«Моя Планета»
Острова дьявола.
Ни сбежать, ни вернуться, ни выжить
Здесь погибло больше заключенных, чем в Сибири. Рассказ о самой страшной каторжной тюрьме в истории.
Острова архипелага Иль-дю-Салю расположены в Атлантическом океане в 13 км от побережья Французской Гвианы. В архипелаг входят три острова: Иль-Рояль, Сен-Жозеф и Чертов (остров Дьявола).
17 января 1895 года. Глаза бывшего блестящего офицера генштаба провожают французский берег. Лицо жены в толпе. Кандалы впиваются в кожу. «Прости, дорогая Франция. Прощай навсегда, Люси!» Вместе с сотнями уголовников Альфреда Дрейфуса увозят в джунгли Амазонии. И он сгинет в этом аду, если только кто-нибудь не докажет его невиновность.
1
Пышные заросли трех райских островков у побережья Французской Гвианы скрывают зловещее прошлое — руины тюрем и тысячи сломанных судеб. Самый маленький остров давно прозвали Чертовым из-за скалистых берегов, сильных течений и кишащих акулами вод. Индейцы верили, что там обитает дух зла.

В 1764 году группа колонистов чудом спаслась на островах от бушевавших на материке эпидемий. Выжившие нарекли архипелаг Иль-дю-Салю («острова Спасения») с островами Иль-Рояль («королевский»), Иль-Сен-Жозеф («остров Святого Иосифа) и самым маленьким — Иль-дю-Дьябль («Чертов остров», «остров Дьявола»).

После Великой французской революции райским островам нашли применение, навечно сослав сюда врагов Первой республики. А еще через полвека острова Спасения стали одной из самых страшных тюрем в истории человечества.

«Острова дьявола», «земля ада», «проклятый треугольник», — здесь отбывали наказание шпионы, уголовники и те, о ком желали забыть навсегда. Редкий узник мог протянуть в малярийном аду, кишащем ядовитыми тварями, более пяти лет. Считалось, что побег с островов невозможен.

2
Попытки заселить французскую колонию в Южной Америке предпринимались еще при Генрихе IV. Но переселенцы массово гибли от тропических эпидемий. После 1764 года, когда из 17 000 прибывших колонистов выжили лишь две, эту практику прекратили.
22 ноября 1850 года Луи Наполеон подписал указ, открывший новую страницу освоения Гвианы — сто лет каторги. За это время почти 70 000 человек переправят в Гвиану. 50 000 умрут в тюрьмах и поселениях, домой вернутся единицы
К концу XVIII века правительство придумало избавиться от двух проблем разом: закрепить за собой право владения огромным куском Амазонии и проредить тюрьмы Франции. По закону от 1793 года политические преступники и лица, осужденные церковью, депортировались в Гвиану. Первыми узниками Иль-дю-Салю стали враги Великой французской революции. Но вскоре Британия установила морскую блокаду, и о Гвиане опять забыли.

22 ноября 1850 года Луи Наполеон подписал указ, открывший новую страницу освоения Гвианы — сто лет каторги. За это время почти 70 000 человек переправят в Гвиану. 50 000 умрут в тюрьмах и поселениях, домой вернутся единицы.

31 марта 1852 года первый конвой с заключенными прибыл на острова Спасения.
После отбывания наказания осужденным предписывалось остаться в Гвиане на время, равное сроку заключения, но не менее восьми лет. Предполагалось, что бывшие преступники станут мирными фермерами, но часто исправляться было уже некому.

(Посмотреть ретрофотографии преступников давно минувших лет в фотопроекте «Портреты преступников 1910–1930-х годов».)
В 1882 году во Франции было почти вчетверо больше каторжников на душу населения, чем в России.

В 1904 году гвианская каторга унесла в семь с половиной раз больше жизней, чем сибирская.

В 1902-1904 годах среднегодовая смертность в тюрьмах Гвианы достигла 20%. В остальное время умирали 10–15% каторжан ежегодно.
На островах отбывали наказание убийцы, фальшивомонетчики, враги бонапартистов, сами бонапартисты. Сюда отправляли преступников, склонных к побегу. Острова надежно охранялись течениями и акулами, питавшимися отходами скотобойни и трупами заключенных.
Остров Иль-Рояль
На этом острове находилась администрация колонии, госпиталь, квартиры надсмотрщиков и дом коменданта, сейчас в нем — музей. Все построено заключенными. Примерные, не склонные к побегу узники выполняли роль обслуживающего персонала.
Сейчас тюрьма принимает постояльцев. Вазоны, кресла, павлины…. Есть номера «почти в тюрьме с видом на океан» и «совсем в тюрьме с видом на пальмы»
Бывшая тюрьма занимает небольшую площадь верхнего плато, часть карцеров отреставрированы. Выходя из обветшалых коридоров на свет, испытываешь шок: тюрьма принимает постояльцев. Вазоны, кресла, павлины… Есть номера «почти в тюрьме с видом на океан» и «совсем в тюрьме с видом на пальмы».

Говорят, за €10 можно провести ночь в одиночной камере в гамаке. Должно быть, это щекочет нервы, особенно когда ноги не прикованы к нарам.

