A world apart - Part II

Балансировать на высоте трёх метров с гружёным велосипедом по тонким балкам разрушенного моста куда безопаснее, чем прыгать с ним же по головам крокодилов, уже поджидающих неуклюжую жертву внизу...

Начало истории здесь.

Утро началось с горочки. А, как говорится в похоже, как утро встретишь, так день и проведёшь. Дождь не прекращался всю ночь, поэтому дорогу сильно развезло.



Ещё дома, “готовясь” к поездке (просматривая карту и намечая контрольные точки маршрута), я думала о последствиях сезона дождей. Но вовсе не о чуме, как вы уже, наверное, догадались. Больше всего я опасалась за размытую дорогу, за уровень бродов, которые могут встретиться в пути, и особенно живность, которая обитает в этой мутной воде.

 

Впрочем, сегодня мне повезло – каждый брод был оснащён мостом!



Не могу сказать, что передвигаться по нему было безопаснее, чем по воде (особенно с гружёным велосипедом), однако балансировать по тоненькой балке на высоте трёх метров куда безопаснее, чем прыгать с ним же по головам крокодилов, уже поджидающих неуклюжую жертву внизу…



Два дня я не видела ни единой машины, от чего мне не давал покоя один вопрос: как же туристы добираются до национального парка, в который я держу путь, на машинах?! Река слишком глубока для брода, а мост и вовсе не предназначен для какого-либо транспорта – ни для механического, ни для гужевого! И лишь под конец второго дня я увидела ответ своими глазами. Дерево на острове такое дорогое, что никто не занимается ремонтом дорог. Однако водителям отсутствие мостов не помеха – они приспособились возить их с собой! Во время дороги до́ски (части мостов) служат сиденьями для пассажиров, но как только дело доходит до препятствия, пассажиры тут же выпрыгивают из кабины, переходя мост по балкам пешком, а водитель укладывает эти “сиденья” поперёк оставшихся дрёвен, сооружая самую неустойчивую конструкцию моста в мире, и спокойно проезжает по ней… Как только машина оказалась на том берегу, водитель шустро собирает все балки и складывает их в том же порядке, в котором они лежали до моста, пассажиры запрыгивают внутрь и машина продолжает путь – на всё уходит не более 10 минут! Местные жители работают так слаженно, что остаётся только диву даваться – я с одним велосипедом трачу на такое препятствие больше 15! Пока разгружу велосипед, перенесу вещи в три ходки, да нагружу снова, пройдёт не меньше четверти часа… А главное перед мостом надо дождаться, чтобы никого рядом не было – иначе вещи на другом берегу могут вас просто не дождаться!



По пятам бежали детишки, но догнать им меня было не сложно – по такой дороге держать большую скорость, да ещё и в горку, не получалось никак. Впрочем, детишки не пытались обидеть – они бежали из чистого любопытства (или просто делали зарядку :)). Зато взрослые проявляли куда бо́льший интерес. Понимая, что я держу путь в национальный парк, все жители окрестных деревень предлагали услуги гидов. И не важно, что они кроме малагасийского ни на чём говорить не умеют – подзаработать хочется всем. Я всячески отбивалась от подобных предложений и уверенно продолжала путь в парк.



Я словно эстафетная палочка, которую нельзя ронять, чтобы команду не сняли с дистанции: если мадам идёт одна, то это говорит не об её самостоятельности, а в плохом сервисе – её просто плохо “окучивали”, и значит, всех гидов надо менять.

По официальным данным вход в парк стоит 45 тысяч ариари, услуги гида – ещё 20 тысяч. Я попросила тётушку на въезде в парк (в дальнейшем её буду называть, как и все местные, просто “мадам”) показать официальную бумагу, где говорится, что “вход без гида запрещён”, но та не смогла – бумаги просто нет! Я в очередной раз протянула ей 45 тысяч ариари, но продавать билет без гида она отказалась. “Не хочешь, как хочешь”, – сказала я ей и, не желая больше тратить время на пустой разговор, погнала в парк. Не зря же я сюда так долго ехала?! Тётушка что-то очень громко кричала в след, но, разумеется, бежать не стала.

