Опасные встречи: медведи рядом

«Моя Планета» публикует выдержки из дневника журналиста Дианы Серебренниковой, прожившей месяц на Камчатке бок о бок с медведями.

 

 

 

Предисловие

Хоть я и родилась в Сибири, медведь оставался для меня абсолютно далеким хозяином тайги, которого мне не терпелось увидеть в дикой природе. Но как пережить встречу с этим грозным хищником? Как оказалось, на Дальнем Востоке России, в Южно-Камчатском заказнике есть возможность безопасно понаблюдать за поведением медведей на рыбалке, которые в большом количестве приходят на Курильское озеро в период нереста лосося.

Специалисты считают, что здесь обитает не менее 800 медведей (а скорее всего, и вся тысяча). Это не удивительно. Камчатка — единственный в мире медвежий регион, где есть три главных и столь любимых лакомства косолапых: ягоды, кедровые орехи и лосось.

Кроме того, бассейн Курильского озера — родительский дом нерки, самого экономически ценного вида лосося. С июля и до самого залегания в берлогу здесь пиршествуют бурые медведи. Как рассказывает природоохранный инспектор и фотограф-натуралист Игорь Шпиленок в своей книге «Курильское озеро», за один день, объезжая озеро на лодке, ему удалось наблюдать до 100 медведей.

Ежегодно заповеднику требуется помощь от добровольцев на весь полевой сезон: помочь в ремонте, охране территорий, научных исследованиях. Мне посчастливилось: я подала заявку на сайте заказника и провела месяц в качестве волонтера в Южно-Камчатском заказнике.

 

 

2 августа

Вертолет ревел и постепенно поднимался в воздух. Но даже в этот миг я не была уверена, что совсем скоро окажусь на кордоне: целую неделю стояла нелетная погода, и сегодня она менялась с невероятной скоростью.

Когда мы все же оказались в небе, пассажиры прильнули к иллюминаторам. Буквально за один час городская среда Петропавловска сменилась на дикую природу: высокие вулканы, извилистые реки, непроходимые леса…

 

 

После посадки гид сразу же предупредил о медведях и попросил не расходиться, а вооруженные инспекторы проводили нас на огороженную подключенным к электричеству забором территорию.

На берегу озера стояла парочка небольших домиков и несколько палаток, на воде качалась привязанная к причалу моторная лодка, а вдалеке виднелась вершина Ильинского вулкана. То и дело слышались всплески воды и крики чаек.

Вдруг кто-то из группы туристов воскликнул: «Смотрите, да там же медведь!» Действительно: из-за кустов метрах в 20 от нас медленно вышел черно-бурый медведь и направился в сторону реки. Он даже не посмотрел в нашу сторону, рыба — вот что полностью владело его вниманием. Поймав красную нерку, он с довольным видом уплел ее и скрылся в лесу.

 

 

***

— Готовить умеешь? — это был первый вопрос, с которым обратился ко мне инспектор Руслан.

— Умею, — спокойно ответила я.

— Отлично, тогда сработаемся! В последнее время сами себе готовить совсем не успеваем, а на злого и голодного инспектора лучше не натыкаться. Да ладно тебе, я ж шучу. Вот, держи, никуда без него не выходи, — Руслан подал мне небольшое пластиковое сигнальное устройство. — Это фальшфейер, сможет при случае отпугнуть медведя ненадолго. Знаешь, как он работает? Направляешь в сторону от себя и дергаешь за кольцо. На себя не направлять. Открывать в самых крайних случаях. На длинных дистанциях пользоваться им смысла нет, только вблизи. Фальшфейер всегда носи с собой. Даже в туалет. Особенно по ночам. У медведей какая-то особая активность начинается после наступления темноты, на электрический забор сильно не надейся, они могут и его снести. На днях по территории медвежонок бегал. Черт его знает, как пробрался. Всех туристов перепугал. И да — за ограду без инспектора не выходить. Все ясно? А вообще у нас тут тихо и красиво. Тебе понравится.

