Робинзон и Пятница

 

Сьюзан родилась в Восточной Германии, и ее студенческие годы пришлись на время падения Берлинской стены. Йорег родился в Швейцарии, выучился на врача и объехал полмира с миссиями ВОЗ и «Врачами без границ» (MSF). Их семья — яркий пример того, как люди умеют вдохновлять друг друга на удивительные поступки. На момент выхода интервью Йорег и Сьюзан переезжают из Австралии обратно в Швейцарию после семи лет в стране кенгуру. Австралия стала для них вторым домом: здесь они поженились, пожили на побережье Большого Барьерного рифа, проработали врачами на далеких островах Торресова пролива и родили двух дочек. Их история — живое доказательство того, что семья и дети не препятствуют, а вдохновляют и помогают на пути к достижению мечты.

 

 

 

 

МП: С чего началась ваша история?

 

Йорег: Я врач общей практики и специалист по общественному здравоохранению. Свое образование я получил в Швейцарии. И потом в течение нескольких лет работал в Индонезии, Республике Чад, Судане, Сомали, Афганистане. В этот период я и встретил Сьюзан.

Сьюзан: Я получила образование в своем родном городе в Восточной Германии, на границе с Польшей. После падения Стены я поняла, что у меня появилась возможность переехать, работать и познавать мир. Я понимала, что если останусь в Восточной Германии, то обязательно обзаведусь семьей и забуду про свои планы и мечты. Для переезда я выбрала Швейцарию. Там я пошла на курсы медсестер реанимации и терапии. Позже я поступила на работу в местную больницу, где встретила Йорега. На тот момент он работал там врачом.

 

 

Йорег: И вместе мы решили попробовать что-то новое и переехать жить в Австралию.

 

 

 

 

МП: Почему вы решили работать в организациях ВОЗ и MSF?

Й.: Изначально мной двигала та самая идея спасти мир. К тому же я хотел поработать в разных культурах, пожить в разных странах. В миссиях ВОЗ я выполнял в основном профилактическую работу — так, после цунами 2004 года я работал в Индонезии и занимался профилактикой холеры. С MSF работа была в основном в больницах и лечебных центрах. Когда я работал с миссией в Сомали, Сьюзан прилетала навестить меня и мы путешествовали по Кении.

 

 

 

 

 

МП: Почему вы решили переехать именно в Австралию?

 

 

Й.: Было несколько причин. Во-первых, мы хотели поработать где-то вместе, сменить ритм и стиль жизнь, попутешествовать.

С.: Да, но я не говорила по-английски. И мы поняли, что сначала надо пожить и поработать в стране с английским языком. В Канаду попасть было трудно, Великобритания как-то климатически не прельщала. А потом Йорег предложил Австралию. В 1996 году он работал врачом в Австралии в одной из общин аборигенов, а по окончании работы путешествовал по восточному побережью. Он сказал: «Сьюзан, я помню, там было очень красиво, поехали жить туда». Как раз в это время в одном из профессиональных изданий было объявление о вакантном месте в частной практике в городе Рокхэмптон, штат Квинсленд. Ну мы и решились.

 

 

 

 

МП: С профессиональной точки зрения как вам дался переезд и смена работы?

 

Й.: Профессиональная часть мало отличается. Что действительно было другим — менталитет твоих коллег и пациентов. К этому надо было привыкать.

С.: Во-первых, в Швейцарии все очень формально. А в Австралии пациенты называют тебя buddy («приятель» — англ.). Что касается реанимации, мне несложно было перестроиться на английский язык, потому что все равно все термины на латинском. Что было сложно, так это привыкать к расслабленному темпу. В повседневности это было удобно — люди никуда не торопятся, не ссорятся и не нервничают. Но в работе я привыкла к эффективности, а в Австралии все занимает намного больше времени.

 

 

 

 

МП: Когда появилась идея поехать на острова Торресова пролива?

