Погружение в бездну — погружение в себя

В море на глубине 25 м можно встретить горбушу, на 45 м — лосося, на 100 м — сплюснутую с боков гигантскую рыбу-луну вроде изрытого кратерами астероида. В ноябре 2008 года на 126 м был шанс столкнуться с Алексеем Молчановым — пятикратным вице-чемпионом мира по фридайвингу, 27-кратным рекордсменом России и главным евангелистом фридайвинга в нашей стране.

 

 


Алексей Молчанов — ладно сложенный юноша под 30, загорелый, энергичный, часто и располагающе улыбающийся. Он похож на пляжного спасателя, который совсем ненадолго, в отпуск, приехал в Москву. Молчанов живет погружениями: зарабатывает (несколько лет подряд он выигрывал чемпионаты, проводимые арабским шейхом: за первое место полагался Range Rover), преподает, развивает российскую Федерацию фридайвинга и надеется, что в ближайшем будущем этот вид спорта признают официально. Интервью дает в московском бассейне перед тренировкой — Молчанов проводит в воде несколько часов в день.



— О фридайвинге все знают по «Голубой бездне» Люка Бессона: вот человек, вот ласты, а вот — глубина.

— Шикарное кино! Впервые я его посмотрел лет в семь-восемь, потом еще пару раз… Но есть фридайверы, для которых это настольный фильм.

— Но невеселый. Судя по «Бездне», фридайвинг — это такой побег от суеты, людей, цивилизации. Опять же можно и не вынырнуть: из двух героев один не дожил до финала.

— Есть две версии — европейская и американская. Так вот, в американской конец счастливый. Все живы, Жан-Марк Барр понырял с дельфинами и вернулся обратно… И потом, в фильме показана заря фридайвинга. Техники безопасности, правил, судейства — ничего еще не было. Только в 1997 году AIDA (Международная ассоциация по развитию ныряния на задержке дыхания. — «МП») начала проводить международные соревнования, и за все эти годы на них не было ни одного несчастного случая.

Фридайвинг, с одной стороны, — плавание со всеми нагрузками, с другой — плавание в удовольствие. Нет громоздкого оборудования и чувства, что в подводном мире ты гость, чужой


— Почему ты стал дайвером?

— Меня к этому подтолкнули родители (мама Наталья Молчанова — чемпионка мира по фридайвингу и первая женщина, погрузившаяся на 100 м на задержке дыхания. — «МП»). Не насиловали и не заставляли, но с самого детства я был в воде. В два года научился плавать, в четыре выступал на соревнованиях и выигрывал у пяти-шестилетних. Меня часто брали на Черное море — мы туда ездили на машине, ночевали когда в палатках, когда в частном секторе… Еще я с детства любил ковыряться в компьютерах и после школы пошел на техническую специальность. Но влился в тусовку фридайверов, потом пошли результаты…

 

 

 

— Так чем зацепило?

— Фридайвинг, с одной стороны, — плавание со всеми нагрузками, с другой — плавание в удовольствие. Ты можешь изучать подводный мир, путешествовать и проникать в места, куда человек без навыков не заберется. Нырнуть, побыть какое-то время под водой, посмотреть затонувшие корабли, объекты, пещеры, рыбок, рифы… В отличие от дайвинга, тебе это дается легко. Нет громоздкого оборудования и чувства, что в подводном мире ты гость, чужой.

— Как проходит твоя тренировка? Ныряешь ласточкой с яхты и десять минут рассматриваешь кораллы?

— Приезжаю на Красное море или Багамы. Беру маску, ласты коротенькие и плыву, ищу акулу, скатов, мант… Но это не тренировка, а поддержание формы. Мало кто занимается фридайвингом профессионально, как спортом. В соревнованиях по всему миру участвует около 1000 человек. В России — 100. Фридайверов, для которых нырять — это хобби, еще 20 000. Плюс подводные охотники: их больше, может быть, 100 000 (и это только в России, в странах с морями еще больше).

 

 

 

— А как выглядит профессиональный фридайвинг?

