Последний полет

 

Репортаж с места событий: как поисковики находят погибших летчиков.

 

21 августа 1945 года гарнизон Николаевка покинул пикирующий бомбардировщик ПЕ-2. Уже отгремела Великая Отечественная на западе, шла война с Японией на востоке. В тот день экипажу из трех человек, который выполнял боевое задание, вернуться на базу было не суждено. Во время полета вспыхнули пары бензина, которые скопились в приемнике инертного газа. Самолет разбился, люди погибли. Все то, что осталось от экипажа, было брошено в ямку на месте катастрофы, чуть посыпано землей и прикрыто бронеплитой.

Уже в наше время отрядом «АвиаПоиск» плита была убрана, останки выкопаны, перезахоронение организовано. На церемонию из Челябинска приехал даже сын штурмана разбившегося в тайге Пе-2. Он стоял перед могилой, по его дряхлым старческим щекам катились слезы.

— Мне очень непривычно в таком возрасте хоронить своего 27-летнего отца, — сказал он.

Именно так через 65 лет закончился полет, из которого не вернулся летчик Тимофей Петрович Вернигора, штурман Александр Ерофеевич Тимошенко и воздушный стрелок-радист Николай Терентьевич Рагузин. Но сколько еще погибших и брошенных защитников Отечества остается в земле от Калининграда до Владивостока, никто сказать точно не может. Известно одно — работы хватит еще не одному поколению поисковиков.

 

 

41-й

 

 

Будто сирена на военном аэродроме, ревет глубинный металлоискатель. Он капризничает: то затихает, то резко набирает децибелы, тем самым работая как маяк, который указывает правильный путь. При помощи этого устройства (а оно представляет собой длинную палку с двумя красными коробочками на концах) командир отряда «АвиаПоиск» Ярослав Ливанский определяет участок предстоящих раскопок.

Предположительно в 1945 году в этом месте потерпел крушение истребитель Як-9. Установить модель самолета поисковикам удалось по ржавой стойке шасси и некоторым другим фрагментам, которые лежали на поверхности, когда прибыла группа. Все же остальное покоится под землей. Там могут быть как и мелкие запчасти, так и крупные фрагменты.

Поэтому всех прибывших сегодня на раскопки, среди которых не только члены «АвиаПоиска», но и школьники из ближайшего поселка, ждут лопаты, грязь и тяжелый физический труд. Причем без всяких гарантий найти что-либо стоящее.

— Так, девочки, — обращается непосредственно к школьницам Ярослав, облокотившись на лопату. — Видите эти фрагменты? Собираем их и складываем на тент.

Девочки тут же принимаются за выполнение поставленной перед ними задачи. Что же касается мальчиков, то они в это время по идее должны были взять лопаты и пойти копать. Но они, как настоящие джентльмены, не бросают слабый пол в беде и помогают им со сбором обломков. Только лишь когда тент оказывается устеленным поврежденными деталями и вокруг не остается ничего металлического, школьники вместе идут копать рыхлую землю. Эти дети в возрасте 10–12 лет не являются членами кружка «провинившихся двоечников» и не отправлены на исправительные работы. Наоборот, на раскопки они приехали по собственной воле. Их глаза горят, они полны энтузиазма. И это уже их вторая полевая экспедиция.

 

Именно таким нехитрым способом мы выясняем, что и погибший летчик носил 41-й размер

 

— Александра Владимировна, моя мечта найти летчиков, — обращается к преподавателю девочка в зеленых джинсах и розовой курточке. Она активнее всех машет лопатой.

— Как мы должны говорить? — пытается поправить ее Александра Владимировна.

— Кости летчиков, — в ступоре отвечает девочка.

— Останки... — вздыхает преподаватель.

Девочка в розовом соглашается: мол, ну да — и тут же продолжает рыть землю в надежде осуществить свою мечту. Полевая работа проводится не ради самолетов и не ради ржавого железа, ведь «АвиаПоиск» в первую очередь ищет не Миги и не Яки, а погибших летчиков, которые управляли этими машинами. А самолет — это всего лишь ниточка, которая помогает в этом деле. Во-первых, обломки машины, на которые реагирует металлоискатель, сужают район поиска останков. Там среди всех этих раскуроченных деталей будут лежать и кости. Во-вторых, по железу можно установить имена и звания летчиков, год их гибели, а также причины катастрофы. Как? Каждая машина помечается еще на заводе, где на ней выбивают номера. По этим номерам через архивы можно проследить судьбу летательного аппарата, а с ним и судьбу летчиков.

