В холоде

Проект Ксении Диодоровой посвящен трудовым мигрантам из Таджикистана. Ксения сняла семьи с Памира, их традиции, быт и жизнь на родине и то, как живут их дети здесь, на заработках.

 

Долина Бартанга находится на высоте 3000 м. Тут нет дорог, нет связи, нет леса, нет промышленности и очень часто отключают электричество.

Раньше это был Советский Союз — работала ГЭС, добывали уголь и алюминий, выращивали и обрабатывали хлопок. Здесь сажали лес, чтобы у людей были дрова.

 

 

Теперь это Горно-Бадахшанская автономная область Таджикистана. Здесь по-прежнему живут люди, но для жизни здесь теперь ничего нет.

 

 

В России принято считать, что миграция душит наши города, наши школы, наши вагоны метро. Миграция — это потоп, она заливает за край, и мы все тонем. Но, по правде говоря, потоп не там, куда мигрируют, а там — откуда. Миграция и ее масштабы становятся ощутимыми и понятными, только когда ты оказываешься там, у истока. Весь январь я прожила в долине Бартанга, снимала долину и людей.

 

 

Здесь, на высоте 3000 м, в пустоте и молчании разрушенных дорог, ты заходишь в магазин, ты видишь крышки для консервных банок, просроченную сметану, замерзшее масло и игрушечные синие машинки. С момента распада Союза ни одни завод не работает из-за недостатка электричества. Здесь нет рабочих мест. Что будем делать? Ничего. Зимние каникулы длятся три-четыре месяца, потому что школу не протопить. Ночью ложишься спать и в свето-дымовое отверстие выдыхаешь день, а вдыхаешь холод и сон. Что будем делать? В пятницу все соберутся в одном доме на тихую молитву. Послезавтра у соседей будет праздник. Сафар шесть лет работал в Москве, а теперь его депортировали, и он возвращается. Родители зарежут барана, и два дня весь кишлак будут кормить пловом. В свете одной лампочки и шорохе телевизора все женщины в доме мотают цветные нитки и вяжут крючком теплые носки — памирские джурабы. Они знают весь узор на память — три зеленых, пять оранжевых, семь красных, два белых, три зеленых. Если выпадут лишние 5 см снега, дорогу закроют и можно застрять до весны.

 

 

Каждую весну из Таджикистана в Россию мигрируют сотни тысяч человек. Они оставляют свои дома, своих родителей, своих детей и уезжают в чужую страну, потому что дома им негде заработать на жизнь.

 

 

Утром встаешь рано и идешь за водой, потом за дровами, топишь печку, ставишь на нее алюминиевый кувшин, умываешься, снова за дровами. На завтрак здесь едят ширчой — в теплом чае с молоком, маслом и солью размокают куски лепешки. Потом снова за водой мыть посуду, потом снова на речку, нужно стирать. Так проходит день — просто чтобы жить, есть, спать и не замерзнуть. Когда я  вернулась из Таджикистана, я искала и встречалась с детьми тех семей, с которыми работала на Памире. Я сняла истории около 30 семей. Нескольких героев депортировали до того, как я успела с ним встретиться, некоторые из тех, кого я видела там, уже успели оказаться здесь. Ты слышишь веретено? Я поняла, что их жизнь в России ничем не отличается от того деревенского выживания. Каждый день наступает только с одной целью — помогать своей семье, которая осталась там. Работают, спят,  работают, покупают немного еды, платят за квартиру, спят. Все, чтобы отправить $200–300 домой. В холоде.

 

 

Каждый день у метро, в маршрутке, в магазине, во дворе нас окружают люди, о которых мы ничего не знаем, люди  с одним лицом. Здесь в России у них появляются новые имена — Дима, Андрей, Миша. И даже между собой они начинают называть себя так.

 

 

За этим человеком, который плохо говорит по-русски, верит в Аллаха и делает намаз, там, в горах, стоят пожилые люди, его родители, они топят буржуйку и варят нут. Белье во дворе сохнет уже третий день, вода с него стекает и замерзает. В углу играет девочка шести лет с прозрачным желтым шариком, она никогда не видела своего отца, потому что родилась тут, на Памире. Он никогда не видел свою дочь, потому что работает в Москве. Может быть, скоро получится накопить денег на билет и поехать. И увидеть ее. Если судьба придет, я встану и поеду. И доеду. Боль дана судьбой.

 

 

В хрущевке, в двухкомнатной квартире, по пять-восемь человек в комнате. Здесь очень чисто и мало вещей. В воскресенье все сидят на полу вокруг разложенной на ковре скатерти, пьют чай и едят из одной общей тарелки. Как дома. Где-нибудь в углу стоит стопка матрасов, накрытая покрывалом, ночью их расстилают на полу и спят вот так все вместе, точно так же, как на Памире, — чтобы не замерзнуть. Только мерзнут здесь и там по-разному. В холоде.

 

 

У каждого мигранта есть родители, дети и дом. Он стоит на земле, которая дышит небом и Богом. Древнейшая традиция. Неважно, что мы говорим на разных языках. Неважно, что мы происходим из разных культур. В их культуре есть ценность для каждого человека. Люди должны уважать друг друга и сострадать себе подобному.

 

 

 

Конечной формой проекта задумана книга. Художественный фотоальбом, в который войдут около 200 фотографий, и текст, рассказывающий о традициях памирцев, их культуре и истории тех семей, которые стали героями этого проекта.

