Вокруг России на вертолете за 57 дней

 

Игорь Гуржуенко пришел в авиацию в 47 лет и налетал около 800 часов, прежде чем отправиться в длительный полет над просторами нашей необъятной родины — вертолетную экспедицию «Россия 360». За два месяца непрофессиональный пилот, командир экипажа Гуржуенко вместе со штурманом-любителем Виктором Сидельниковым облетели всю страну на вертолете Robinson R66, посетив самые отдаленные, безлюдные и труднодоступные области России, включая Заполярье, Камчатку и Сибирь. В ходе полета экипаж доказал, что нет ничего невозможного: даже если ты всю жизнь занимался другими вещами, никогда не поздно научиться летать, и легкая авиация отлично подходит для длительных авиапутешествий. Все, что увидели пилоты — на земле и из иллюминатора, доступно в виде фотографий, панорам, фильмов и дневников на сайте проекта. Экспедиция проходила с 9 июля по 3 сентября 2013 года при поддержке клуба пилотов-путешественников «Аэродин».

В преддверии встречи в РГО с членами клуба «Моя Планета» Игорь Гуржуенко ответил на несколько вопросов: о себе, частной авиации и экспедиции «Россия 360».

 

— Игорь, кто вы по профессии и как пришли в авиацию?

— Моя профессия далека от авиационной. Я работаю в области технологий и материалов для производства наружной рекламы. Но авиация — давняя юношеская мечта, с которой я не захотел расставаться и реализовал ее уже в зрелом возрасте. Авиация и небо — это, конечно, романтика, но одновременно и полигон для саморазвития. Освоить летную профессию непросто, недаром она входит в перечень наиболее трудных в мире. И это заставляет работать над собой, преодолевать сложности, осваивать новые дисциплины. Определенный момент самопреодоления меня тоже привлекает в авиации.

 

 

— Расскажите о проекте «Россия 360».

— «Россия 360» — это первый сверхдальний перелет по России с 30-х годов. Это первый перелет, когда были достигнуты все крайние и особые точки России. Это первый перелет такой дальности, выполненный на воздушном судне легкого класса — на вертолете. Но главное достижение, мы которым гордимся, — мы показали, что любой человек способен это сделать, если он только этого захочет. Ведь этот проект выполнили непрофессионалы, не связанные в основной жизни с авиацией. И осуществили его на чистом энтузиазме, без какой-либо поддержки со стороны.

 

— Насколько это было рискованно?

— Авиация, как и любая техника, не идеальна, и риски невозможно свести к нулю. Однако тщательная подготовка и тренировки позволили нам в целом провести экспедицию на очень высоком уровне безопасности. За весь перелет у нас не было ни одной мало-мальски серьезной неисправности.

 

 

— Статистика путешествия: сколько дней провели в небе и на земле, сколько населенных пунктов посетили?

— Мы были в пути 57 дней. Конечно, не все эти дни мы летели. Из почти восьми недель путешествия мы потратили на ожидание погоды и отдых в совокупности около двух недель. Еще несколько дней ушло на техническое обслуживание борта. Таким образом, у нас было около 40 летных дней. В какие-то из дней преодолевали всего 300 км, а были дни, когда мы покрывали почти 1500 км. Например, перелет Якутск — Киренск, а это 1485 км, занял чуть менее девяти летных часов. Мы сделали остановку в 50 городах и поселках России, в некоторых только заправлялись, а в некоторых останавливались на ночь. Длина маршрута составила почти 28 000 км, которые мы преодолели за 172 летных часа.

 

— Вы сказали, что любой человек способен совершить подобную экспедицию. Насколько это дорогое удовольствие?

— Мы до сих пор так и не подсчитали потраченные суммы. Но тут смотря как считать. Почти все из материально-технического снаряжения покупалось в расчете на неоднократное использование, та же фото-, видео- или навигационно-связная аппаратура. Считать ли затраты на организацию и содержание штаба? Если принимать во внимание только непосредственные расходы на собственно перелет (амортизация авиатехники, топливо, аэронавигация, проживание, питание и прочее), то эта цифра укладывается в 5 млн руб. С учетом прочих расходов она примерно вдвое больше. Но у нас продолжаются траты, в частности на представление результатов экспедиции: сайт с панорамами, подарочная книга, документальные фильмы — это еще 6–7 млн руб. 95% средств — собственные и помощь компании, в которой мы трудимся. Были в экспедиции у нас и партнеры, но их вклад очень невелик. Да и могли ли мы рассчитывать на серьезных спонсоров? Ведь нас никто не знает, и это был первый опыт.

 

 

— Что стало для вас главным открытием во время полета над Россией?

— Наша страна — это одно большое открытие. Что и говорить, в основном жизнь человека сосредоточена в городах. Много ли мы видим вне их? А тут перед глазами пролетела вся страна, все часовые пояса, все климатические зоны, десятки населенных пунктов... Удивило, что большая часть России — это неосвоенные и пустынные земли, где нога человека практически не ступала. Теоретически мы все это вроде бы знаем, но другое дело — видеть это своими глазами.

