Реабилитация Синей Бороды

 

Синяя Борода убивает жен — это аксиома. Об этом знают даже те, кто не читал сказку Шарля Перро. Кое-кому известно, что прототипом маньяка-женоубийцы стал Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Рэ. Еще меньше народу в курсе, почему борода — синяя, как мальчики превратились в девочек и были ли вообще эти мальчики.

 

Нант: место казни

 

 

Если приедете в Нант, бывшую столицу Бретани, пешеходного квартала Буфе не миновать. Там мощеные улочки, музеи, кафе-ресторанчики, прочие прелести неформальной жизни. На одноименной площади с белокаменными домами торговые ряды со всякой всячиной, уютная суета и безмятежность. И не представишь, что пять с лишним веков назад на этой самой площади случилось событие, потрясшее Францию и навсегда оставшееся в ее истории. Хотя возможно (и даже более вероятно), что произошло это вовсе на площади Сен-Пьер, где стоит собор Святых Петра и Павла, а напротив — замок Бретонских герцогов. Или и вовсе на месте этого самого замка — немало достопримечательностей претендуют на главную роль в этой печальной истории.

Словом, 26 октября 1440 года здесь (или там) был казнен герой Столетней войны, ближайший сподвижник Орлеанской девы, самый молодой маршал в истории страны барон Жиль де Рэ. В чуть менее 50 пунктах обвинения фигурировали похищения сотен детей, насилие, извращения, жертвоприношения... Словом, поводов для сжигания на костре оказалось достаточно. Правда, в виде особой милости было разрешено злодея перед сожжением удушить.

 

 

Мальчик из замка Машкуль

 

 

История жизни барона не менее захватывает, чем романы Дюма. Потомок знатнейших бретонских родов Монморанси и Краон, Жиль родился в 1404 году в замке Машкуль — на границе Анжу и Бретани. Мальчик получил превосходное образование, от родителей унаследовал любовь к книгам и пытливость ума. В 11 лет он осиротел, и за его воспитание взялся дед, предпочитавший владение мечом знанию древних языков. Фехтование, соколиная охота, бешеные скачки по окрестностям родовых владений увлекли подростка не меньше, чем умные книги.

Пространство для скачек изрядно увеличилось, когда 16-летний Жиль женился на Катрин де Туар, владения которой лежали как раз между землями Краона и Ре-Лавалей. Она стала первой и, как это ни странно, единственной законной женой Синей Бороды. Умерла Катрин, кстати, своей смертью — от старости, сильно пережив давно разлюбившего ее супруга.

 

 

Орлеанская дева из Домреми

 

Когда Жиль де Рэ явился ко двору, положение Карла VII, полупризнанного короля, было весьма плачевно. У сына «безумца и шлюхи», как звали Карла VI и Изабеллу Баварскую, не было ни сил, ни средств, чтоб справиться с разрухой, в которую ввергла Францию Столетняя война. Бедный король и богатый барон встретились, чтобы изменить жизни друг друга. Де Рэ финансирует и возглавляет внушительные отряды, сражающиеся с англичанами во имя того, чтобы сына Карла Безумного стали называть Карлом Победителем. Король, в свою очередь, представляет его чудом прорвавшейся ко двору девушке Жанне из деревеньки Домреми, которую позже назовут Орлеанской девой.

 

 

Беллетристы (например, Жюльетта Бенцони в книге «Искатели приключений: откровения истории») хором твердят о внезапно вспыхнувшей любви красавца-аристократа к странной пейзанке. Кто ж знает. Но то, что Жанна была одной из самых сильных привязанностей в его жизни, — несомненно. Из источника в источник цитируются слова Жиля де Рэ: «Она дитя. Она ни разу не причинила зла врагу, никто не видел, чтобы она когда-нибудь кого-нибудь поразила мечом. После каждой битвы она оплакивает павших... Вокруг нее никто никогда не ругается, и людям это нравится, хотя все их жены остались дома. Нужно ли говорить о том, что она никогда не снимает доспехов, если спит рядом с нами, и тогда, несмотря на всю ее миловидность, ни один мужчина не испытывает к ней плотского желания».

 

 

Золотая клетка Тиффожа

 

 

Они сражались вместе под Орлеаном и при Жаржо. Прославившись в боях, Жиль де Рэ в 25 лет, в 1429 году, стал самым молодым маршалом Франции и удостоился неслыханной чести: права поместить на родовом гербе изображение «королевского цветка» — лилии. Через два года Жанна была взята в плен, а затем казнена. Трудно сказать, это ли было причиной охлаждения отношений с королем или барон уже стал не нужен Карлу, но в 1433 году де Рэ уходит в отставку и поселяется в замке Тиффож, доставшемся ему с приданым жены. Ему всего 29 лет, но жизнь как будто уже позади.

