Психи или герои

В сознании обывателя любое экстремальное приключение — результат зависимости от адреналина. Однако почему мы иногда откровенно восхищаемся поступками таких «наркоманов»? Что мотивирует людей рисковать своей жизнью и почему страх — это необходимое каждому экстремалу качество?

 

Кто они — экстремалы

 

 

25 октября 2014 года вице-президент компании Google, 57-летний Алан Юстас совершил прыжок с парашютом из стратосферы с высоты 41 000 м, развив скорость свободного падения, превышающую скорость звука, и побив на 3000 м рекорд знаменитого экстремала Феликса Баумгартнера.

3 ноября 2014 года американский канатоходец Ник Валленда, не используя страховки, прошел по двум тросам, натянутым между тремя небоскребами в Чикаго на высоте почти 200 м.

В 2009 году российский альпинист Валерий Розов, облаченный в специальный костюм-крыло вингсьют, впервые в истории человечества совершил прыжок с парашютом в активную воронку в кратере действующего вулкана Мутновский, расположенного на полуострове Камчатка.

Людей, подобных Юстасу, Розову и Валленде, многие считают адреналиновыми наркоманами. Сами экстремалы объясняют свою тягу к экстремальным достижениям стремлением к гармонии с самими собой и природой, а те, кто занимается этим долгие годы, точно знают свои возможности и их пределы.

 

 

Чувственный опыт

 

Что же мотивирует таких людей снова и снова бросаться в экстремальные приключения, забывая о прежних достижениях и ставя себе все более опасные цели?

 

 

В 50-х годах XX века американский психолог Марвин Цукерман разработал свою теорию, отвечающую на вопрос, почему люди не останавливаются в поисках экстремальных ощущений, которую назвал теорией «поиска ощущений». Цукерман выделил определенную черту личности, выражаемую на поведенческом уровне в форме генерализованной тенденции к поиску ранее неизведанных, разнообразных и интенсивных ощущений и переживаний и подвергании себя физическому риску ради такого чувственно-эмоционального опыта. Это была первая ласточка в получившем позднее огромное распространение суждении, что склонность к экстриму — это врожденное качество человека, после чего к исследованию данного феномена были подключены и ученые-генетики.

 

 

Ген новизны

 

 

Около 15 лет назад независимые исследователи из Израиля и США сделали ряд сенсационных открытий. Они выделили ген DRD4, отвечающий за поиск новизны, который выделяет в мозг фермент дофамин. Циркуляция дофамина, в свою очередь, способствует возникновению у человека потребности в различных удовольствиях, например, в сексе или наркотиках. Некоторые мутации этого гена приводят к появлению желания постоянно испытывать новые ощущения, совершать рискованные поступки.

 

 

В результате популяризации генетической составляющей этой теории любители экстремального спорта в глазах обывателя очень быстро превратились в зависимых от адреналина чудаков, склонных к неадекватным поступкам.

 

 

Дело не в адреналине

 

 

В 2009 году австралийский спортивный психолог Эрик Браймер из Квинслендского университета в своем исследовании обратил внимание на другую сторону вопроса, связанного с экстремальным туризмом и спортом. Его интересовало то, как сами любители экстрима описывают свою мотивацию к подобным занятиям, а также как их увлечение влияет на их жизнь в целом. Выводы, к которым пришел ученый, опросивший несколько десятков любителей экстремального спорта (серферов, байдарочников, падающих с водопада, альпинистов-экстремалов, соло-восходителей и др.), показали, что данная деятельность может иметь мощнейший положительный отклик на сферы их жизни, не связанные с экстремальной деятельностью.

 

 

Браймер подверг критике теорию Цукермана за его ограниченность выборки по возрасту, в которой большой процент составляют подростки. Браймер в своем исследовании опирается на беседы с людьми разных возрастных категорий, от тинейджеров до женщин и мужчин в возрасте 50–60 лет.

