Погребальные обряды Тибета

 

То, как мы смотрим на жизнь, прямо зависит от того, как мы видим смерть, как мы переносим утрату, какие ритуалы проводим, что остается в сознании окружающих людей после того, как они хоронят кого-то близкого. Как встречают смерть тибетцы? Этот загадочный край пережил влияние множества культур и религий. Строгие люди — наполовину смиренные монахи, наполовину кровожадные горцы — хоронят своих усопших особым образом. Погребальные обычаи Тибета, возможно, вызовут некоторый шок, но они совершенно логично вписываются в местную систему ценностей и традиции.

 

 

Как-то японский поэт написал стихотворение под названием «Утрата». В нем было всего три слова, но и их он соскоблил. Утрату невозможно передать словами. Наш привычный будничный мир, который кажется таким незыблемым, монолитным и тусклым, на самом деле очень хрупок. Малейшее отклонение в сторону способно его разрушить, изменить до неузнаваемости, и смерть — это единственная объективная реальность наравне с рождением, которая существует и ждет всех.

Размышления подобного рода никогда не находятся на поверхности. Глубоко в подсознании, сокрытый множеством социально приемлемых слоев, зиждется страх смерти, осознание неизбежного окончания этого существования. Окончание существования или существования этого тела?

Во многом отношение к смерти — это вопрос не размышлений, а веры. Как и любое настоящее знание, которое может быть приобретено только опытом. Например, можно сколько угодно объяснять кому-то, что молоко — это такая белая сладковатая жидкость, жирная и приятная на вкус, однако человек от этого не узнает, что такое молоко. Только попробовав молоко, можно узнать по-настоящему, что это, и никогда не забыть.

 

 

Как встречают смерть тибетцы? Этот загадочный край пережил влияние множества культур и религий. Строгие люди — наполовину смиренные монахи, наполовину кровожадные горцы — хоронят своих усопших особым образом. Есть четыре вида погребения для обыкновенных людей. Для монахов и прочих просветленных действует своя обрядовая система.

В отношении обычного тибетца, как правило, практикуются четыре вида погребальных обрядов: небесный, водный, древесный и земляной. Первые два схожи между собой так же, как и последние два. Несмотря на то что виды погребения варьируются в зависимости от местности, основная идея одна. Для взрослых — вернуть тело природе, позволив душе благополучно освободиться, для детей — сохранить тело как вместилище души.

 

 

Наиболее часто применяемый обряд — это небесное погребение, или bya gtor, «разделенный птицами» по-тибетски, проводимое на особых площадках в горах. После смерти труп располагают в положении сидя и лама читает сутры из тибетской Книги мертвых. Через три дня бригада могильщиков на рассвете относит умершего на специально предназначенную для этого площадку в горах. Труп, связанный в позе эмбриона и завернутый в саван, высвобождают. По всему телу делаются глубокие надрезы, чтобы птицам было проще отрывать куски плоти. Мгновенно учуяв запах, слетаются стервятники, обитающие в этих местах. После того как от умершего остается только череп и кости, все остальное разрубается на мелкие кусочки, чтобы птицы могли завершить начатую работу. Вскоре на месте не остается ничего. Считается, что, если птицы полностью поглотили останки усопшего, он вел безгрешную жизнь. Отдавая покойного стервятникам, тибетцы полагают, что возвращают тело умершего природе, что облегчает перерождение души и, кроме этого, усопший приносит свое тело в дар божествам и духам, которые воплотились в форму птиц, чтобы принять подношение.

 

 

Второй обычай — водное погребение — применяется реже из-за его трудоемкости. После смерти человека его плоть отделяется от костей и все вместе измельчается. Полученное смешивается с цзампой, прожаренной ячменной мукой, и скармливается рыбам, плавающим в окрестных водоемах. Именно из-за таких погребальных обрядов тибетцы не едят ни птицу, ни рыбу: они несут в себе часть усопшего, а только монстры едят себе подобных.

 

 

В земле хоронят детей до 14 лет. Подобный обычай, кстати говоря, есть и в Индии. Считается, что у маленького ребенка и душа маленькая, и если ее сразу отпустить, то она испугается от такого резкого перехода и не будет знать, что делать в состоянии между смертью и следующим рождением. Это затруднит успешное перерождение.

 

 

Древесное захоронение применяется к мертворожденным детям. Тельце пропитывается соляным раствором и, заключенное в клетку, подвешивается на дерево в надежде, что больше ни одного ребенка этой семьи не постигнет такая беда.

Как-то раз мы ходили в трек по бывшей тибетской провинции Амдо, ныне части Сычуани, к горе Минья-Конка, что высотой под 8000 м. Место это было совершенно дикое и нетуристическое, известное прежде всего среди тибетцев из-за значимого тантрического монастыря, который располагается у подножия Минья-Конки на берегу реки. На подходе к монастырю нам встретилось дерево, увешанное детскими вещичками и игрушками — так здесь заменяют традиционное древесное захоронение.