— Есть два вида соревнований: морской и бассейный фридайвинг. Бассейн — это чистый спорт, испытание возможностей. На сколько ты задержишь дыхание? Сколько проплывешь в ластах и сколько без? Люди на трибунах смотрят и хлопают. Результат не поставить, если ты жестко хочешь чего-то достичь, напрягаешься: «Я сделаю-сделаю-сделаю!» Важно уметь расслабиться. Каждый нырок — это погружение в себя.

Когда плывешь вниз или вверх, могут возникать мысли: «Как все это важно! Я борюсь за призовое место, хочу поставить рекорд!» Если они возникли, то всё


— Дзен от спорта?

— Ключевой навык во фридайвинге — экономия кислорода. Даже если тело работает, ты должен быть расслаблен. Морские соревнования тоже устроены просто. Сначала разминка. Потом ты выходишь в стартовую зону — сидит судья, репортеры с камерами. Ныряешь. Когда плывешь вниз или вверх, могут возникать мысли: «Как все это важно! Я борюсь за призовое место, хочу поставить рекорд!» Если они возникли, то всё.

— Кто тебя при этом страхует?

— Наручный компьютер фиксирует метры. Ты заранее «заказываешь» глубину, и тебе выставляют веревку. Погружаешься ты вдоль нее. На конце ­— маленькая бирочка: пык! — и с ней возвращаешься. Ты просто не можешь нырнуть глубже. Это делается для безопасности. Под водой может наступить азотный наркоз, состояние сродни опьянению. Время словно растягивается, движения становятся плавными, над тобой 100 м воды, но ты не в состоянии принять адекватное решение: еще пять метров или пора наверх? Но если потеряешь сознание, то, конечно, спасут. Тебя отслеживают сонаром, у поверхности дежурят спасатели на подводных скутерах. Пловец, наконец, связан с тросом: это не мешает, но если что-то случилось, вжик! — и человека вытаскивают электромотором или контрбалластом.

— Ты нырял на 100, 120 м в глубину… Есть предел, на котором ты понимаешь: глубже не смогу?

— У меня его не было. Просто потихонечку, по метру-два, с каждым погружением добавляешь. При этом важно, чтобы тебя кто-то вел, чтобы ты не сглупил и потом не появились фобии, страх глубины. Можно начинать с приемов, которые используют профессиональные дайверы, нырнуть и получить травму.

 

 

 

— Например?

— Упаковка легких: после полного вдоха пловец, как в шлюзовую камеру, доупаковывает в рот еще несколько литров воздуха. Это может быть опасно.

— Какие у фридайвинга противопоказания? Курение, впалая грудь?

— Большая мышечная масса потребляет больше кислорода, без мышечной массы тяжело плыть… Конечно, желательно не курить, причем кальян по воздействию даже вреднее сигарет. Дело не в смолах. Клетка крови, присоединившая угарный газ, становится неспособной к присоединению кислорода. Кровь хуже переносит кислород, поэтому ты быстрее устаешь, появляется одышка.

— Ты преподаешь в школе фридайвинга. Кто записывается на занятия?

— Сначала было много людей из йоги и практик, связанных с медитациями, расслаблением, из боевых искусств. Под водой проверяется, чего ты на самом деле стоишь. Показатели четкие: дистанция, время. Сейчас приходят студенты из разных сфер — офисные работники и телевизионщики, креативщики и актеры, каскадеры и бухгалтеры, бизнесмены и бойцы ФСО. Очень многие идут за практическим навыком и учатся нырять перед отпуском. Некоторые борются со страхом воды, темноты. (Достает анкеты учеников.) Ну вот… 43 года, стаж занятий спортом 6 лет, цель — подготовка к занятиям в море. 33 года, опыт плавания 5 лет, КМС по легкой атлетике. А вот смотри, человек с бронхиальной астмой. Для фридайвинга это не проблема: чемпионом мира становился астматик.

 

 

— А чем стал фридайвинг для тебя: затяжным приключением, работой, рутиной?

— Программа на эту осень такая: сначала летим с мамой в Италию (там шикарное место для тренировок: бассейн, море!), потом в Хорватию. В сентябре проводим курс в Москве, обучаем базовым основам и улетаем на две недели на Бали. Потом в Египет, оттуда на соревнование на Багамы… Сумасшедший рабочий график! Но пожаловаться я на него не могу.

8
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Алексей Щербаков
0
у меня под водой только 2 минуты получается😟
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.