Люди старой веры

 

В древние времена это были края труднодоступные, добирались сюда по единственной дороге — матушке Печоре. И сегодня путь до Усть-Цильмы неблизкий и нелегкий.

 

От столицы Коми, города Сыктывкара, за 1 ч. 20 мин. можно долететь на самолете или по северной железной дороге доехать до станции Ираель, а затем около пяти часов добираться до села на маршрутке. Преодолев немалое расстояние и переправившись по реке на пароме, мы словно перенеслись в Средневековье. Все здесь кажется таким древним: наряды не пылятся в сундуках, а являются частью живой жизни и культуры, говор — певучий, быстрый, с характерными протяжными гласными на конце слова, седые от старости дома с маленькими окнами, деревянные тротуары, козы, лошади и коровы, пасущиеся прямо у дорог.

В истории села есть, пожалуй, все — и легенды, и походы воинских ратей, и костры мучеников, и топоры землепроходцев. Начинается она с тех самых пор, как новгородец Ивашка сын Дмитриев Ластка в 1542 году облюбовал себе место для поселения на правом берегу Печоры. Бил челом перед Грозным царем и получил царскую грамоту, которая давала ему право «копить слободу», пользуясь всеми ее обширными угодьями. И платить чисто символически оброку в год по кречету или соколу. И стал Иван Дмитриевич Ластка удельным князьком, а новая слободка начала жить и копиться.

 

 

 

Интерес к печорским землям появился после того, как на притоке Печоры реке Цильме в 1491 году были открыты месторождения медной и серебряной руды. Это и стало толчком к освоению северной окраины. И В XVI–XVII веках чеканили из цилемской меди государеву монету. А после того, как образовалась слободка, к царскому столу из печорских угодий посылалась нежная королевская семга да россыпь мягких алмазов — северная пушнина. Жители слободки ловили рыбу, били бобра, выращивали скот, сеяли хлеб в условиях зоны рискованного земледелия и выживали как могли.

Слободка жила своей непростой жизнью, когда в XVIII веке в результате реформы патриарха Никона и церковного раскола потянулись в этот край носители старой веры, раскольники с Мезени и Великого Устюга, Вологды и Новгорода. Немаловажен тот факт, что на Печоре, в Пустозерске, жил в заточении и был замучен идейный вдохновитель староверов протопоп Аввакум. Вслед за ним в северные дебри шли беглецы веры, спасаясь от преследований. В печорском крае у притоков Цильмы и Пижмы появились староверческие скиты. При скитах — школы грамотницы. В них обучали детей не только грамоте, но и диалектике, и риторике. В мастерских писали иконы, переписчики переписывали старинные книги, за которыми со всей Печоры приезжали староверы. Службы церковные совершали по древним этим книгам в молельных домах.

 

 

 

Поборники старой веры иконы держали за занавеской, гостям давали напиться из особой мирской чашки, дедовы книги кому угодно не показывали. И сохранялись они не как вещи, имеющие материальную ценность, а как материал для поучения и назидания, полезный для души. И даже в начале XX века по старинке они переписывались глухариным пером, обмакнутым в разведенную сажу.

Первое, что бросается в глаза, — обширные просторы: куда ни глянь, а конца не видно. Широкая река, которая в половодье разливается на несколько километров, бескрайние заливные луга на левом берегу, а вокруг села — тайбола (так на Руси когда-то назвали тайгу).

Возвышается над рекой новый староверческий храм. Чтобы постороннему зайти туда, надо испросить разрешения у настоятеля отца Алексея.

Не ушла древлеправославная вера — и, несмотря на гонения и сожженные скиты, выстояла, сохранилась и даже укрепилась. Старообрядцы-беспоповцы заменили священников духовными учителями, мирянами-наставниками, которые и по сей день ведут службы и совершают таинства. Часто сегодня роль наставниц исполняют женщины, поскольку все меньше и меньше в современной жизни находится мужчин, соблюдающих благочестие: нередко подвержены они пьянству и табакокурению. Наставники же по старообрядческим законам должны быть примером для единоверцев.

 

 

 

Все здесь скрыто от постороннего взгляда. Сурово глядят своими глазницами-окнами на Печору родовые дома, построенные более 100 лет назад: крепкие двухэтажные хоромы, где жилая и хозяйственная половина находятся под одной крышей.

Но стоит заглянуть в любой из этих домов, и откроется мир, овеянный седой стариной. Старые фотографии на стенах, древние иконы, предметы быта, книги и праздничные наряды, в которых каждая усть-цилемка чувствует себя боярыней.

Удивительным образом древние традиции, фольклор, неповторимый говор и вера предков сохранилась в этом северном селе.

Каждый год в начале июля в Усть-Цильме начинаются горочные гуляния. Водят Горку на Иванов и Петров дни — 7 и 12 июля.

Праздник этот возник предположительно в XVII веке и приурочен был к передышке между посевными работами и сенокосом. В эту пору приплывали в Усть-Цильму чердынские купцы с товарами. Все село выходило встречать речные грузовые суда — каюки. Повод, по которому собирались сельчане для праздника, давно забыт, а традиция сохранилась. Каждый год водят в селе хороводы по древнему ритуалу.

Горка — сродни карнавалам, к которым заранее готовятся. Женщины достают из сундуков старинные наряды, а то и новые шьют по традициям предков. Сарафаны, рубахи-рукава и роскошные платы (большие платки) передаются от матери к дочери как особая семейная реликвия. А на Горку все, от мала до велика, словно разноцветные гирлянды, сплетаются в хороводах.

 

 

 

И все это по-северному чинно, важно, благородно. Протяжные песни стекаются, как притихшие воды. Пестрые яркие наряды поражают своим великолепием. Не на сцене, а на зеленом лугу гуляют неспешно и степенно «устьцилема». Так называют себя жители села, подчеркивая свою исключительность: «Мы не русские и не коми, мы — устьцилема».

А в ночь на Петров день собираются всем селом на берегу Печоры, разжигают поминальные костры, варят уху и кашу. Тоже по старинному обычаю.

Как мог не исчезнуть в этой глубинке огромный пласт древней культуры, который не сохранился ни в одном другом уголке России? А вот не исчез — и по сей день, благодаря бездорожью, удаленности и строгим законам староверов, звучат протяжные песни над Печорой, жители села водят свои хороводы и жгут костры белой ночью над рекой, собираясь родами, семьями, чтобы помянуть своих предков.

15
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Светлана Чанилова
👍 Лена, замечательная история. Слышала и читала много про Кенозерский парк, а про этот удивительный уголок от тебя впервые. Спасибо
Ягодка Волчья
1
Классный репортаж
Василий Харитонов
Долго ли им ещё осталось?
Да и мужиков не понимаю, жили бы да радовались...
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.