В мире вообще довольно много тюрем, сменивших специализацию. О некоторых из них мы писали здесь.
Дома гарнизонных офицеров сдаются по цене до €240 за ночь. Щебечущие тетушки курортного вида запирают двери, отправляясь на обзорную поляну. По левую руку — легендарный Иль-де-Дьябль, по правую — жуткие карцеры острова Сен-Жозеф.

Заросшая дорожка ведет мимо церкви, маяка и вертолетной площадки к детскому кладбищу. Взрослых хоронили на Сен-Жозеф, могилой заключенных была пасть акулы.
«Бескровная гильотина» — остров Сен-Жозеф
12 153 одиночных камеры 2 х 1,8 м занимают большую часть острова.

Крышей карцерам служили толстые прутья, не спасающие ни от палящего солнца, ни от дождей, почти круглый год заливающих Амазонию. Над головами узников ходили тюремщики, следя за каждым их шагом, обливая нечистотами и подвергая издевательствам. Есть давали раз в три дня, а раз в месяц арестанты высовывали голову в маленькое окошко для бритья. За провинность узника оставляли без пищи и света.


«Тюрьмы Гвианы — это массовые захоронения, где все тропические паразиты (малярийные комары, нематоды, паразиты тонкого кишечника, дизентерийные амебы) вкупе с сифилисом и туберкулезом стали лучшим помощником тюремщиков, чья задача свелась лишь к наблюдению за разложением тела. Из-за недоедания, тяжелой работы, антисанитарии бактерии и вирусы множатся на плодородной почве. Жестокие теоретики могут быть удовлетворены: осужденные живут в Гвиане в среднем пять лет, не больше»
Доктор Руссо, работавший на Иль-дю-Салю
Тюрьма заброшена уже 70 лет. Скелеты камер покрыты плесенью и расперты стволами деревьев, лианы свисают до пола, крысы, чьи предки когда-то терзали пленников «могилы живых», сверкнув глазками, убираются в темный угол.

Кольцевая тропа приводит к кладбищу для взрослых сотрудников и членов их семей. Волны беснуются у самой кромки, водяная взвесь висит над могилами. Надписи на расколотых плитах молчаливо свидетельствуют: до старости здесь не доживали. Коменданты, офицеры и их жены — все они тоже отбывали срок в нездоровом тяжелом климате.

За кладбищем следит гарнизон космических войск, чьи бравые представители держат в чистоте вверенную территорию.
Остров Дьявола — место политической ссылки
Условия на Иль-де-Дьябле были мягче. Арестанты жили в отдельных хижинах, свободно передвигались и даже держали коз.

Век назад скалистый берег, где стоял домик Альфреда Дрейфуса, был голым и безжизненным. Кроме узника, изменившего французскую историю, на острове было несколько жандармов, москиты и ядовитые твари. Отсюда не удался ни один побег.
В сентябре 1894 года в бумагах германского агента в Париже, полковника Шварцкоппена найдена препроводительная бумага без даты и подписи, где адресата извещали об отправке ему секретных документов. В шпионаже обвинили Альфреда Дрейфуса.

Осужденный пожизненно за государственную измену, Дрейфус был единственным евреем в Генеральном штабе, этот факт тоже вменяли ему в вину. С 1895 по 1899 год оклеветанный узник ждал правосудия.
Альфред Дрейфус
Дело Дрейфуса надолго поставило Европу на дыбы, антисемиты фабриковали обвинения одно за другим, министры уходили в отставку, а Эмиль Золя чуть не угодил за решетку, защищая офицера. В 1899 году правительство, убоявшись новых волнений, объявило помилование, которое Дрейфус принял. Но его доброе имя и звание были восстановлены лишь в 1906 году.

Об ужасах жизни каторжан широкая публика узнала из романа Анри Шарьера «Мотылек». Его герой отбывал наказание в Гвиане с 1933 по 1944 год за убийство. Исследователи полагают, что в роман вошли истории разных заключенных. Сам Шарьер не был на Иль-де-Дьябле и тем более не бежал с него, а вдохновился одним из единичных побегов с Иль-Рояля.
«Молчание в моей гробнице нарушается лишь навязчивым рокотом волн и воем ветра. Жара такая, что днем невозможно выйти. Часы текут расплавленным свинцом. (…) Москиты кусают 1000 раз в сутки. Но страшнее всего паук-краб: его укус ядовит».
Из писем Дрейфуса жене
Пятно на репутации Французской Гвианы
Каторгу закрыли в 1946-м. Но, по слухам, еще много лет здесь сходили с ума забытые узники-призраки. Десятки лет Гвиана хотела забыть мрачное прошлое, пока не поняла, что на нем можно заработать.

С 1965 года Иль-дю-Салю переданы Гвианскому космическому центру.

Большинство из ежегодных 55 000 туристов попадает на Иль-Рояль, с него — на Иль-Сен-Жозеф. Запрещено приближаться лишь к стратегическому объекту космических войск — легендарному Иль-де-Дьяблю, в том числе из-за течений.

На время старта ракеты с космодрома Куру, лежащего на материке в 15 км отсюда, закрывается доступ на весь архипелаг. Здесь остаются лишь несколько жандармов и хозяин «тюремной» гостиницы.

Нет-нет да и предлагается устроить на Иль-дю-Салю отель с развлечениями, пляжем и барбекю. Но управление культуры считает кощунством пировать там, где тысячи людей гибли от голода и болезней.


Автор текста: Марина Клочкова


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

А также, читайте дальше!