Работа для путешествий: стюардесса

 

Алена Шишаева — востоковед и переводчик с китайского. Она долго пыталась работать по специальности, но после затяжных депрессий поняла, что что-то в жизни нужно менять, и ушла в стюардессы бизнес-авиации. Теперь она чувствует себя на своем месте.

 

До того как Алена Шишаева стала работать в бизнес-авиации, она сменила много видов деятельности — от переводчика с китайского до бизнес-консультанта. В своем интервью Алена поделилась казусами, которые происходили с ней в небе и на земле, объяснила, почему пассажиры воскресных рейсов рискуют улететь из Италии голодными, и рассказала, как стюардесса успевает сочетать работу с путешествиями.

 

— Почему вы решили стать стюардессой?

— В авиацию я попала случайно. Я закончила МГУ, Институт стран Азии Африки. После выпуска не особо понимала, что хочу делать. Уехала в Шанхай, жила там два года, сменила много мест работы — была консультантом и искала китайских партнеров для русских компаний, работала в медиа, была переводчиком. Мне все не нравилось, и надолго меня не хватало. Потом я вернулась в Москву, решила перестать искать призвание по душе, а просто работать за зарплату, и пошла опять в переводчики. Что в итоге привело к ужасной депрессии. Чтобы как-то себя перебороть, я загрузила свое резюме онлайн, и на него сразу откликнулся «Аэрофлот». Им нужны были бортпроводники с китайским языком. Я готова была к ним идти, но потом в последний момент подвернулась другая возможность. И я оказалась в бизнес-авиации.

— Проходили ли вы обучение по специальности бортпроводника?

— У нас требования не такие, как в гражданских авиакомпаниях. Наша задача прежде всего — сервис и создание комфортной обстановки на рейсе. Мы проходим курсы по безопасности и эвакуции пассажиров с самолета в обязательном порядке, а также курсы по VIP-сервису: техника VIP-сервиса, принципы обслуживания, психология общения с пассажирами.

— Что такое VIP-обслуживание?

— Умение создать комфорт пассажирам. Здесь не идет речь ни о каком навязчивом сервисе, нужно просто чувствовать настроение пассажира. Не надо навязчиво к нему подходить и что-то предлагать, нужно понимающе относиться, общаться и заранее предвидеть, что может понадобиться этому конкретному пассажиру.

 

 

— Вы чувствуете в своей работе разницу менталитетов разных народов?

— Мы много общаемся с наземными службами разных стран, делаем заказы: мы — питания, пилоты заказывают заправку самолета. От менталитета зависит четкость выполняемой работы. Где-то все будет происходить четко и по плану, а где-то не очень. К примеру, скажем, испанцы обязательно опоздают, все будет происходить медленно, кто-то не будет работать в выходной, у кого-то сиеста. Где-нибудь в Италии в выходные дни тебе могут отказать в принципе в выполнении заказа. Потому что выходной день для итальянца — святое дело. Значит, если тебе срочно нужно питание на борт, который улетает в воскресенье, придется самому пойти в ресторан, заказать еду на вынос и привезти на борт самолета. Бывает, в супермаркет приходится идти. А где-нибудь в Лондоне или Мюнхене тебе готовы все сделать 24 часа в сутки. Там нам всегда идут навстречу и никогда не возникает никаких проблем. Даже если вдруг изменили расписание и ты вылетаешь не завтра, а сегодня, тебе все равно все быстро сделают и привезут.

— Как часто вы летаете?

— Мне сложно вывести среднее количество полетов за месяц. Может такое произойти, что я просижу полторы недели дома и мне за все время никто не позвонит. А потом резко пойдут рейсы. Были такие моменты, когда приходилось работать сутками. Нет четкого расписания, все может поменяться в последний момент.

— Получается, что вы много путешествуете, но есть ли у вас возможность что-то увидеть в чужой стране?

— Если рейс с остановкой в стране, то, естественно, у нас есть свободное время. Мы можем делать, что хотим. Конечно, хочется сразу идти, гулять, смотреть. Но при этом надо быть всегда готовым, что тебя могут выдернуть обратно. Было такое: в Салониках мы отъехали за город отдохнуть. По идее, у нас впереди было два свободных дня. Сели в ресторане — и только заказали обед и вино, как нам позвонил диспетчер и сказал: быстро на самолет. Мы сломя голову понеслись обратно в город, выехали из гостиницы — и в самолет. Это нормально.

— Работа, конечно, непростая, но для путешествий — самое оно, идеал. Однако, наверное, и неприятности случаются?

— Всякое бывает. Как-то я, например, забыла еду в духовке. Мы прилетели на Кипр, и почти неделю можно было отдохнуть на море. Вернулись в самолет после отдыха, я открываю духовку и понимаю: боже, все протухло! Отвратительный запах тухлой еды распространился по всему салону. У меня началась паника, потому что оставалось полтора часа до прихода пассажиров. Мы стали звонить бабушкам и мамам, спрашивать, что надо сделать, чтобы прекратила вонять духовка. Все подручные средства были использованы, и, к счастью, к приходу пассажиров запах удалось побороть. Было очень нервно.

 

 

— Какие существуют требования к внешнему виду?

— Строгие. Мы всегда должны выглядеть красиво. У нас есть несколько комплектов формы, они зависят от сезона. Каждый комплект формы подразумевает соответствующий макияж. Заявляться на борт с неуложенными волосами и без макияжа, с заспанным лицом — не приветствуется.

— Как поменялись ваши взгляды на жизнь после того, как вы начали работать стюардессой?

— Я стала более терпимой к людям. Более толерантной. Может, потому что я сталкиваюсь чаще с другими менталитетами. Я стала мягче, женственней и намного более понимающей.

— Какие есть минусы в вашей работе?

— Лично для меня минусов мало, мне нравится моя работа. Но объективно минус один — тебе сложно что-либо планировать. Твои планы могут в любой момент сорваться, и придется все менять. Не все готовы с этим жить. Но лично мне это подходит. Еще любят говорить, что для здоровья это не самая полезная работа. Хотя сидение в офисе — это тоже не самая полезная работа.

— Как ваша семья реагирует на перелеты?

— Сейчас уже нормально, хотя в первое время были проблемы. Не все понимают, что такое бизнес-авиация. Часто думают, что я работаю официанткой и говорят: «Зачем тебе диплом востоковеда? Чтобы разносить тарелки?» Не сразу и не всем было понятно, что я воспринимаю эту работу действительно всерьез, она мне подходит по каким-то личным причинам. Семья переживала: а как же китайский язык? Но раз я не один год пробовала работать по линии китайского языка, значит, что-то не так, и нужно было отвлечься от языка и попробовать что-то другое.

19
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.