Корсика: по следам «узурпатора»

 

Ведущий программы «Русский след» Алексей Никулин рассказывает о своем путешествии по острову, где родился Наполеон Бонапарт.

 

Если подумать, с чем ассоциируется Корсика, то сразу приходит в голову стилет, вендетта, сепаратисты, Наполеон Бонапарт, а еще масса кинофильмов, снятых на Корсике и о Корсике.

Я же поначалу знакомился с Корсикой глазами великого Проспера Мериме. Если «Война и мир» Толстого считается энциклопедией русской жизни, то «Коломба» Мериме может вполне считаться энциклопедией жизни корсиканской. Впрочем, великий писатель, побывав на Корсике, влюбился в нее, и плодом его любви стала не только «Коломба», но и немало других новелл.

Примечательно, что именно описываемый в романе период следует считать началом зарождения туристического интереса к Корсике и, как следствие, формирования в среде европейцев нового направления.

 

 

Ну а причина такого интереса — кто бы вы думали? Ну конечно, Наполеон Бонапарт! Причем интерес к родине «узурпатора» возник ровно в тот момент, когда паруса корабля, уносящего его к месту первой ссылки на остров Эльба, едва растворились в морской дымке. Страх и ненависть к человеку, залившему кровью всю Европу, выкосившему все дееспособное мужское население Франции, сменились на любопытство примерно к 1815 году. И первыми, кто отважился на приключения, были, как ни странно, его заклятые враги — англичане.

Собственно, с этого и начинается «Коломба» — английский полковник Невиль и его дочь Лидия в компании с корсиканцем, французским лейтенантом Орсо делла Ребиа едут из Марселя в Аяччо.

Я же решил отправиться в литературное путешествие по Корсике, пройти по следам героев Мериме и составить об острове свое собственное мнение. Причем сделать это таким же способом — сначала под парусами, а потом… потом как получится.

Бухта Аяччо довольно плотно забита яхтами, а сам город за два столетия очевидно разросся. Старый Аяччо — это нечто, колорита в его старых улочках, балконах, тавернах хватает, хотя туристами он не перегружен. Но для меня это очевидный плюс. Тем более, такого нашествия туриста, как, скажем, на Лазурном Берегу или западном побережье Италии, здесь нет и близко — и в городской марине и на рейде место для яхты найдется, и с парковкой для машины больших проблем не будет. А это говорит о многом.

 

«После трехдневного плавания перед глазами наших путешественников развернулась великолепная панорама залива Аяччо. Справедливо сравнивают ее с видом Неаполитанского залива… вокруг Аяччо все мертво и пустынно... видны только мрачные маки да позади них лысые горы. Ни одной виллы, ни одного жилья. Лишь кое-где, на окружающих город высотах, белая постройка выделяется на зеленом фоне: это надгробные часовни, фамильные склепы. Все в этом пейзаже полно торжественной и печальной красоты»

 

Бюсты, вывески и изображения Наполеона в самых различных вариациях здесь на каждом шагу, в каждом сувенирном магазине, да и не только сувенирном — после нескольких часов, проведенных в городе, возникает стойкое ощущение, что Наполеон — все еще император Франции.

И если уж суждено побывать в Аяччо, то стоит вслед за героиней романа Мериме мисс Лидией отправиться в первую очередь по наполеоновским местам.

 

 

 

«Побывав в комнате, где родился Наполеон, достав себе более или менее безгрешными средствами клочок от обоев из этой комнаты, мисс Лидия на другой день после приезда на Корсику почувствовала себя в самом печальном настроении духа, как и должно быть со всяким чужеземцем, приехавшим в страну, необщительность жителей которой как будто осуждает его на полное одиночество»

 

Забавно, что все те люди, что так яростно еще недавно ненавидели Наполеона, теперь украдкой тырили кусочки обоев из комнаты, где он родился. И потому неудивительно, что аутентичных обоев давно не существует: все, что сохранилось, — это крошечные обрывки, бережно консолидированные в рамке под стеклом. И это, к сожалению, все, что уцелело от таких, как мисс Лидия. Впрочем, не только от них. Дом, где рождались и умирали Бонапарты, в свое время пострадал и от погрома сторонниками Паоли (корсиканский политический и военный деятель, выступавший за независимость острова).

 

«Папа, бросьте этих бедных птиц! Пойдемте лучше с нами помечтать в грот Наполеона»

 

Считается, что именно в этом месте юный Наполеон уединялся, чтобы побыть в одиночестве. Действительно, нагромождение огромных валунов (вес каждого около 100 тонн) образовывает грот, укромный уголок, который любой подросток счел бы за счастье иметь в качестве места для игр.

Видимо, именно эта каменная россыпь предопределила впоследствии расположение памятника самому Наполеону, который находится по соседству. По сути, памятник полководцу — пирамида, у подножия которого находится грот, а на вершине которой стоит он сам.

Внизу надпись: «Наполеон I — император Франции 1804–1815 годов», а дальше вверх — список памятных битв величайшего полководца. Здесь, к сожалению, Бородино, Аустерлиц, а вот Ватерлоо и Лейпциг по понятным причинам отсутствуют.

Правда, мисс Лидия, забираясь в грот Наполеона, увидеть памятник еще не могла — он появился на пощади Аустерлиц значительно позже.

 

 

Вокруг личности Наполеона до сих пор не угасают споры в отношении его роста, памяти на имена и т. д. Не приходят спорщики и к единому мнению, почему его называют «маленьким капралом». Вопреки устоявшемуся мнению Наполеон не был низкорослым — для того времени у него был средний рост.

