Жак-Ив Кусто: жить, дышать, снимать

Кликните на картинку для перехода на сайт фильма

 

Пять самых важных изобретений Жака-Ива Кусто: от фотоаппарата до подводных домов.

 

Говорят, что 60 лет жизни из своих 87 Кусто провел в море — это была его стихия. Он ее обживал, в ней работал и, естественно, стремился, чтобы жизнь была максимально свободна и комфортна, а работа — плодотворна. И для этого он постоянно что-то изобретал и совершенствовал.

 
Жак-Ив Кусто
 
 

Акваланг

 

Тот акваланг («водяное легкое»), который известен сейчас каждому дайверу, изобрели капитан Жак-Ив Кусто и инженер Эмиль Ганьян. Хотя они не были первооткрывателями. Попытки сделать возможным дыхание, когда дышать нечем, совершались и ранее. Первый такой прибор был запатентован в 1866 году и поначалу предназначался для шахт, но позже был адаптирован для подачи воздуха под водой. Именно его описал в романе «Двадцать тысяч лье под водой» Жюль Верн.

 

 

В 1878 году Генри Флюссом был изобретен акваланг с замкнутой системой дыхания, в котором использовался чистый кислород (он становился токсичным на глубине более 20 м). Разработки продолжались, но в целом вплоть до Второй мировой войны погружения под воду ассоциировались с громоздкими скафандрами, ботинками со свинцом, тросами, привязывавшими подводника к месту, и весьма ограниченным лимитом времени нахождения под водой. И конечно, «великолепных моментов свободного пребывания в море», о которых мечтал Кусто, они не давали.

 

«Погружение на 25 футов... было самым безмятежным ощущением из всех, которые я испытал в воде», — вспоминал Кусто позже. Но мгновения счастья закончились судорогами и потерей сознания. Кусто успел сбросить пояс с грузом и всплыл на поверхность

 

К цели Кусто шел путем экспериментов. Иногда — опасных для жизни. Так, по заказу Жака «оружейный мастер превратил противогазную коробку с натриевой известью, небольшой кислородный баллон и кусок камеры мотоцикла в дыхательный аппарат, который повторно очищал выдыхаемый воздух... Он был автономным, с ним мог плавать любой, и он был бесшумным. Погружение на 25 футов... было самым безмятежным ощущением из всех, которые я испытал в воде», — вспоминал Кусто позже. Но мгновения счастья закончились судорогами и потерей сознания. Кусто успел сбросить пояс с грузом и всплыл на поверхность. Позже он предполагал, что причиной случившегося стали примеси в натриевой соли, но на самом деле это было кислородное опьянение — эффект до тех пор неизвестный.

 

Жак-Ив Кусто демонстрирует свои изобретения

 

Во время Второй мировой войны капитан Кусто работал на французскую военно-морскую разведку, где по возможности поддерживали его водолазные эксперименты. Опытным путем Жак пришел к выводу, что требуется регулятор потока воздуха, который будет обеспечивать дыхание по потребности. Идеей он поделился с инженером фирмы Air Liquide Эмилем Ганьяном, и тот изготовил автоматический подводный регулирующий клапан. Аппарат с открытой схемой дыхания на сжатом воздухе отличался от предыдущих разработок тем, что воздух автоматически подавался уже с давлением окружающей среды. Таким образом, ныряльщики обретали полную автономность и возможность длительного пребывания под водой. Первое испытание в море было проведено Кусто в июле 1943 года недалеко от Марселя. После войны с помощью нового оборудования проводили удаление мин и даже снимали торпеды с затонувшей подводной лодки. А Жак-Ив вплотную смог заняться океанографическими исследованиями.

 

 

Фотокамера для подводных съемок

 

Так выглядела подводная фотокамера в 1938 году

 

Первый аппарат для подводной фотографии появился еще в 1892 году. Он был создан конструктором Луи Бутаном на основе обычного «сухопутного» фотоаппарата «Детектив», который помещали в огромный (весом в 180 кг) герметичный медный футляр.

