Главное приключение лета: по норвежскому Заполярью на яхте

Ведущий «Моей Планеты» Алексей Никулин рассказывает о яхтенных приключениях в стране троллей и фьордов.

 

— Простите, мы заблудились, как пройти в порт?

— А вы откуда?

— Мы из России.

— Тогда налево…

 

Часть 1. Зачем нам берег норвежский

 

 

Если вспомнить самые главные книги моего детства, то они по большей части были именно о морских приключениях — из них в мой детский мир прилетал ветер дальних странствий. А все, чего не мог дать мне Джек Лондон и городская реальность, дорисовывало мое богатое воображение. Оно и сейчас остается основным источником моей непоседливости.

 

Яхтинг — штука, привлекательная во многих смыслах: он способен подарить морскую романтику во всей ее красе. Чуть больше двух часов лета, скажем, до Афин, и утром вы уже выходите в море в компании таких же романтиков.

 

Средиземка много лет назад проложила мне короткий и наиболее рациональный путь к реализации детской мечты. Идея же яхтенного похода за полярный круг стала очередным поиском смысла моих приключений.

 

 

Реализуя мечту, мы только и успевали совершать открытия. Так, оказалось, нельзя спланировать поход по Норвегии всего за два-три месяца до его начала. Чартерный флот за полярным кругом весьма ограничен, и, чтобы восхититься красотами Лофотенского архипелага или Тролль-фьорда в июле, бронировать лодку следует не позже сентября. Неожиданностью явилась и стоимость аренды яхты, которая в среднем была в два раза выше, чем, например, в Хорватии или Греции, — €5000 за парусную яхту 45 футов (четыре каюты на восемь человек) в Тромсё против €2500 в Афинах. Впрочем, Норвегия — страна, в принципе, не дешевая, и даже в этом случае яхтенный поход казался нам наиболее разумным, познавательным и… бюджетным способом исследования северных красот.

 

 

Надо сказать, далеко не все яхтсмены любят здешнюю непростую навигацию. По данным компании, отвечающей за бронирование судна, повреждений яхт, связанных с навигационными ошибками, у них хватает. А потому при бронировании здесь просят предоставить копии капитанской лицензии и подтверждение плавательного ценза, а именно: предыдущий опыт и пройденные мили.

 

В душе каждого из нас живет романтик, скептик и экономист, а побеждает тот, кого ты кормишь. Мы с Филом (Денис Филиппов — шеф инструктор яхтенной школы Seacharter, мой друг и товарищ по яхтенным приключениям) романтики и, разумеется, от мечты не отказались. Лодки мы заранее забронировали и оплатили почти за год до путешествия. Нас ждал край викингов, фьордов, троллей и невероятной рыбалки!

 

Фил, как апологет многокорпусных лодок, выбрал себе на три недели в качестве дома катамаран Lagoon 47. Тот действительно впечатлял: внутри комфортно размещались десять членов экипажа, и временами можно было если не заблудиться, то кого-то запросто потерять. Еще одна дополнительная верхняя надстройка (флайбридж), сокращая площадь грота, увеличивала его и без того немалые размеры катамарана. Количество кают и различного оборудования (генератор, холодильники, посудомоечная и стиральная машины, микроволновка, кофеварка, гриль, и т. д. и т. п.) вызывали у большинства ироничное хихиканье: а что, все это действительно еще может плавать по морю?

 

Мне досталась 45-футовая яхта Dufour 455, лодка, в общем-то, немаленькая, но выглядела она по сравнению с катамараном малозначительным элементом пейзажа.

 

 

Часть 2. Главное приключение лета

 

 

Главное приключение лета начиналось 14 июля в Тромсё. За неделю нам предстояло — частично открытым морем, а частично через фьорды — пройти чуть больше 200 миль и завершить первый этап в Сволвере, столице Лофотенского архипелага. Там была намечена смена экипажей, после чего экипаж катамарана продолжит исследовать Лофотены. Мне же с новым экипажем предстояло отправиться в обратный путь, но уже другим маршрутом.

 

До точки старта участники добирались разными путями. Некоторые ехали на машине: от Москвы до Тромсё — 2000 км, что с учетом хороших дорог (в том числе и между столицей и Питером) и быстрого прохождения границы делает этот этап тоже частью приключения. Бонусом ночевки в необычных местах, красивые пейзажи, возможность захватить с собой дополнительные вещи и продукты (которые вряд ли возьмешь в самолет).

 

 

Самолетом добираться надо было с пересадкой — через Ригу, Осло, Хельсинки или Берген. Критерии: время стыковки и цена. Билеты в продаже есть всегда.