 

 

Страх как ключ

 

 

Почти все опрошенные учеными упоминали, что они испытывают страх, когда идут на очередное «дело». По словам байдарочника Алана Уоррена, те, кто говорят, что не боятся, — лгут, или же это как раз те сумасшедшие, с которыми экстремалов очень часто сравнивают. Страх — ключ к внимательности и сосредоточенности. Браймер пришел к выводу, что именно наличие страха у экстремала отличает его от адреналинового наркомана, стремящегося снова и снова пощекотать себе нервы, рискуя жизнью. Страх бросает спортсмену вызов, и преодоление его влечет за собой развитие мужества и, что не менее важно, — появления смирения и спокойствия. Мужество таких людей заключается в том, чтобы противостоять страху и идти на управляемый риск. На карту любого опасного увлечения поставлена человеческая жизнь. Каждый экстремал когда-то тонул, падал и срывался. Те, кто выживали, очень серьезно относились к такому везению. Некоторые упоминали, что близость к смерти доказала им, насколько уязвим человек и как это событие парадоксально воссоединило их с природой, показав, каково место человека в этой жизни.

 

 

Похоже на медитацию

 

 

У обывателя, наблюдающего за экстремалами в действии, нередко складывается впечатление, что он видит игру в русскую рулетку, которая происходит в состоянии аффекта: быстро, без раздумий, отчаянно. Однако, что больше всего удивило австралийского ученого, очень многие экстремалы, описывая свои ощущения, упоминают состояние сродни медитации. Так, один из скалолазов, описывая процесс восхождения, упоминал важность спокойствия и ясности, отвлечения от всего вокруг и фокусирования только на самом процессе восхождения. Это психическое состояние полного участия и внимания, потеря самосознания и чувства уходящего времени психологи называют термином «поток». На протяжении многих веков люди, практикующие восточные религии, стремились достигнуть этого состояния через медитацию. По мнению Браймера, многие экстремальные спортсмены входят в это состояние и испытывают аналогичные трансцендентные переживания «потока».

 

 

Как бы то ни было, маловероятно, что в глазах большинства обычных людей экстремалы будут безусловными героями, стремящимися к единению с природой, совершенствующими свою волю и характер. Всегда будут существовать люди, необдуманно рискующие своей жизнью. Только более глубинное изучение мотивов каждого отдельного взятого человека может объяснить, что кроется за желанием бросить вызов своим страхам и рискнуть собственной жизнью.

 

Сергей Яголковский, кандидат психологических наук, доцент департамента психологии Высшей школы экономики:

 

Среди многочисленных классификаций мотивации человека есть одна, имеющая прямое отношение к обсуждаемому вопросу. В рамках этой классификации выделяется два вида мотивации: мотивация избегания неудачи и мотивация достижения. В первом случае люди бегут от чего-то, во втором — к чему-то. У людей, занимающихся экстремальным туризмом, чаще встречается мотивация достижения: реализуя себя в экстриме, они находятся в комфортном и привычном для себя состоянии. Существование риска для жизни дополнительно подпитывает их на физиологическом уровне. Состояние риска, сопровождаемое рядом ответных физиологических реакций, приносит им комфортные условия и способствует получению удовольствия от занятия экстремальными видами деятельности. С другой стороны, имеют место случаи, когда риск — это способ человека забыть о каких-то очень важных проблемах, уйти от них. Тогда экстремальные формы поведения могут мотивироваться стремлением избежать неудачи в чем-то другом, они являются формой ухода от этого.

Отличить адекватного человека, для которого экстрим — это нечто большее, чем способ получения удовольствия, можно, задав ему вопрос: «Для чего ты это делаешь?» Если же это сознательный, продуманный, спокойный выбор человека, продиктованный стремлением продемонстрировать возможности человеческого тела и духа, и если это не несет угрозы окружающим, то тогда этот поступок смело можно рассматривать как адекватный, приносящий пользу и самому человеку, и обществу. Такой человек может чувствовать свое предназначение, способен влиять на других людей и вдохновлять их.

12
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Василий Харитонов
0
"Как бы то ни было, маловероятно, что в глазах большинства обычных людей экстремалы будут безусловными героями, стремящимися к единению с природой, совершенствующими свою волю и характер."
В общем-то было бы странно, если бы другие люди воспевали геройство экстремалов во имя себя же.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.