 

Разумеется, новые поколения подводников стремились сделать снаряжение более компактным, при этом не теряя качества съемки. Толчком для создания такой камеры послужило знакомство в 1949 году бельгийского археолога, энтузиаста подводного плавания Жана де Воутерса и Жака-Ива Кусто, которое в силу общности интересов быстро переросло в сотрудничество. В этом содружестве и родился в 1956 году уникальный подводный стереофотоаппарат. «Камера превзошла самые смелые ожидания. Подводный мир передается стереофотографией просто невероятно, эффект от передачи объема намного сильнее, чем от фотографий на суше», — делился впечатлениями де Воутерс.

 

Первая серийная камера Calypso Phot. 1961 год

 

Аппарат, существовавший в единственном экземпляре, вместе с командой Кусто путешествовал на исследовательском судне Calypso, за что позже и получил название Calypso Phot. Его адаптированный к массовому производству вариант начали выпускать в 1961 году, и он стал родоначальником целого семейства малоформатных подводных фотокамер Nikonos. Конструкция имела высокую степень защиты: от холода, жары, воды — что впоследствии дало толчок для создания «всепогодных камер».

 

 

«Ныряющее блюдце»: батискаф

 

 

В один из не самых удачных дней Кусто заявил: «Когда в море имеешь дело с тросом, можно быть уверенным в двух вещах: он или запутается, или порвется». Но трудности, которые других могли бы отвратить, его только подстегивали: «Я поклялся, что вырвусь из этой паутины тросов и распрощаюсь со свирепой злобой моря. Я все более убеждался в том, что для исследования океанских глубин необходимы обитаемые подводные аппараты, сконструированные специально для подводных работ».

 

Первые испытания батискафа состоялись в 1957 году. Все шло хорошо, пока не начался подъем — порвался трос. Проплывая над этим местом, команда Кусто с грустью наблюдала лежащее на дне «блюдце». Радовало одно: корпус и вправду оказался прочным

 

Создание SP-350 Denise (SP — soucoupe plongeante, «ныряющее блюдце», фр.) началось в 1955 году во французском Центре подводных исследований. Разработкой под руководством Кусто занялись Жан Моллар и Андре Лабан. Denise должна была принимать на борт двух исследователей, достигать значительных глубин, иметь хороший обзор, давать возможность фотографировать и обладать маневренностью аквалангиста. Задача была не из легких. Для корпуса была выбрана эллипсоидная форма. В нем имелись два иллюминатора, три небольшие оптические линзы с широким обзором, иллюминатор для кинокамеры и прочие отверстия для гидравлических труб и электрокабелей. Первые испытания батискафа состоялись в 1957 году. Все шло хорошо, пока не начался подъем — порвался трос. Проплывая над этим местом, команда Кусто с грустью наблюдала лежащее на дне «блюдце». Радовало одно: корпус и вправду оказался прочным.

 

Прошло почти два года, прежде чем на свет появилась Denise номер два, позволившая исследователям погружаться на глубину до 400 м, производить ночную съемку. При надобности из корпуса выдвигалась рука-манипулятор, с помощью которой можно было поднять объект со дна, поднести к иллюминатору и рассмотреть.

 
 

Турбопарус

 

 

Первые роторные турбопаруса, разработанные немецким инженером Антоном Флеттнером, были испытаны еще в 1924 году, но широкого распространения изобретение не получило. В 1980-х годах идея использовать силу ветра для создания судового движителя была реанимирована и воплощена в жизнь французскими инженерами под руководством Кусто — поди плохо иметь чистый, бесплатный, неиссякаемый источник энергии. В основу лег тот самый, уже испытанный ротор Флеттнера.

 

Подвижная заслонка и система нагнетания воздуха, в основу которой легли вентиляторы, позволили повысить эффективность новой модели. Но главной особенностью конструкции было то, что судно, оборудованное турбопарусом, могло двигаться против ветра, используя при этом его энергию. Такой эффект получался благодаря разнице давлений, создаваемой завихрениями воздуха — внутри паруса и снаружи.

 
Корабль «Алсион». Фонд Кусто. 1985 год
 

Новинка была использована Кусто при постройке флагманского корабля «Алсион», который стал основной плавучей базой исследователей. На нем было установлено два турбопаруса. Их работу координировали компьютеры. Они запускали дизели, когда ветер полностью стихал, а когда снова начинал дуть — останавливали. «Алсион» обошел вокруг света, попутно собирая информацию о поведении турбопарусов в разных погодных условиях. По мнению команды Кусто, изобретение способно сэкономить до 35% горючего.