 

В поисках косаток

 

Я кивнула. Мы стояли в небольшом инспекторском домике. После инструктажа Руслан сел за компьютер и стал заполнять бланки на прибывших туристов. В комнате стоял небольшой общий стол, пара двухъярусных кроватей, в углу висела рация, куда в строго определенное время инспекторы передавали сведения о погоде, а из окна открывался вид на озеро и спящих у берега медведей. Инспекторы жили тут втроем, лишь на летнее время к ним присоединялись помощники-волонтеры. Меня поселили на второй этаж вместе с Наташей, которая приехала из Екатеринбурга, чтобы продавать сувенирную продукцию на кордоне.

 

 

4 августа

На часах 6 утра. В первых лучах солнца засияла макушка Ильинского вулкана. Тихонько ступая по мокрой утренней траве, бреду на кухню. В некоторых палатках еще раздается мирное посапывание туристов. Сварив кофе, сажусь на деревянную скамью и жду, когда солнечные лучи наберут полную силу. Однако встретить этот рассвет в одиночестве мне не удается. Из кустов в десяти метрах от меня выходит сонный, взъерошенный медведь, окидывает меня взглядом и заваливается в ближайший овраг. Нас разделяет электрический забор, но особого спокойствия рядом со зверем я не испытываю, поэтому тихонько поднимаюсь и захожу в домик, чтобы приготовить завтрак.

 

 

8 августа

Кроме инспекторского дома на территории находятся еще несколько строений. Возле устья реки Озерная живут сотрудники Камчатского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии. Каждый год в конце июля они считают нерку, которая проходит на нерест в озеро. Некоторых особей они отлавливают, измеряют массу и длину, собирают чешуйки, чтобы определить возраст. Все это необходимо знать, чтобы в дальнейшем рационально использовать запасы нерки. Об этом мне рассказала волонтер Ксюша во время проведения очередного месячного контроля рыбы.

Среди рыб и медведей она живет уже месяц и, в отличие от меня, не вздрагивает, когда во время анализа в щели домика внезапно упирается сопящий нос местного медведя по имени Казанова. Прогнать любопытного зверя получается не сразу: сначала приходится на него покричать и постучать по доскам. Отступив, он заныривает неподалеку в воду за рыбой и больше про нас не вспоминает.

 

 

9 августа

Время подходило к обеду, когда на кухню внезапно зашел высокий средних лет мужчина. Он был одет в форму, а за плечом у него висело ружье. Раньше я его никогда не видела на территории. Наташа, которая помогала готовить на кухне, шепнула мне, что это Сергей Сергеевич, начальник оперативной группы. Он только вернулся из рейда. Говорит, что поймали очередных мелких браконьеров. Они всегда внезапно появляются на кордоне, а потом так же внезапно уходят. Никто точно не знает, сколько они пробудут здесь в этот раз.

Сергей Сергеевич только успел заварить зеленый чай, как на кухню зашли четверо его товарищей. В блоге Игоря Шпиленка я читала, что заповедник они охраняют еще с 2007 года. С тех пор на озере у них все под присмотром, и за судьбу медведей Курильского озера можно не беспокоиться.

 

Автор фото: Игорь Шпиленок

 

Несмотря на суровый вид, члены опергруппы не производили впечатление замкнутых и нелюдимых сотрудников. Скоро они уже весело шутили, обсуждали новости с инспекторами и ели свежеиспеченные блины. Я воспользовалась передышкой, чтобы расспросить их.

— Как вам удалось найти общий язык с медведями? Вы же постоянно патрулируете территорию заповедника. Наверное, не раз встречались с ними в самых разных ситуациях, — спросила я.

— А зачем нам ссориться? Мы же ради их блага стараемся. Медведи живут не только на инстинктах. Они умеют мыслить и оценивать разные ситуации. А некоторые даже пользуются нами, — шутливо сказал Анатолий Лазаренко, один из старших сотрудников в опергруппе, и перемигнулся со своими ребятами. — Помню я такую медведицу, которая увидела во мне отличную няньку для своего потомства. Я тогда лодку ремонтировал на берегу, и каждый раз, как начинал работу, медведица приходила и оставляла со мной медвежат. Сама же уплывала и рыбачила в 300 м от берега. Если к озеру выходил крупный медведь, медвежата прятались от него у моих ног. Когда я заканчивал с ремонтом и уходил, медведица возвращалась и уводила медвежат.

 

Камчатка

 

— И за все это время не было неприятных встреч? — продолжала я.