 

Были в пути и автобусы. Автобусное сообщение в Норвегии превосходное — весьма комфортное во всех смыслах, особенно в созерцательном. Симпатичные домики так и тянут пожить здесь в уединении: порыбачить, походить по горам, обследовать окрестности на каяках и заснять природные жемчужины на камеру. Надо сказать, туризму в этих краях всего полтора десятка лет — с момента появления дорог, тоннелей и виадуков, соединивших между собой жемчужины норвежского Заполярья. К счастью, дороги есть далеко не везде и в самые уединенные и живописные уголки страны можно добраться только водой.

 

 

Влекут же путешественников и яхтсменов в эти края те самые жемчужины, ради знакомства с которыми, по моему мнению, можно смириться с некоторыми неудобствами. Каждая пройденная миля с первых часов кружит голову даже искушенному путешественнику. Ярким днем и светлой ночью, в любую погоду, постоянно отвлекаясь от сна, еды и капитанских обязанностей, я при первой возможности хватался за камеру. И не только я — не припомню такого количества постов в соцсетях во время наших других экспедиций. Для профессионального же фотографа это уникальная творческая мастерская. За считаные минуты можно сделать три десятка цифровых шедевров: небо, облака, сползающий с утесов туман — невероятная палитра цветов, оттенков и постоянно меняющихся форм. Снимки здесь получаются как будто сами собой: невероятная фактура и современная техника делают все за нас.

 

Норвегию называют страной троллей, что на первый взгляд кажется данью традициям или элементом туристического маркетинга. К концу 400-мильного путешествия по фьордам тролли мне уже мерещились везде — бесформенное нагромождение гранита спустя время гарантированно приобретает вполне конкретные образы сказочных великанов. В знаменитом Тролль-фьорде, где, как говорят, сокрыто сердце Северной Норвегии, таких образов наберется с десяток.

 

 

Часть 3. Что такое хю-ге-ле?

 

 

Через несколько дней ты впадаешь в состояние умиротворенности и единения с окружающим миром, которое эстетствующие граждане именуют «дзен». Норвежцы же облекли свои эмоции в певучее и более привычное русскому уху «хюгеле». Дабы ощущения были полными, в местах, наиболее соответствующих этому состоянию, они установили на берегу одиночные кресла. Случится побывать в Северной Норвегии – просто присядьте в такое кресло или на камушек и произнесите это слово вслух. Растягиваешь звуки — «хю-ге-ле» — и впадаешь в медитативное состояние. Кстати, в течение трех веков языком общения русских и норвежских моряков и торговцев был руссенорск, вполне официальный язык, смешавший пополам лексику обоих народов, используемый и поныне на Шпицбергене. Может, в этом дело? В общем, мне это слово пришлось по душе. И сами норвежцы — тоже!

 

Поход на яхте в этих краях временами выглядит как речной круиз — из одного фьорда ты попадаешь в другой, а потом в третий. Самыми часто встречающимися арт-объектами на маршруте будут виадуки, связавшие в единую сеть отдаленные уголки Северной Норвегии. К концу каждого дня мы выбирали для стоянок самые пасторальные уголки — это могла быть небольшая деревушка с парой гостевых понтонов или якорная стоянка в глубине фьорда, среди снежных скал и зеленых лужаек. В большинстве мест ты ощущаешь себя на краю мира, а где-то даже и первопроходцем, что не удивляет: средняя плотность населения в Норвегии — 13 человек на 1 км². Представьте, на огромной для Европы территории, около 2000 км с запада на северо-восток, проживает чуть более 5 млн человек. Причем значительная часть страны находится за полярным кругом, где плотность населения куда как меньше, — это ли не край Земли?

 

 

Людей мало, еще меньше яхтсменов — за первые три дня мы лишь однажды встретили в море яхту, да и та была с русским экипажем. Световой день выбор места ночевки никак не ограничивал — солнце не заходит, и ты можешь выбрать себе экстерьер якорной стоянки с придирчивостью покупателя в магазине.

 

Если выбор падал на «цивилизацию», то стоянку оплачивали по местному тарифу от €5 до €50 в зависимости от места. Оплата либо через специальное приложение, либо наличными — в небольшой ящичек, оставленный на причале. Судя по количеству брошенных в ящик конвертов, совесть здесь лучший контролер! В стоимость стоянки входит электричество и вода. Вода, кстати, важный фактор, влияющий на график похода: восемь членов экипажа, нипочем не желающих чесаться в неприличных местах, довольно быстро расходуют пресную воду.

 

Продолжение следует...

 
8
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.