 

Однако через 15 минут меня догнал очередной местный парень на ржавом велосипеде и начал канючить: “В парке без гида нельзя. Я есть тот самый гид. Давайте деньги, я отвезу их мадам на входе в парк, а потом вернусь и сопровожу Вас дальше.” И никакие мои “заплачу за билет на обратном пути” не срабатывали. Прилип, как банный лист – плетётся за мной уже 20 минут и нудит, мешая наслаждаться отдыхом. “Ок, - говорю, - я заплачу через тебя входной билет, но денег на гида у меня нет. И не появятся до конца пути. Если хочешь, можешь поехать со мной, но денег за это от меня ты никаких не получишь. Согласен?” Тот кивает головой. “Сколько, говоришь, стоит билет в парк?” – проверяю я “гида” на вшивость. “54 тысячи ариари.” “Прости, я не очень разобрала твой английский. Можешь написать на земле?” Тот берёт палочку и выводит на земле “54”. Ну что, проверку на вшивость гид не прошёл… Говорю, что знаю реальную стоимость билета, на что тот тут же начинает оправдываться, “мол, просто циферки перепутал”. Предложение, что “сейчас дам 20, а на обратном пути - оставшиеся 25” его тоже не устраивает. Проходит час, а этот мальгаш продолжает добивать меня, сводя на нет все положительные впечатления от поездки. В конце концов, я сдаюсь, и отдаю ему все 45 тысяч ариари. Он хватает деньги и мчится назад, к мадам. Понимаю, что деньги канули в Лету. Но хотя бы никто больше не пристаёт и не канючит… Однако, счастье длилось недолго. У мальгашей нет наручных часов, но биологические-то никто не отменял! Проделать путь туда-обратно, на который у меня (пусть и на гружёном велосипеде) ушёл час, за 15 минут, не очень правдоподобно. Но план начинал срабатывать – жадный парень клюнул на мою удочку. Спрашиваю, где билет. А тот: “Мадам без гида билет не продаёт.” И денег, разумеется, нет: “Я их оставил у мадам”. Как раз в это время я добираюсь до конца дороги и понимаю, что дальше идти надо пешком. Договариваюсь с местными жителями, оставляя у них на свой страх и риск за 5000 ариари велосипед с вещами, и иду пешком.



Люди преследуют по пятам! Стоит отстать одному “проводнику”, как прилипнет другой. Я словно эстафетная палочка, которую нельзя ронять, чтобы команду не сняли с дистанции: если мадам идёт одна, то это говорит не об её самостоятельности, а в плохом сервисе – её просто плохо “окучивали”, и значит, всех гидов надо менять. Благо, в какой-то момент времени вся деревня посчитала, что за мной идёт проводник, поэтому навязывать свои услуги перестала. “А может, от него и есть польза?” – подумала я и продолжила подниматься в гору, перескакивая по камням через мутные потоки горных рек.



Добралась до пустой туристической парковки прямо перед входом в лес и уткнулась в “ларёк” с лимонадом и сигаретами для туристов. “Банный лист” попросил одолжить 1000 ариари на сигаретку. Говорю, что курить вредно, и отрицательно киваю головой, понимая, что и этих денег я больше никогда не увижу. Тогда он берёт баночку горячей Фанты за 3000 ариари и начинает пить. А тётушка-продавщица тут как тут: “Твой гид – ты и плати!” Такого хамства, честно говоря, я от мадагаскарцев не ожидала. Не знаю, от чего бы он больше получил вреда (от сигаретки за 1000 ариари или Фанты за 3000), но я точно пока была не в плюсе… И беда в том, что даже в лесу посреди национального парка живут люди и пройти в него незамеченным просто невозможно! Так и тут меня не пускали, пока я не отдам 3000 ариари за выпитую “моим гидом” Фанту.