Проект является независимым и некоммерческим, поэтому в настоящее время открыт сбор средств на издание книги на краудфандинг-платформе.

29
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Александр Кузнецов
Я считаю, что статья явно заказная, потому что однобоко освещает события, не вскрывает (преднамеренно умалчивает) причины, приведшие к такому положению большей части населения Таджикистана. "Ах, какие милые и хорошие таджики, как им трудно стало жить у себя на родине". С таким же успехом можно было бы сказать: "Ах, как трудно живется рыбам в воде, - в их естественной среде, - надо им помочь и осушить водоем". Я советую Ксении Диодоровой поговорить с русскими-старожилами Таджикистана, как им живется, и как к ним относились и относятся сейчас эти милые таджики, как громили их квартиры в начале 90-х, как они бежали, кому это удалось, под защиту 201-ой российской дивизии. Тогда, да и сейчас, в СМИ об этом ни слова. Только раз, помню, промелькнуло короткое теле- сообщение и видео жилого массива в Душанбе, где проживали, в основном, русские, в котором после погрома "ни в одном из многоэтажных домов не осталось ни одного неразбитого окна".
Темур Алиев
1
Война порождает зло и ненависть, но эти фантастические истории, про то как всех русских/русскоязычных убивали - чушь! я сам видел войну в Душанбе, и сам видел как к русским относились и боевики моджахеды и правительственные  войска. Убивали всех, вне зависимости от нации, мои друзья русские жили и живут в Душанбе и мало кто из них собирается уезжать, а если и кто уехал, то это не из-за отношения к ним, а из-за общего п*№деца который там творится. Русские/русскоязычные уезжали в 90-е не из-за того, что именно их убивают, а из-за того, что им было куда ехать, к родственникам в Россию, Украину, Израиль и так далее. До сих пор там люди живут не зная таджикского языка, и никто из таджиков их не попрекает в этом, они работают, растят детей и к ним ни у кого нет претензий.
Табрез Додалишо
Я от туда мне родители говорили об етом
Ягодка Волчья
Хотела поставить вам плюс, но случайно нажала минус. :)
Табрез Додалишо
Я памирец извените но Памир ето не таджики ЗНАЙТЕ ПАМИР ОН ВКЛЮЧЕН В ТАДЖИКИСТАН И ВСЕ ПОДОГОВОРУ ПАМИР ЕТО НЕ ТАДЖИКИ ,А ПАМИРЦЫ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Юлия Жук
0
Александр, вы перепутали интернетный журнал! Вы не в тот ресурс обратились со своей политической пропагандой про бендеровцев и остальных иммигрантов! Или, может, ваш комментарий тоже заказной?!
Юлия Жук
0
Ксения, а вам удачи с вашим проектом! Очень надеюсь увидеть скоро вашу книгу на прилавках магазинов! :)
dildora Ysupova
1
Ксения Диодорова! Я, зарегистрировалась на сайте, чтобы направить средства на выпуск книги. Прошла по ссылке СБОР СРЕДСТВ, однако вход отклоняется из-за того, что якобы ввела некорректный пароль. Пожалуйста, сообщите куда я могу направить средства. Книга  должна выйти.
Ксения Диодорова
Дильдора, спасибо вам огромное! вам нужно зайти на этот сайт https://boomstarter.ru/projects/109811/dokumentalnaya_kniga_o_trudovyh_migrantah_v_holode и войти там либо под аккаунтом фейсбука либо используя вашу электронную почту, там как таковая регистрация не нужна.
Анастасия Анастасия
Ксения, а вы напишите, пожалуйста, про российские деревушки, в глуши где нет также ни чего. Как ваши соотечественники живут, дтей воспитывают без работы и без всяких социальных условии им не куда мигрировать. Почему то про это никто не пишет и не говорит???
Ягодка Волчья
А в чем цель создания этой книжки? Показать, как трудно живется людям на Памире, в Таджикистане, который решил стать независимым? Да, им трудно. То, что было - развалили, своего ничего не создали. Хорошо, красивая книжка будет издана и что дальше? Что-то изменится в жизни этих людей? Или мы должны что-то поменять для них?
Или это просто красивая книжка для общего развития?
Табрез Додалишо
Извините я из Памира , Она создает книжку чтоб люди увидели красоту памира. Я там Был и знаю Там красивые горы реки люди добрые возьмут к себе переночевать
Когда я был маленьким мне было 5 лет я помню как мои мама и папа дедушка и бабушка взяли к нам переночевать 12 туристов !!!!!
У нас традиция хорошая , Дома необычные окно в доме одно на потолке !!!!!!!!!!!!!!
Знаете я нахальных как вы еше не видел !!!!!!!!!!
Удачи
Ягодка Волчья
Нахальных?))))))))))))) А в чем мое нахальство?
Я рада, что у вас хорошие традиции, красивые горы и добрые люди и одно окно на потолке. Только что же вы уехали из такого замечательного места?
Табрез Додалишо
Здравствуйте меня зовут Табрез Я из Памира село Шохдара ну по Таждикски Дашт Я родился в памире сейчас живу в России г.Екатеринбург
Если вы говорите по памирски отьветье пожалйста
Салом земляк, царанг ту ахвол ту аз ка?
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.