И капралом он тоже никогда не был. Почему же капрал? Ответ можно найти у того же Проспера Мериме, во фрагменте, где главный герой Орсо делла Ребиа рассказывает о своем происхождении от корсиканских «капралов»: «Правда, наш род гордится, считая капралов в числе своих предков, но наши корсиканские капралы никогда не носили галунов на мундирах. Около 1100 года некоторые общины возмутились против тирании горных синьоров и выбрали себе предводителей, которые были названы капралами. На нашем острове гордятся происхождением от этих в некотором роде трибунов».

Все становится на свои места — Бонапарты тоже имели своими предками «капралов».

Не попасть во дворец кардинала Феша, дяди Наполеона Бонапарта, было бы большой ошибкой, хотя в маршруте мисс Лидии эта достопримечательность отсутствует. Здесь собрана коллекция итальянской живописи XV–XVI веков, Боттичелли, Лоренцо-ди-Креди, Веронезе и Тициана, а также личные вещи, принадлежавшие семье Бонапартов и самому Наполеону. Рядом с дворцом находится часовня императора, построенная Наполеоном III специально для захоронения останков семьи Бонапартов.

Местечко Пьетранера, где разворачиваются основные и самые драматические события романа Мериме, совершенно не впечатляет — теперь это обычный курортный городок, в котором почти не осталось старых домов и ничто не напоминает ни о вендетте, ни о диких нравах его обитателей в прошлом.

Сплошное разочарование, ведь именно здесь я ожидал получить самые сильные впечатления!

 

«Местечко Пьетранера построено очень неправильно, как и все корсиканские деревни. Дома, рассеянные как бы случайно и без малейшей планировки, занимают вершину небольшого холма или скорее горное плато»

 

Зато меня восхитили жемчужины Корсики, о которых в романе почти не упоминается, — Бастия и Бонифаччо. Побывать там решительно стоит. Причем первое знакомство лучше свести со стороны моря — таких потрясающих по красоте отвесных скал во всей Европе не найти.

В центре кладбища Бонифаччо установлен монумент в память местных жителей, павших за Францию в различных военных конфликтах. Один из них, лейтенант 6-го линейного пехотного полка Андреа Мальберти, пал 7 июля 1855 года при штурме Малахова кургана. Уж не его ли пуговицу я нашел в Севастополе, во время съемок фильма «Русский след. Гений подземной войны»?

Если Бастия и Бонифаччо — визитные карточки Корсики, то Корте — это географический центр острова, его сердце и душа, городок, где, в отличие от других уголков острова, нет культа Наполеона.

Зато есть культ другого сына Корсики, борца за его свободу Паскуале Паоли. Благодаря ему с 1755 по 1769 год Корсика первый и последний раз была независимой, а Корте стал ее столицей. Можно сказать, это было звездное мгновение корсиканского сепаратизма. Здесь все еще можно увидеть на стенах старых домов пулевые отверстия, которым больше 200 лет.

 

«Они никогда не кричат, не спорят; если страсти разгорятся, то раздаются пистолетные выстрелы, которые всегда предшествуют угрозам. Корсиканец от природы важен и молчалив. Вечером появляется несколько желающих подышать свежим воздухом, но прогуливаются почти только одни иностранцы. Островитяне остаются у своих дверей; каждый настороже, как сокол на своем гнезде»

 

Кстати, именно вот этими некоторыми особенностями характера корсиканцев и объясняется относительная немногочисленность туристов на острове. И не удивляйтесь, когда в горах в районе Корте вам на каждом шагу будут попадаться дорожные указатели на французском языке, напоминающие сито. Все зло мира вселилось в эти таблички, и дроби местные жители на борьбу с ним не жалеют. А когда кончается дробь, в ход идет обычная краска. Впрочем, туристу тут мало что грозит, корсиканцы доброжелательны и гостеприимны к приезжим.

Вот здесь как раз стоит сменить машину на велосипед и треккинговые ботинки. Тогда вам откроются невиданные горные красоты: реки, водопады и вообще рай для фотографа и любителя активного туризма. Пресытившиеся европейские эстеты за этим сюда и приезжают.

Именно здесь окончательно нисходит откровение, что приехать на Корсику стоит не только из-за того, что она была родиной французского императора.

 

 

Самая высокая вершина острова — 2706 м, а еще 28 горных вершин — более 2000 м над уровнем моря. В разгаре лето, жара, а на некоторых горах все еще лежит снег!

С одной стороны, Корсика считается самым бедным регионом Франции с низким уровнем образования, высокой безработицей и такой же склонностью к сепаратизму. Дополняет палитру выработанный столетиями специфичный характер корсиканцев. С другой стороны, Корсика — это прекрасная природа, комфортабельные отели, наличие многочисленных кемпингов в горах и на побережье, развитая яхтенная инфраструктура. В целом остров мне показался вполне дружелюбным.

А еще нельзя не упомянуть, что остров покрыт сетью отличных дорог, не хуже чем в самой Франции. Правда, в силу ландшафта это в основном серпантин, и средняя скорость не превысит 50–60 км/ч. Да я и не уверен, что для того, чтобы познакомиться поближе с этим чудесным уголком Средиземноморья, нужен хайвэй.

 

Мои рекомендации

Аренда яхты: примерно €2500 в неделю на шесть человек без капитана (большинство, кстати, предпочитает вырастить и обучить своего капитана и ходить самостоятельно).

Маршрут морской: 7 дней. Эльба (опционно) — Бастия (обязательно) — Бонифаччо (непременно) — Аяччо (как без этого?).

Маршрут береговой: регион Корте — три дня: машина, велосипед, треккинг.

Проживание: никаких гостиниц, кемпинг и только кемпинг! Именно в нем можно завести приятное знакомство и обогатиться новыми знаниями.

14
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.