«Штандарт». История одной мечты

— Слушай, Базин, у тебя есть мечта?

— Какая мечта?
— Ну, о чем ты мечтаешь в жизни?
— У меня мечта — пальто купить.
— Ну что это за мечта... <…> На, носи на здоровье.<...>
Носи и мечтай о чем-нибудь великом.

 

К/ф «Курьер»

 

 

 

Исторические парусники. Кто и для чего их строит

 

 

История создания фрегата «Штандарт» — это история одной мечты: построить корабль и уйти в море. Вот так — ни больше ни меньше!

 

Представьте. 1994 год. В стране разруха. Многие граждане из инженеров и программистов превратились в челноков, а группа мечтателей — Владимир Мартусь, Дмитрий Рябчиков, Александр Фролов сотоварищи — закладывают в центре Санкт-Петербурга копию первого корабля Балтийского флота — фрегата «Штандарт», построенного по указу Петра I в 1703 году. В советские годы традиции такого судостроения были почти утеряны, и, как в петровские времена, за опытом пришлось ехать к тем же голландцам, где эти традиции, по счастью, никогда не прерывались. Через шесть лет «Штандарт» был спущен на воду, и вот уже 17-й год бороздит моря под российским флагом.

 

Тут, пожалуй, стоит немного рассказать вообще о подобных кораблях. За рубежом отношение к большим парусным судам (tall ships), так скажем, трепетное: их, несмотря на значительный возраст, активно эксплуатируют, всячески поддерживают, полагая, что только так можно сохранить свое морское историческое наследие. Самый старый из парусников, остающихся сегодня на плаву, — фрегат Constitution, который до сих пор входит в состав ВМС США, хотя ему уже 219 лет. Он считается музеем, тем не менее иногда даже совершает выходы в море.

 

 

В Англии, Франции, Дании, Швеции, Норвегии немало парусников, чей возраст перевалил за столетнюю отметку, и там это не воспринимается чем-то совершенно исключительным. Причем большинство из них являются учебными кораблями, на которых традиционно проходят практику будущие военные, гражданские моряки и даже курсанты летных училищ. И это не просто дань традиции — служба на паруснике никогда не была простой, и для курсантов это проверка на прочность, приобретение навыков адаптации в коллективе в экстремальных условиях. После нескольких месяцев в море становится понятно, не был ли выбор ошибкой. У нас тоже есть небольшой учебный парусный флот — барки «Крузенштерн» и «Седов» (фоторепортаж о кругосветном путешествии на барке «Седов»), постройки начала века, попавшие в СССР по репарации после Второй мировой войны. Остальные отечественные парусники являются судами уже современной постройки.

 

Но есть еще одно направление, пожалуй, наиболее интересное на мой взгляд, — историческое судостроение. Берутся старые чертежи исторического корабля, и с соблюдением старых технологий строится аутентичная реплика. Ну или почти аутентичная — поскольку такие суда, как правило, оснащают современными средствами навигации, радиосвязи, спасения. А еще холодильниками, плитами и стиральными машинами. Как правило, ставят и двигатели, но поскольку цель создателей таких судов все же ходить под парусами, то двигатели используются в основном для маневрирования в порту, при заходе и выходе.

 

 

Таких кораблей единицы, и «Штандарт» — один из них. Кстати, иначе как кораблем я «Штандарт» назвать не могу — он хотя сегодня и является судном гражданским, но строился как реплика боевого корабля. И даже пушки стреляют, в чем я впоследствии лично убедился при заходе в порт Виго.

 

Исторические парусники иногда строят специально для съемок исторических фильмов, а чаще всего используют уже существующие. Компьютерная графика — это, конечно, круто, но живой, деревянный корабль в кадре куда как круче и аутентичнее любой самой продвинутой графики. Древнерусские боевые парусно-гребные лодьи, копии английского и турецкого военного флота, верейки, кижанки, джонки — историческое деревянное кораблестроение возрождается в Карелии на частных верфях. «Моя Планета» писала об этом в статье «Пять капитанов».

 

 

Зачем людям море

 

 

Зачем люди ходят в море? Большинство за романтикой, я и сам не исключение — когда-то стал яхтенным капитаном, начитавшись Джека Лондона, Жюля Верна и Валентина Пикуля. И, надо сказать, за многие годы сумел удовлетворить свою страсть к путешествиям под парусом. Мы — выросшие дети, которые всеми силами стремятся продлить те времена, когда были просто беспричинно счастливы. Яхта — это один из способов вернуться в счастливое детство.