 

 

— Расскажите, пожалуйста, о самых впечатляющих моментах путешествия.

— Самое трудное в достижении — оно и самое впечатляющее. Для меня это центр России, мыс Челюскин, мыс Дежнева и Долина гейзеров. Все эти точки были по-своему трудны в достижении. Против нас была погода и сама природная стихия. Но мы побывали в них, зафиксировали свое присутствие, оставили там памятные таблички. К счастью, остался большой фото- и видеоматериал, которым мы еще поделимся и уже делимся на страницах нашего сайта.

 

 

— Какая она — Россия из окна вертолета?

— Она гигантская, красивая, разнообразная, богатая... И она, по-видимому, еще ждет своего исследователя и покорителя. Я понял, что Россия — это в целом еще terra incognita. Возможно, единственная оставшаяся в мире страна, которую еще полностью не открыли. Россияне проживают лишь на 20% территории своей страны. А остальные 80% — это дикие, суровые и совершенно неосвоенные земли.

 

 

— Что можно увидеть в полете такого, чего не увидишь, например, путешествуя на машине или поезде?

— Впечатления от воздушного путешествия радикально отличаются от путешествий автомобильных. В машине вы — муравей, ползающий по пространству из двух измерений. Да не просто по пространству, а по узеньким ниточкам доступных общественных дорог. В целом из окна автомобиля или тем более поезда вы никогда не увидите ничего действительно дикого и неизведанного. Ведь до вас там были многие тысячи. С высоты птичьего полета видна настоящая земля, настоящая жизнь, реальная природа. Признаюсь, это немного жутковато — ощущать себя маленькой песчинкой на огромном пространстве, где людей может не быть на многие сотни километров вокруг. Но это такие впечатления, которые остаются на всю жизнь.

 

— Ваш рейтинг мест по России: топ-5 мест, где обязательно надо побывать.

— Мой топ-5 будет касаться не всей России, а тех ее частей, которые были на нашем маршруте. Среди них не в порядке важности или приоритета, а просто перечислением это: Карелия, Таймыр, Чукотка, Камчатка и район БАМа.

 

— Где вы ночевали, как долго длились остановки и как проводили время на земле?

— Мы старались не останавливаться для ночевки больше чем на день, если только нас не задерживала погода. Правда, четыре раза мы останавливались на пару дней, когда очень уставали. Ведь авиация — это в значительной степени человеческий фактор, и он тоже должен быть надежным. На ночлег приходилось устраиваться где придется: в гостиницах, в частном жилье, в вахтовых общежитиях. Пару ночей пришлось провести на открытом воздухе, в тундре и в горах. В тех местах, где ночевали, мы посвящали все возможное время съемкам: снимали сферические 360-градусные панорамы, делали видеозарисовки, много фотографировали. И тут нам часто помогали волонтеры — именно они подсказывали интересные места и достопримечательности.

 

 

— Какой был самый опасный момент в пути?

— Самый неприятный момент мы пережили, когда покидали крайнюю точку России на востоке — мыс Дежнева. С Ледовитого океана дул очень сильный северный ветер и превращался в огромные клубы облачности, начисто перекрывающие видимость. Когда мы вылетели с мыса и стали огибать скалу, то сначала вошли в область сильнейшей болтанки (она, кстати, очень опасна для вертолетов нашего типа), а за скалой нам открылась стена сплошной облачности и тумана, да такая, что ни берега, ни рельефа местности было не видно. При этом нас швыряло над бушующим морем с трехметровыми волнами. Ситуация была предельно серьезной, и мне как пилоту пришлось собрать в кулак все остатки воли и самообладания. На наше счастье, между волнующимся морем и туманной стеной был небольшой зазор буквально в несколько метров. В условиях болтанки было очень трудно уместиться в этот зазор, чтобы снизу не задеть волны, а сверху не попасть в условия нулевой видимости. Но мы сделали это и поднырнули под туман. Из дня мы сразу попали в глубокие сумерки, но до берега было уже недалеко. Полет был очень трудный.

 

 

— Многие мечтают полетать в кабине пилота. Насколько реально стать авиатуристом?

— Слово «авиатурист» тут не совсем верное. Авиатуристы летают в пассажирских самолетах, в мягких креслах. Можно ли простому человеку стать частным пилотом? Безусловно, да. И я тому живой пример. Однако авиация требует к себе крайне серьезного отношения и часто напряжения всех сил. Придя в авиацию, даже частную, надо относиться к новому делу как к профессии. С полной отдачей и без халтуры. Авиация не прощает расслабленности или потребительского отношения. Но если понимание всего этого есть, то в ответ ты получишь в свое распоряжение целый новый мир, много новых друзей и такие возможности, о которых и представления не имел. Первый шаг сделать несложно. Нужно прийти в аэроклуб и совершить ознакомительный полет. Там же подскажут и пути реализации мечты. Нет ничего невозможного.

10
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.