 

“Банный лист” не смылся ни водопадом, ни проливным дождём – так и шёл за мной, до последнего надеясь заполучить 20 тысяч ариари, а я лишь спасала неторопливых хамелеонов с неприметными пауками из-под ног этого мечтателя, да несла опустошённую банку из-под Фанты…

 

День подходил к концу и я решила довести игру, которую он затеял с утра, до конца, претворяя свой рисковый план в жизнь. На подходе к деревне я ему говорю:
- Скажи честно, ты правда отдал деньги за билет мадам на входе в парк?
- Да. Честное слово, у меня их больше нет!
- Хорошо. Тогда давай так. Я готова заплатить тебе 20 тысяч ариари за услуги гида, но при одном условии. Прямо сейчас ты возвращаешься со мной ко входу в парк. Если деньги и правда у мадам, то я отдаю тебе обещанные 20 тысяч. А если денег у неё нет, то я вызываю полицию. К слову, она и сейчас знает, где я. Мне достаточно нажать на эту кнопочку, - блефую я, держа руку на кнопке меню навигатора, - полиция тут же поймёт, что я в беде, и примчится за доли секунды!



Тут темнокожий проводник начал побледнеть. Откуда не возьмись, у него в руках оказались 45 тысяч ариари, причём моими же купюрами (одна из них была “меченной”)! Требовать обратно 3000 за Фанту не стала – пусть это останется на его совести. Это не первая африканская страна и не первый проводник на моём пути, но такого, как тут я не встречала ещё нигде. Я понимаю, что в стране, более половины населения которой живёт на $5 в день, каждый ищет способы подзаработать. Но даже это можно (и нужно!) делать честно. Поэтому “проводник” остался с носом. И испорченным Фантой желудком.)



Впрочем, это была самая неприятная история на Мадагаскаре, о которой я хочу поскорее забыть. Наказать плута мне удалось – план сработал. Однако очень быстро начинало темнеть, и разбивать лагерь было негде – разъярённый “проводник” мог прийти в ночи и отомстить.
В этот момент я вернулась за своими вещами – те были в целости и сохранности! Никто не обкатывал велосипед и даже не пытался заглянуть в рюкзак за долгие часы моего отсутствия. А хозяйка оказалась такой хорошей, что предложила заночевать прямо у них! Прознав про “белую мадам”, которая сегодня останется ночевать в деревне, сбежалась вся ребятня. И вроде бы, по роду деятельности, мне не свойственно бояться детей, но такого количества деток, жаждущих “общения”, я не ожидала! В эту поездку, как и во все остальные, я, конечно же, захватила полчемодана конфет, но ими долго малышей не занять. Пришлось придумывать что-то ещё. Хорошо, что у меня с собой была обычная белая бумага (для заметок). Нарезав из неё маникюрными ножничками квадратов, я вышла на улицу и стала делать вместе с детьми лягушек. Цветные карандашики я тоже с недавнего времени вожу с собой.))

 

Так что вы думаете?! Прибежали даже взрослые! Старшие дети помогали не только младшим, но и только что присоединившимся взрослым! И к вечеру почти у каждого жителя деревни появился новый бумажный друг. :)



Я даже хотела устроить настоящий лягушачий запрыг, однако дождь помешал моим планам, и мы с детишками разбежались по домам. Хозяйка дома в это время приготовила ужин и угостила им меня: на тарелке лежала порция абсолютно пресного риса и солоноватые овощи, больше похожие на водоросли. Честно признаюсь, я уже не помню, когда ела последний раз рис без соевого соуса, поэтому эту кашу впихивала в себя с трудом (соль в поход я взять забыла). И прямо посреди трапезы с криками “Help! Medicine!” ко мне приводят мальчика лет семи. Тот держит руку за спиной и только в самый последний момент показывает её мне. От первого взгляда рис, который с таким трудом впихивался внутрь, чуть не полез назад. Сначала я даже подумала, что половины пальца просто нет! Но потом пригляделась – всё в порядке. Просто оооочень глубокий порез. Взяв себя в руки и стараясь больше не думать о еде, я обработала рану и остановила кровь. Надо отдать должное ребёнку – он даже не пискнул! В то время как я, едва сдерживалась, глядя на оторванный кусок мяса…



1
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.