 

 

Подводные дома

 

В идее подводных поселений Кусто также не был первопроходцем: тут его опередил физиолог Джордж Бонд. Но пока американцы проводили многочисленные исследования и создавали имитацию подводной жизни в барокамерах, первый подводный дом, созданный Жаком-Ивом и специалистами Центра подводных исследований, уже стоял на 10-метровой глубине в гавани Марселя. Сделанный из обычной металлической цистерны, он напоминал бочку и оттого был прозван «Диогеном». Внутри же все было достаточно обыденно: книжные полки с детективными романами, электроплитка, телевизор, транзисторный приемник, бачок с питьевой водой. В общем, по словам одного из гостей, «дом очень напоминает дачу среднего комфорта».

 

Альберт Фалько (в центре). 2010 год

 

Двое акванавтов, Альберт Фалько и Клод Весли, в 1962 году прожили в нем неделю. Над ним на якорях стояли суда «Калипсо» и «Эспадона», с которых по кабелям и шлангам подавалась электроэнергия и пресная вода. Там же хранились запасы пищи и заряженные сжатым воздухом кассеты баллонов для аквалангов. И если поначалу Фалько писал в дневнике: «По ночам снятся кошмары. Угнетенное состояние, удушье, страх...», то к концу срока настроение переменилось: «Мы совсем на ты с водой. Впервые за 20 лет у меня есть время по-настоящему смотреть».

 

В «деревне» имелся пятикомнатный дом «Морская звезда», гараж для «Ныряющего блюдца», позволявшего акванавтам производить глубинную киносъемку, склад для самого необходимого и домик поменьше, «Ракета», обитатели которого дышали не воздухом, а гелиево-воздушной смесью

 

Это была первая часть проекта «Преконтинент», за которой в 1963 и 1965 годах последовали вторая и третья. Для следующего этапа — размещения целой подводной деревни — было выбрано место у рифа Шаб-Руми в Красном море. Оно приглянулось Кусто тем, что здесь сконцентрировались все трудности: жарко, влажно и далеко от берега. Он считал, что, если эксперимент удастся, подобные поселения можно будет устанавливать везде. В «деревне» имелся пятикомнатный дом «Морская звезда», гараж для «Ныряющего блюдца», позволявшего акванавтам производить глубинную киносъемку, склад для самого необходимого и домик поменьше, «Ракета», обитатели которого дышали не воздухом, а гелиево-воздушной смесью. Вся территория была оцеплена сваренными из стальных прутьев «акульими клетками», напоминавшими телефонные будки. Они действительно имели связь с центральным постом, и в случае опасности отсюда можно было вызвать помощь. На этот раз восемь акванавтов провели под водой месяц и доказали не только способность человека приспособиться к водной среде, но и возможность при этом плодотворно работать.

 
Схема постановки подводного дома «Преконтинент III»
 

Третий этап эксперимента должен был решать новые задачи. Дом находился на глубине уже 100 м и был максимально автономен, а значит, до предела насыщен умной техникой: криогенной установкой, удалявшей из атмосферы вредные примеси, системо контроля атмосферы, телекамерами, постоянно транслирующими жизнь внутри и снаружи дома... Жизнь экипажа из шести человек, среди которых был и сын Кусто Филипп, осложнялась тем, что, в отличие от меньших глубин, здесь царила кромешная тьма и никакие подводные красоты их жизнь не скрашивали. Впрочем, на настроении подводников это не сказывалось. Когда из-за непогоды срывались сроки и Кусто поинтересовался, смогут ли они задержаться, то получил ответ: «Благодарим за заботу о нас, бедных маленьких акванавтах, заброшенных в глубины необъятного моря. Вытащите нас отсюда наверх... чем позже, тем лучше!»

 

Несмотря на то что эксперименты Кусто были признаны удачными, человечество под воду не переселилось, но в качестве экзотики по следам акванавтов «Преконтинентов» пройтись можно: подводные отели существуют во Флориде и в Дубае.

14
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.