— Нашли что-нибудь? — спрашивает детей Ярослав озорным тоном.

— Камней кучу нашли, Ярослав Владимирович! — отвечают ему.

— Значит, вы не там копаете, — уверен Ярослав.

Поэтому он тут же возвращается с металлоискателем. Прибор ревет, школьники в восторге. Только указывает он не на то место, где они копали. Тогда дети сдвигаются на ближайший участок.

У бойцов «АвиаПоиска» тоже не все слава богу.

— Копать полметра, чтобы тросик какой-то найти, — с досадой жалуется один из них, держа в руке непримечательную деталь.

Ярослав и тут тщательно все проверяет металлоискателем.

— Здесь два объекта, — объясняет он. — Вот один кончается, второй начинается. Значит, вот этот кусок надо снимать.

Именно здесь Ярослав и откапывает первую важную находку — подошву сапога летчика. Эта подошва говорит о том, что в момент соприкосновения самолета с землей летчик находился в нем. В том, что он погиб, у поисковиков нет никаких сомнений. Подошву Ярослав передает добровольцу по имени Дима. Тот сразу примеряет ее к своему берцу на левой ноге. Подошвы соединяются идеально.

— 41-й! — радостно сообщает он присутствующим, словно сделал открытие века, — у меня 41-й размер!

Именно таким нехитрым способом мы выясняем, что и погибший летчик носил 41-й размер. Все же остальное о нем пока остается загадкой. Кем он был? Когда погиб? Какое задание он выполнял? Одни вопросы, да ни одного ответа.

 

Раскопки в Египте

 

 

Белая кость летчика

 

 

Следующая находка не заставляет себя ждать. Сидя в грязи, Ярослав рассматривает кусочек какой-то материи, которая торчит из земли.

— Кожа. На жилет похожа, — делает вывод Ярослав.

— Спасательный? — спрашивает один из поисковиков.

— Нет, модный такой, современный, который надеваешь и носишь, — шутит командир, дергая этот кусочек кожи. Тогда становится видна другая его сторона. Она оранжевая. Не остается сомнений, что это действительно спасательный жилет. Он, кстати, может говорить о принадлежности самолета к флоту. По словам Ярослава, спасжилеты были только у морских летчиков.

Раскопки продолжаются, и дети пока не теряют ни энтузиазма, ни чувства юмора.

— Мы щас не самолет откопаем, а Атлантиду! — шутит один из школьников.

— Ну да, Атлантида закопалась, а не затонула! — парирует ему другой.

Копают и взрослые. Без шуток у них тоже не обходится.

— Что это? — удивленно спрашивают собравшиеся вокруг Ярослава бойцы, когда появляется очередная находка.

— Белая кость летчика, — шутит он над ними.

Я рассматриваю находку. Она действительно похожа на кость. Белую. Но кость оказывается алюминиевой ручкой управления, которая напоминает джойстик для компьютерных игр. Увы, с такой ручкой, спасжилетами и подошвами сапог далеко в деле установления личности летчика не уйдешь. Нужен номер, по которому можно сделать запрос в архив.

Когда разбивается самолет, к нему высылают поисково-спасательный отряд. Если военные находят место катастрофы, то они снимают с машины черные ящики, чтобы выяснить причины крушения. Все остальное оставляют. Даже вооружение, которое, как правило, при ударе гнется, деформируется, сгорает. Дальше дело остается за предприимчивыми местными жителями. Они-то и разворовывают самолеты на металл.

— Иногда из таких чигирей (так в Приморье называют глухие, труднодоступные, далекие места. «Из таких чигирей» — значит «из такой глуши». — Прим.) выносят самолеты! — рассказал мне поисковик Рома. — Думаешь, ну как оттуда металл таскать? Выхлоп какой? А люди носят. Они ведь в деревне сидят без работы, поэтому им там делать нечего. Пошел в рюкзачок набрал килограмм 20, спустился, сдал, опять поднялся. Параллельно идешь корень собираешь. А бывает, что приходишь, пулемет есть, но ствол спилен. Вот это охотники уже. Они стволы обрезают и вкладыши делают, в ружья.

 

Причины катастрофы, а также имя летчика предстоит еще выяснить. В этом поисковикам поможет номер двигателя

 

Что же касается Як-9, то он упал на частной территории оленьего питомника и был частично разворован. Если с ворами ушли те детали, на которых были выбиты номера, то в этом случае судьбу самолету установить будет почти невозможно.