 

 

Все мы в какой-то момент надеемся их вернуть. Мы приходим на кладбище и смотрим на фотографию того, кто был тем, кого мы любили. Убираем могилу, потому что думаем, что он еще там и видит, чувствует заботу. А вы можете себе представить, что могил нет и кладбища нет. Некуда прийти и поставить цветы. Вы смотрите своими глазами, как тело вашего близкого человека разрывают на части и съедают падальщики. Какой отпечаток это накладывает на восприятие смерти и тела после смерти, как вы считаете?

Все очень просто. Тело после смерти — мусор. И там, где раньше был ваш любимый человек, его больше нет — есть пустая ненужная оболочка. А он — где-то еще в другом месте, явно не в теле. В то, что есть какое-то продолжение и смерть — это не окончание, в то, что физическое тело — это только временное вместилище настоящего «я», тибетцы верят гораздо больше, чем мы.

 

 

Конечно, с одной стороны, подобные традиции обусловлены климатическими условиями, в которых живут тибетцы: основная часть региона — скалистые горы, откопать в которых могилу или насобирать дерева для кремации крайне трудоемко и порой невозможно. С другой стороны, тибетцы — приверженцы буддизма и искренне верят в реинкарнацию. После смерти душа, освобожденная от оков тела, перерождается в другом обличье в соответствии со своей кармой. Последнее действие в существовании физического тела, то есть его погребение, стараются наполнить состраданием к окружающим и провести с наибольшей пользой — накормить голодных.

 

Страница Марии Вдовкиной во «Вконтакте» — vk.com/myasiatour.

30
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Alex Fedorov
2
Очередной прекрасный репортаж от Марии...спасибо!!! 👍 👍 👍 🙏
Мария Вдовкина
3
Аааа, я не на ту кнопочку нажала сбоку от сообщения! Хотела поставить +.. Спасибо, в любом случае!:)))
Дуня Бобрышева
4
Шокирует то, что непривычно. На самом деле, Христианские обычаи захоронения не на много лучше, если вспомнить о том, что тело будет тоже съедено, только червями и гнилостными бактериями. Просто мы этого не видим и стараемся не думать об этом. А обычай выкапывать кости и складывать в костницы меня вообще пугает. Я даже не могу подобрать название к тому чувству, которое испытываю, когда смотрю фильмы или фотографии про хранилища костей, у меня возникает мысль о том, что все эти груды костей и черепов когда-то были людьми, и делается как-то жутко.
Может быть в скармливании птицам что-то есть, какой-то круговорот материи в природе, но смотреть бы на это не смогла.
Татьяна Чулкова
2
Прочла Вашу статью на одном дыхании. Спасибо! И все же, как ни крути, молочные размышления выстраиваются в очередь. Все вполне логично и, наверное, истина где-то рядом. Но как тело может быть мусором? Ведь, если душа богата и способна ценить прекрасное, человек любит его, вдохновляется им и чувствует его какими-то элементами той же души. Все завязано=) А как же гармония, обретая которую взбираешься к вершине знания? Я, к сожалению, не сильна в восточных религиях и ценностях, но с чего-то решила, что именно достижение гармонии и является главной задачей на человеческом пути..или скорее ее составные части другие? Ведь иначе - это как, погостив в уюте и тепле, обернуться на пороге и плюнуть в хозяев...
Valentina Kozinetc
0
Тибетцы верят, что при обряде "небесные похороны" чёрный гриф уносит душу покойного в рай. Не все тибетцы могут быть удостоины этого обряда. Женщина, которая не родила ребёнка не может быть похоронена согласно этой традиции, её тело надлежит выбросить через окно. Современная тибетская писательница Гэ Ян в своей книге "Дочери Земли Снегов" пишет: "... наши родственники и мы сами обретаем в этом обряде утешение, но женщина, не родившая ребёнка не получает даже такого последнего утешения. Её тело не может быть вынесено через дверь, а должно быть выброшено через окно".
Мария Вдовкина
0
Ответ для Татьяны Чулковой:
Спасибо за такой продуманный эмоциональный комментарий!
Тело очень важно именно пока в нем обитает душа, тогда есть связь между телом и душой, и да, оно драгоценно в этот момент. Но как только душа покидает тело, оно становится биомассой, принадлежащей окружающему миру. Заметьте, даже после смерти тибетцы стремятся употребить свое тело на добрые цели. Если оно больше ничего хорошего сделать не может, то нужно хотя бы накормить им кого-то. А цель существования - достижение просветления, и гармония - средство для этого.
Наталья Шпилева
0
спасибо большое за статью, очень интересно - посмотреть на смерть другими глазами
Юрий Артемьев
0
А в Новой Зеландии сами съедали, и это более правильно! Всех на котлеты!
Мария Вдовкина
1
Почему это более правильно?:))
Яна Малькова
0
Пожалуйста выкладываете больше репортажей об этом удивительном месте!спасибо:)
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.