 

Но tall ships — это вообще отдельная история. И если на яхтах мне приходилось ходить одному, то здесь это в принципе невозможно. Что меня затянуло в плавание на «Штандарте»? Вероятно, любопытство — хотелось понять, что представляла и представляет жизнь на таком корабле изнутри. А еще взглянуть на тех, кто приезжает на «Штандарт» на отдельные этапы, провести некое личное наблюдение и исследование. Кто эти люди в обычной жизни, чем дышат, что их влечет? Вопросы прямо по Лермонтову: «Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?»

 

А все началось со звонка моего друга и коллеги Сергея Башинского, который как раз занимается организацией необычных морских приключений: собирайся, нас приглашают на борт фрегата «Штандарт», прогуляться по осенней Атлантике.

 

 

Надо сказать, что Атлантика осенью — это не совсем то место, для которого подходит понятие «прогулка», а Бискайский залив — и тем более, не зря моряки зовут его Злой Бискай. Но думать времени уже не было, и через пару дней мы летели во французский Бордо. «Штандарт» стоял у городской набережной, прямо в историческом центре города. Мелкий дождик, которым нас встретил Бордо, несколько смазал впечатление, но, как мне показалось, никак не повлиял на интерес к «Штандарту» со стороны горожан — на понтоне стояла мокрая очередь из желающих попасть на борт. Таять она начала лишь в сумерках.

 

К вечеру следующего дня на борту собрались все, кто должен выйти в море. А ночью, с отливом, в мутных водах Гаронны фрегат вышел в Бискайский залив, и началось мое близкое знакомство с кораблем и его экипажем.

 

 

Фрегат «Штандарт». Жизнь изнутри

 

 

«Штандарт» действительно можно назвать репликой, поскольку еще при закладке была сформулирована базовая концепция — создать корабль, максимально конструктивно близкий к своему древнему родственнику. По замыслу создателей фрегат должен быть аутентичен настолько, насколько это возможно. Отказались даже от ламинирования подводной части корпуса, хотя именно такое решение приходит на ум для сохранения обшивки от воздействия воды и прожорливых червей. Ламинат действительно способен решить часть проблем, но от гниения дерева изнутри не спасает.

 

Управление парусами происходит точно так же, как и при Петре, в начале XVIII века. Никаких современных средств, электролебедок и прочих излишеств, применяемых в яхтенной индустрии. Управление парусами руками и все теми же банальными «веревками» — правда, они хоть и выглядят так же, как 300 лет назад, но сделаны из материалов синтетических и потому не гниют. Но мозоли набивают все так же, даже еще лучше, можете мне поверить. Видать, с непривычки…

 

Лучше ли койка гамака — не скажу, поскольку все зависит от размера ее обитателя и волнения моря: если качает, то бьешься от борта к борту и сны видишь соответствующие

 

Внутри корабль выглядит почти как оригинал, но комфорта все же больше. Относительно большой камбуз, электроплита, холодильники способствуют тому, что несение вахты по камбузу не превращается в сплошные страдания. Да и готовить приходится всего на 36 человек. Это немного, если вспомнить, что в 1703 году экипаж «Штандарта» состоял из полутора сотен душ! Я, честно говоря, побывав на судне, не представляю, как они на таком пространстве существовали. Понимаешь хоть в какой-то степени, как нелегка была морская служба 300 лет назад.

 

 

Постоянный экипаж размещается в небольших каютах, все прочие, включая и меня, — на небольших койках и гамаках. Гамак он и в Африке гамак: лежишь себе, покачиваешься в такт волне и оживаешь лишь, когда кто-то в потемках ищет в тебе точку опоры. Лучше ли койка гамака — не скажу, поскольку все зависит от размера ее обитателя и волнения моря: если качает, то бьешься от борта к борту и сны видишь соответствующие.

 

Впрочем, все это не так важно — к исходу третьего дня плавания ты перестаешь придавать значение многому, в частности комфорту спального места. Один вид приближающейся к лицу подушки лучше всякого снотворного погружает в «страну вечной охоты». Если ночная вахта была нервной — долгий и изнурительный сон гарантирован.

 

Продолжение следует…

9
Комментарии
Georgy Kalyakin
2
Спасибо за рассказ. В парусных судах есть что-то магическое... В свое время я увлекался моделированием - строил копии парусных судов. Изучать мини кораблестроение приходилось по фотографиям, старинным рисункам, видео роликам. А вот ходить под парусами на настоящем парусном судне, мне так и не довелось....
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.