 

С.: Йорег хотел поработать в сфере общественного здравоохранения. Я не помню точно, как это произошло, вроде Йорегу просто позвонили и предложили. Мы стали читать про острова и поняли, что это безопасное место, чтобы ехать с семьей, но при этом все же достаточно необычное.

Й.: Сьюзан была медсестрой-консультантом, а я был врачом-терапевтом для жителей трех разных островов: Дарнли / Эруб (400 человек), Стивенc / Угар (50 человек) и Маррэй / Мэр (400 человек). В целом порядка тысячи, что не особенно много для одного врача. Раз в неделю я летал на вертолете между этими островами и проводил осмотры.

 

 

 

 

МП: А как с беременными женщинами?

С.: Беременная женщина должна была покинуть остров не позднее 36-й недели беременности и провести последние недели перед родами на острове Терсдэй или в Кэрнсе. Пару раз были случаи, когда у беременной начинались преждевременные роды. Но для этого всегда есть медикаменты, чтобы задержать процесс и успеть отправить ее на вертолете в больницу.

 

 

 

 

МП: Как вас приняли островитяне?

 

С.: Я чувствовала, что нас принимают, но не включают в общину. Факт того, что с нами была маленькая Марла, очень помогал. Местные жители всегда очень ею интересовались, хотели с ней поиграть.

 

Й.: В целом приняли нас тепло. Все же мы врачи, и наша помощь людям нужна. Главное было помнить о разнице культур. Нам надо было следовать местным правилам и принимать тот факт, что островитяне отдают предпочтение методам нетрадиционной медицины.

 

 

 

 

МП: Какие это методы?

 

Й.: В основном черная магия. Ритуалы с музыкой, применением местных трав, змеиной крови, куклами вуду. Некоторые не мылись по несколько дней или заговаривали больное место.

С.: Как-то у нас произошла странная история. У жителя острова была ужасная инфекция, он был очень слаб, еле двигался, и ему срочно надо было в больницу. Мы организовали вертолет, но, когда пришли его забирать, он попросил подать ему его спасательный жилет и собрался плыть до Папуа — Новой Гвинеи 30 км на лодке. Мы не имели права насильно оказывать ему помощь. И он уплыл. Ко всеобщему удивлению, он выжил. Он потом рассказывал, что у знахарки в Папуа — Новой Гвинее он спал, пил кровь змеи и не мылся несколько дней.

 

 

 

 

МП: Вы можете сравнить опыт на Торресовых островах с опытом работы в миссиях ВОЗ или MSF?

Й.: Это была будто страна третьего мира с ресурсами развитой страны. Я был в шоке от того, сколько разных вариантов решения проблемы у меня было, в отличие, скажем, от Афганистана или Сомали. Если пациенту было действительно очень плохо, я всегда мог отправить его в больницу в Кэрнс или на Терсдэй. Тогда как в Афганистане мы все должны были делать на месте и не могли полагаться на внешние ресурсы. Но что касается работы с местными, все было очень похоже — к примеру, инфекционные заболевания по причине плохой гигиены. И здесь тоже надо было постоянно помнить, что менталитет пациентов сильно отличается от твоего.

 

 

 

 

 

МП: Расскажите про особенности менталитета.

С.: Правила общения между мужчиной и женщиной. На островах есть пять разных уровней вежливости в ситуации, когда вы здороваетесь с собеседником. Чтобы к этому привыкнуть, требуется время. Женщины должны одеваться соответствующе: закрывать плечи и коленки. Женщины не могут заговаривать с мужчиной. Отношения между сестрами здесь также особенные. Часто, когда у ребенка возникает проблема, он идет сначала к тете, а потом уже к маме и т. д.

 

 

 

 

МП: Острова расположены достаточно далеко от континентальной Австралии. Как это сказывалось на доставке еды и медикаментов?

C.: Мою жизнь спасла кофемашина, которую мы заранее купили. На острове был маленький продуктовый магазин с ценами в три-четыре раза выше, чем в Сиднее. Каждый понедельник приплывала баржа и доставляла уже полусвежие продукты. Каждые шесть-восемь недель мы заказывали йогурт, сыр и молоко по интернету.