Девочки гуляют в сторонке, мальчики сидят на земле с лопатами. И те и другие отдыхают. Энтузиазм улетучился. Наверное, вышел с каплями пота после тяжелого труда.

Мимо ребят проходит Ярослав.

— А вы чего сидите? Время обеда еще не пришло. Работать, негры! — по-доброму шутит он.

— Почему же сразу негры? — отвечает пухлый мальчик Костя, хватаясь за лопату.

Для детей Ярослав авторитет, пример для подражания. Иначе бы они не потянулись за ним. Деятельность отряда не ограничивается только поиском, самолетами и лопатами, она распространяется и на детей. В частности, Ярослав занимается патриотическим воспитанием.

— Видно, что у них глаза горят, хотя они даже еще не понимают глубокий смысл увековечивания памяти. Но они копают, они работают. И такая деятельность приносит плоды. Дети вырастают истинными патриотами. Не теми патриотами, которых учат, что надо любить государство, а патриотами, которые сами это все видят.

Ярослав Ливанский занимает должность педагога-организатора в детском юношеском центре Приморского края. Кроме того, он работает в департаменте молодежной политики ДВФУ, где создает клуб, чтобы привлекать студентов на мероприятия военно-исторической тематики. У Ярослава три медали, одна из которых — от морских летчиков ТОФ.

 

 

Памятник безымянному

 

 

Поисковики, как дети в песочнице, которые нашли золотую серьгу, галдят и рассматривают очередную деталь. Они полукругом сидят на коленках. В руках у Ярослава шатун. Пожалуй, это самая важная находка на сегодняшний день. На нем выбит номер двигателя. Только виден он очень плохо. Поэтому шатун начинают чистить лезвием перочинного ножика.

— 345 — 297, — Ярослав объявляет конечный вариант и уходит его записывать.

Раскопки подошли к концу. На синем тенте лежит стойка шасси, ручка управления, радиатор, втулка винта, детали двигателя, части фанерной обшивки и другие фрагменты разбившегося в хлам истребителя Як-9. Но это все железо. Останки летчика найдены не были.

— Такое ощущение, что его либо вытащили и похоронили сразу, когда нашли, либо его выбросило вместе с парашютом на расстояние 20–50 метров. Такое часто бывает, — рассказывает командир отряда «АвиаПоиск» Ярослав Ливанский.

Причины катастрофы, а также имя летчика предстоит еще выяснить. В этом поисковикам поможет номер двигателя, который был выбит на шатуне, найденном в земле. По номеру двигателя будет сделан запрос в архивы сухопутных и морских войск. Тогда станет известна принадлежность самолета, выяснится, где он летал, когда и при каких обстоятельствах разбился.

— Полевая работа закончена. Но если будет подтверждено по архивным документам, что летчик пропавшим без вести числится, наша задача будет в будущем сюда заехать и дальше продолжать (полевые работы), пока не найдем останки, — подвел итог Ярослав.

Фрагменты самолета, которые представляют музейный интерес, поисковики возьмут с собой. Остальное придется оставить на месте. Проблема в том, что сегодня «АвиаПоиск» не располагает помещением, где можно было бы хранить найденные во время полевых работ вещи. Поэтому все предметы складывают в гараже у Ярослава. Противогазы, парашютные пряжки, монетки хранятся там по соседству с запчастями от автомобиля.

— Еще у нас на огороде лежат четыре авиационных мотора, броня от штурмовиков. Это все свалено в кучу и прикрыто брезентом, — рассказывает Ярослав. — Мы на Москву выходили, сообщали уже, что нам необходимо помещение для создания поискового музея. Возможно, на уровне губернатора Приморского края как-то решится этот вопрос.

Отряд сворачивается. Ярослав с другими поисковиками на скорую руку собирают памятник из деталей самолета, которые было решено оставить на месте раскопок. В основе его ржавая стойка шасси. Чтобы она не упала, ее подпирают радиатором и другими крупными фрагментами. Мелкие кусочки складывают вокруг. Так на территории частного оленьего питомника появляется памятник защитнику Отечества. Пока — безымянному.

 

P.S. К моменту публикации удалось выяснить, что найденный самолет принадлежал 9-й Воздушной Армии ДВФ.

15
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Лиля Габидуллина
Потрясающе! Какую важную и полезную работу делают люди. Я даже предположить не могла, что такими поисками так досканально и добросовестно кто-то занимается, да еще и привлекая к этому подростков для воспитания в них духа патриотизма... памяти... Я обескуражена, если честно)) Восхищаюсь идеей!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.