденьем и плакать, на голову моей подруги взгромоздилась чья-то дородная попа. Так мы и ехали. Видишь толпу впереди – наклоняйся и закрывай голову. Позже, на своем сиденье я обнаружил камень, который влетел в наше окно. Одному Богу известно, чем бы это закончилось, не решив мы лечь в проходе. Какие только мысли не приходили в голову в этот момент.
Были моменты, когда во время очередной атаки подумалось, что живыми мы отсюда не выберемся.


В очередной деревне нас снова остановила орущая толпа. Где-то вдалеке горел грузовик. Мы были вынуждены покинуть автобус, потому что, по словам наших попутчиков, в нем было опасней. Мы осознали, что находимся в кенийской деревне где-то по дороге в Кисуму, вокруг толпится народ, вооруженный кто палками, кто автоматами. Мы не можем ехать ни вперед, ни назад. Солнце клонится к закату, а оставаться ночью в этом месте совсем не хотелось. Тут подумалось, не пора ли звонить Лаврову. Он, конечно, скажет нам дебилы, б…, но все равно спасет. Попутчики предложили нам поехать на мототакси, типа вы белые и вас не тронут. Но честно говоря, мы думали иначе. Находиться со всеми вместе казалось все же безопаснее. Спустя минут 30 мы опять залезли в автобус и поехали дальше. Для нас так и осталось загадкой как водитель принимал те или иные решения. В итоге нам удалось прорваться в Кисуму, там на автостанции нам заменили автобус, и мы выдвинулись в сторону границы. Сидеть возле окна было по-прежнему страшно. Каждый стук за окном воспринимался как очередной налет. Более или менее расслабиться удалось только после пересечения границы с Угандой.


В Кампалу приехали в 3 утра. Автостанция быстро опустела, и мы остались втроем на пустой площади вокзала, обнесенной колючей проволокой и с вооруженным охранником на воротах. Что делаем? Надо же как-то добраться до отеля. Выглянув за ворота, мы увидели пустую улицу и редкие огни города вдалеке. На нашу удачу подъехала машина, водитель которой подбросил нас до отеля. Договорились, что на следующий день он отвезет нас на паромную станцию.


Стоит ли описывать как мы были рады, что этот длинный и безумный день подошел к концу. Тут нам пригодился и виски из дютика, и конфеты которые предназначались африканским ребятишкам. Нам это все было нужнее.




Наше пробуждение сложно назвать приятным – отсутствие сна и наличие виски давало себя знать. Порадовал завтрак – он шел в подарок к заказу кофе. Интересная бизнес-модель, нам понравилась.


Позвонили таксисту – она сказал, что не сможет нас забрать, но прислал своего друга, который уже ждет нас внизу. Ок, нам в принципе все равно. Мы же не знали, что друг окажется чудаком. Куда едем? На пирс. Загрузились. Поехали. Метров 50. Заглохли на первом же перекрестке. Бензин, говорит, закончился. Оттолкали машину до заправки. Поехали. Метров 200. Заглохли – аккумулятор сел. Фэйспалм. Подкурили и, наконец выехали. До отправления парома чуть больше часа.


На въезде в Энтеббе уточняет: «В аэропорт же едем?» Да нет же, на пирс. Ок. Едем дальше. По навигатору смотрю – едем-таки в аэропорт. «Парень, нам на пирс» - уточняем в десятый раз мы. Все это время пытаюсь подсказать ему дорогу (в 21 веке это возможно), но он упрямо везет нас не туда. В итоге с помощью навигатора и такой-то матери примчали на пирс за 2 минуты до отправления парома. Успели.




На верхней палубе парома отметили пересечение экватора. Озеро Виктория оно такое большооое. Второе по величине пресное озеро в мире. Глядя на такую красоту и не скажешь, что оно находится в сильной экологической опасности, а по информации нарытой в интернете, купаться там и вовсе нельзя. Воды заражены шистосомозом – тропическим паразитарным заболеванием. Страшное вообще дело, рекомендую погуглить. Путь мы держали на остров Калангала. Там мы в обстановке красоты и спокойствия предались приятной лени и перевариванием минувших в Кении событий. В озере, впрочем, я искупался. Ну не мог не искупаться, несмотря на дохлых птичек на берегу.


 

По возвращении с островов нас встретил все тот-же чудо-водитель. Договорились по цене и поехали на Экватор. После множества переходов из Северного полушария в Южное и обратно, хотели было возвращаться в Кампалу. Но тут водитель решил, что хочет больше денег и пришлось провести несколько раундов переговоров, которые в конечном итоге увенчались успехом. Вот воистину таксисты они и в Африке таксисты. Все бы им тебя раскрутить на подороже.


 

А еще водитель сделал наше лучшее совместное фото.



Как это ни странно, приехали мы на нужную автостанцию с первого раза. Погрузились в автобус и осмотрелись. Рядом со мной сидел старый дед. С ведром. Я не знаю, что было в этом ведре, но запахи были такие, что хотелось плакать. Открытое окно никак не помогало. В Кампале настолько плотный смог, что его можно увидеть и даже капельку осязать. Дышать было совершенно нечем. Нас окружал плотный запах Уганды. К счастью, часа через полтора мы наконец-то выехали из города и дышать стало легче. Сиденья были узкими и неудобными, поэтому поспать совсем не удалось.




Продолжение здесь.
1
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.