 

Й.: Мы просто не могли себе позволить пойти прогуляться до ближайшего кафе за мороженым, как в городе, и постепенно привыкли все планировать заранее.

 

 

 

МП: Сьюзан, на третьем месяце пребывания на острове ты узнала, что беременна вторым ребенком. Как проходила твоя беременность вдали от цивилизации?

 

С.: Я наслаждалась. Мне не надо было никуда спешить, я могла долго спать. Все проходило очень расслабленно. Каждый месяц на остров прилетала акушерка и проверяла всех беременных женщин. Кроме меня еще было 12 беременных.

 

 

 

 

МП: Вы участвовали в каких-то традиционных праздниках?

 

Й.: Самое большое событие было на Праздник света (Coming of the Light), день, когда миссионеры приплыли на острова, что мне кажется достаточно странным: факт того, что тебя когда-то колонизовали, превращается в большую вечеринку.

С.: В 1871 году миссионер приплыл на остров, но оказался на другой его стороне. Там жил один рыбак. Обычно приплывших сразу убивали и съедали — раньше островитяне были каннибалами. Но миссионеру удалось установить контакт с этим рыбаком, он жил у него несколько дней. Потом рыбак представил его общине, и чужака приняли. С этого все и началось.

 

 

 

 

МП: Удивительно, как островитяне за такой короткий срок переквалифицировались из каннибалов в правоверных христиан.

С.: Да. У них была очень традиционная жизнь. Это были воинствующие племена с разных островов. С приходом религии к ним пришла и этика. Но даже сейчас иногда просыпается племенное чувство и люди становятся очень агрессивными. Иногда пьяный островитянин не видит разницы между братом и врагом. Мы часто оказывали медицинскую помощь, потому что кто-нибудь напивался и пытался убить брата гарпуном.

 

 

 

 

МП: Почему вы уехали с острова?

 

Й.: Основной причиной было скорое рождение Тианы. Мы не хотели оставаться на острове с младенцем. Не то чтобы это было невозможно, но Сьюзан просто пришлось бы перестать работать, а без работы на острове очень скучно.

 

 

 

 

 

МП: Вы скучаете по жизни на острове?

С.: Да, иногда скучаю. Это был уникальный опыт, за который я очень благодарна. Но это был и нелегкий опыт. Порой мне было очень одиноко, не хватало здорового общения вне дома. С местными невозможно было обсудить некоторые простые для нас бытовые вещи, такие как езда на автобусе. Они просто никогда на нем не ездили. Но в целом это было важно для нас как для семьи.

 

 

12
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Павел Яблочкин
0
Отличный текст, но в том как обращаются австралийцы ошибка, они вместо buddy используют matey, что в принципе обозначает одно и тоже, правда произносят его как майд. Только вернулся из путешествия по Австралии, и если бы друзья не подсказали, не понял бы.
Клуб Моя Планета
0
любопытный лингвистический инсайт:)
однако, Сьюзан нам рассказала именно так — buddy :)
Павел Яблочкин
0
Там еще много разных занимательных словечек присутствует. Извините что усомнился)))
Андрей Мазаев
2
Ребята не ссорьтесь. Доброго вам дня, мое имя Андрей и я уже достаточно долгое время живу в Австралии, объехав больше половины страны на самолетах, автомобилях, на моём верном велосипеде, пешком, бегом и найдя кучу друзей и приключений. Здесь примерно около 1000 слов, которые употребляются в Австралийском английском и негде более. Достаточно интересно учить этот уникальный язык и уникальную культуру Аборигенов. Они употребляют два слова buddy и mate, т.е. эти два слова постоянно входу и ты обращаешься при помощи них даже к незнакомцу на улице. Правда чаще всего можно услышать mate. Желаю вам много увлекательных путешествий и если нужна помощь в Австралии с удовольствием помогу (люблю путешествовать, фотографировать и писать). Посылаю много солнца из нашего лета в южном полушарии ;-)
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.