Что ж, если нельзя сражаться с врагом, можно увлечься другим. Он живет в неслыханной роскоши, в окружении сотен рыцарей, пажей, музыкантов, слуг, пополняет обширную библиотеку редких рукописей, финансирует постановку «Мистерии об осаде Орлеана», прославляющую подвиг Жанны. Пытливый ум ищет приложения. В замок стекаются врачеватели и алхимики, ищут философский камень, эликсир молодости, способы получения золота. Под лаборатории переоборудованы помещения на первом этаже замка. И без того истощенные военными походами и «спонсированием» королевских нужд средства тают. Барон начинает распродавать владения. В частности, великолепный замок Шантосе, куда когда-то привез свою юную жену.

 

 

Обвинение в соборе Святых Петра и Павла

 

Происходили ли за толстыми стенами чудовищные оргии, о которых потом в течение пяти веков гудела вся Франция? Предпочитал ли наш герой хорошеньких мальчиков своей отправленной в ссылку нелюбимой жене? Точно известно только, что в конце августа 1440 года епископ Нантский в своей проповеди в соборе Святых Петра и Павла сообщил прихожанам о гнусных преступлениях барона против малолетних детей и подростков, грехе сладострастия, содомии и сношениях с демонами. Епископ потребовал, чтобы все, кто располагает подобными сведениями о шевалье, незамедлительно ему о том сообщили. И добрый народ повалил валом.

 

 

Когда поначалу с презрением все отрицавший Жиль признал под пытками свою вину, список жертв вырос чуть ли не до 800. Показания «главного чародея» итальянца Франческо Прелати, телохранителей, слуг и просто случайных прохожих полны леденящих душу подробностей. Злодея и двух его телохранителей приговорили к сожжению. Рано утром 26 октября Жиль де Рэ принес публичное покаяние в совершенных им преступлениях и попросил всех, кто его слышит, молиться о спасении его души. Раскаяние его было столь истовым, что площадь рыдала. Среди других, вся в белом, стояла и единственная жена будущей Синей Бороды Катрин де Туар.

 

 

Почему борода — синяя?

 

В 1697 году вышла в свет книга Шарля Перро «Сказки моей матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями», после которой Жиль де Рэ причудливым образом превратился в Синюю Бороду. Произошло это, по мнению исследователей, из-за того, что сказочник объединил историю барона с древней бретонской легендой о графе Кономоре, убивавшем своих жен.

 

 

Остается последний животрепещущий вопрос: почему борода — синяя? Среди объяснений есть варианты на любой вкус. Во-первых, Жиль был жгучий брюнет с, соответственно, иссиня-черной бородой. Во-вторых, он был русый (рыжий), а борода — черная. В-третьих, некая легенда рассказывает о девице Бланш, согласившейся выйти за барона замуж, если он отдаст ей душу и тело. После его согласия она превратилась в дьявола и окрасила бороду шевалье в соответствующий цвет: «Теперь ты не будешь Жилем де Лавалем, — прогрохотал Сатана. — Тебя будут звать Синяя Борода!» И четвертое объяснение самое прозаическое: это просто ошибка переводчика — мол, «синебородыми» звали как раз безбородых, выбритых до синевы.

 

 

Вердикт: невиновен!

 

На протяжении веков дело Жиля де Рэ, за котором уже прочно закрепилось звание Синей Бороды, обрастало новыми подробностями. Но в 1992 году по инициативе писателя и историка Жильбера Пруто состоялся новый, беспрецедентный судебный процесс. Историки, юристы, журналисты — члены Общества друзей Жиля де Рэ — собирали свидетельства, изучали документы, извлеченные из архивов инквизиции, побывали в замках барона — Тиффоже, Машкуле и Шантосе. Специальная судебная коллегия, заседавшая в Люксембургском дворце, вынесла вердикт: невиновен! Да, барон занимался магией, но человеческих жертвоприношений не совершал. Все обвинения основаны на показаниях обвиняемых, добытых под пытками, — улик не было найдено никаких. Недобрую службу герою сослужила обширность владений, которые так хотелось прибрать к рукам, и привычка де Рэ плодить должников, вовсе не жаждавших долги возвращать. Юридической силы решение суда за давностью лет не имеет, но доброе имя и историческая справедливость восстановлены.

Но не пропадать же легенде? Путешествуя по Западной Луаре, можно легко найти на карте Кроан и Лаваль, побродить по развалинам Тиффожа, постоять у подножия реставрируемого Шантосе и поселиться в уютном отеле Lalobema с видом на мрачные стены древнего замка Машкуль. В любом случае гид непременно сообщит таинственным шепотом: «Здесь жил знаменитый Жиль де Рэ по прозвищу Синяя Борода» — и начнет рассказ о безвинно замученных детях и привидениях.

23
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Anastasia Kovaleva
4
Спасибо за интересную статью! Жалко Барона...признался в том, чего может и не совершал и за ним закрепилась такая дурная слава на много веков.
Елена Савкина
0
Под пытками во всем можно признаться. Да, если невиновен барон, то его действительно жалко.
Vadim Gadelshin
2
Очень интересная статья,  спасибо. Вот, что делает с людьми зависть. Белое окрашивает в черное, в данном случае-в синее.
Нина Марьясова
Во все времена опасно давать в долг - особенно крупные суммы! Автоматически становишься врагом №1 и предметом охоты и клеветы.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.