— Были, куда ж без этого. За семь лет мы уже успели узнать многих медведей на Курильском озере, об их характерах, поведении и привычках. Но некоторые из них пришли сюда из других мест, и что у них на уме, что они ели и попадались ли в медвежьи капканы, мы не знаем. Такие особи очень агрессивны и могут напасть.

Анатолий выпил чаю и продолжил:

— Помню в один из августовских дней я отправился косить траву, чтобы очистить посадочную площадку для вертолета. Ружье с собой не брал, а вот фальшфейер лежал в кармане. Через несколько минут работы появилось неприятное ощущение. Обернувшись, я увидел, как меня медленно окружали с трех сторон: это были медведица и трое медвежат. Они собирались напасть. У медведицы шерсть встала дыбом, она начала бить лапами о землю и фыркать. В секунду я выхватил фальшфейер, открыл и кинул в нее. От огня у нее загорелась шерсть, а медвежата от испуга кинулись к матери. Когда огонь потух, меня на том месте уже не было. Я успел добежать до домика. Припущенные уши и огромные желтые клыки я помню до сих пор.  

 

 

15 августа

Сегодня выдался очень спокойный пасмурный день, и Николай разрешил сходить с ним на противоположный берег озера: нужно было проверить состояние маркированных пешеходных троп.

В заповеднике он работает уже около трех лет, а до этого проработал пять лет на острове Врангеля. У него за плечами стычки с белыми и бурыми медведями, поэтому в лес идти с ним было совсем не страшно. Чтобы случайно не наткнуться на медведя в кустах, мы предупреждали о своем присутствии: громко говорили, хлопали в ладоши, иногда Николай свистел и прерывисто выдавал: «Оп, оп, оп!»

Сначала наш путь пролегал через лес, потом мы вышли в тундру. В этих местах медведи становятся намного агрессивнее, ведь тут они чувствуют себя хозяевами. Поднимаясь по открытой территории, мы заметили сидящего зверя. Он подкреплялся ягодами и совсем не хотел никуда уходить. Но стоило нам обойти его за несколько метров, как он поднялся и пошел за нами следом. Пустые выстрелы сигнальными пулями нисколько его не смутили, а вот камни, которыми мы стали отбрасываться в разные стороны, заставили отступить.

Пережив неприятную встречу, мы вышли к берегу озера. Здесь медведи уже не проявляли к нам столь сильного интереса: в устьях рек вода кипела от тысяч красных рыб, готовых зайти на нерест. Их было так много, что издалека казалось, будто это бурлящая лава. На небольшом участке тут же уселось четверо медведей, которые только успевали опускать лапы в воду за рыбой. Теперь они не доедали нерку до конца, а лишь выедали самое вкусное. Это означало лишь одно — совсем скоро они наедятся рыбой и уйдут в лес за ягодой и шишками.

 

 

30 августа

Две недели мы ходили по одним тропам с медведями, а потом в один прекрасный день они пропали. Рыба еще плескалась у берегов озера, но новых медвежьих следов не наблюдалось. Наевшись рыбы, они ушли за ягодой в тундру.

— Не переживай, они еще вернутся, к концу сентября точно. Но придут уже красивыми: пухленькими и с густой шевелюрой, — успокаивали меня инспекторы.

Проводить последние дни без главных героев этих мест было грустно. Шли дни. Никто не шалил под окнами нашего домика, не рыл подкопы под электрическим забором, не бегал и не рычал. По утрам слышались лишь крики чаек. Я уже совсем не надеялась попрощаться с медведями, но такие встречи происходят всегда, когда их не ждешь. В последний мой день под вечер мы вышли к озеру, и внезапно я почувствовала, что кто-то очень пристально за нами наблюдает.

Оглянувшись, я встретилась с ним взглядом. Медведь смотрел на нас в ожидании. Мы стояли как раз на тропе, ведущей к устью реки, и, чтобы не испытывать судьбу, наша немногочисленная компания медленно отошла в сторону. Медведь продолжил свой путь, убедившись, что теперь никто не преграждает ему дорогу. Он был один, уже довольно упитанный и явно соскучившийся по рыбе. Я проводила его счастливым взглядом. Первый вернулся... Значит, скоро медвежья жизнь вновь закипит в этих краях.

19
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.