Правила жизни фотографа дикой природы

Правила жизни

 


 

Василий Солкин,

фотохудожник, публицист,

35 лет снимает
дальневосточных леопардов

 


 

«Леопард, бредущий по снегу, это чудо, это фантастика, так не бывает в жизни»

 

 

Никогда нельзя забывать о дистанции с дикими животными, иначе вам о ней напомнят.

 

Дальневосточный леопард приветствует каждого, кто приближается к его земле. Гибкий, грациозный, гордый — таким его запечатлели фотографы и операторы. Он как будто специально позирует, предлагая свои лучшие ракурсы. И кажется, поймать его в кадр так просто, но это всего лишь первое, обманчивое впечатление. Василий Солкин рассказал «Живой Планете» о леопардах и съемках дикой природы.

 

Кровью писано: снимаем только на ручном фокусе. Вы забываете про кнопочку «автофокус», выламываете ее у фотоаппарата, вообще наводите только вручную. Потому что, по закону Мерфи, когда придет леопард, между вами будет маленькая тоненькая веточка. Вы ее глазом не увидите, а автофокус — обязательно, вот я клянусь просто: он решит, что именно эта веточка является объектом вашего путешествия. И поэтому вы, приехав домой, счастливый, начинаете просматривать кадры, а резкости у вас нет. Кровью писано: снимаем только на ручном фокусе.

 

Как говорил мой учитель, тот, кто хочет снимать диких зверей в дикой природе, должен иметь крепкую задницу. Тут уж ничего не поделаешь.

 

 

Все начиналось с элементарной палатки, в которой фотограф должен был жить при забортной температуре. То есть, поскольку основные съемки происходят зимой, то это 27 °С, пронизывающий ветер. И внутри палатки нельзя шевелиться. А она еще находится на дереве, которое раскачивается этим самым стремительным ветром. Летом снять леопарда практически невозможно. Это единичные кадры. Если бы летом удавалось снимать леопарда, мы бы не мерзли при –27 °С.

 

А сейчас появились замечательные автоматические камеры, которые и видео, и фото снимают. Поэтому зачем этот лабаз, зачем этот фототуризм, я уже совершенно не понимаю.

 

Для чего изобретался фотомониторинг? Чтобы можно было идентифицировать каждую особь. А что делает молодое поколение нынешнего отдела науки нацпарка? Они берут и говорят: так, фотомониторинг фотомониторингом, какую-то часть ловушек ставим, как старшие товарищи, а другую часть ловушек уже нового поколения по качеству — там, где красиво. И у них сейчас есть отдельная такая папочка. Эти кадры по своей художественной ценности где-то даже превышают живую камеру живого человека, живого художника. Ребята совершили революцию. Но я снимаю перед ними кепку, и, в общем, молодцы.

 

 

Наше поколение твердо верило, что мы зверя перехитрили. Мы такие крутые, он не знает, а мы тут раз его — и сняли. Сегодня я абсолютно отдаю себе отчет, что никакие мы не были крутые, леопард знал, что там сидит оператор. Он всех нас знал. И в лицо, и по запаху, и по следам. Отличал друг от друга. Получается так вот. Сидит один фотограф — к нему приходит удача. Олень тот же, в смысле мясо то же, лабаз тот же. Садится другой фотограф — а леопард не приходит. Получается, что надо завоевать доверие конкретного зверя конкретному фотографу. Но это я только через 20 лет понял.

 

Наступает момент, когда вдруг кажется, что вы уже запанибрата. Ну что, друзья же. И тут тебе леопард мгновенно показывает, что ты что-то попутал. То есть ставит тебя на место. Скажем так, не нравится мне, как стоит свет. Не туда он светит. Ночь. Ты вылезаешь из палатки, пытаешься поправить свет. И вдруг начинаешь испытывать какое-то странное чувство. Оборачиваешься, а он тебе дышит ниже спины. Он даже не говорит ничего, просто смотрит: «Ну че, я лапу протяну сейчас, и че?» И ты говоришь: «Все, все, все, понял, все». Закрываешь палатку и потом ведешь себя целых полтора года совершенно нормально. Вежливо, учтиво и не нарушая никаких дистанций.

 

Я 35 лет не верил, что на снегу можно увидеть леопарда. Я и сейчас его вижу и не верю. Леопард, бредущий по снегу, — это чудо, это фантастика, так не бывает в жизни.

 

Сначала их было 25. И по всем законам логики, биологии и так далее эта популяция должна была исчезнуть. Потому что это уже не популяция, это группировка, это катастрофа, все, это смерть. Его, собственно, и спасать-то никто не хотел, потому что никто не брал на себя ответственность за абсолютно безнадежное дело. А он взял и не исчез. То есть он, как Мальчиш-Кибальчиш, знает какую-то военную тайну, которую наука не разгадала до сих пор. Я ее не разгадал. И бог с ним! Он эту тайну знает, и поэтому он и выжил. Несмотря ни на что.

 

Цикл передач про национальный парк «Земля леопарда»

смотрите на канале «Живая Планета»

24
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Ольга Хлебникова
Спасибо...
Ягодка Волчья
Супер
Дуня Бобрышева
Надеялась увидеть фотку леопарда на снегу, а ее нет. Жаль
Вероника Далецкая
Скоро у нас выйдет материал про один день фотографа-анималиста и там, как раз, будет фото в снегу
Ольга Хлебникова
Еще хочу добавить, я очень-очень рада, что в моем родном Лазовском районе скоро ожидается "расселение" этих прекрасных пятнистых животных. Удачи во всех начинаниях!   👍
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.