Кения: акуна матата

 

«Под кустом сидели двое — я и лев. Мы прятались от разбушевавшегося слона», — c такого рассказа началось наше знакомство с Энди, уроженца солнечных Сейшел и владельца хостела в Момбасе. Энди светлокож, весел, любит выпить и травить байки длинными африканскими вечерами на радость постояльцам. У Энди есть история на любой случай. Он знает, как разделать крокодила, как извлечь иголки морского ежа, знает все о жизни масаи, он разбирается в политике и искусстве, но лучше всего он разбирается в том, как сделать из загородного дома богатого индуса уютный и гостеприимный хостел для бюджетных путешественников. Энди считает себя родоначальником культуры хостелов в Кении. Он говорит, что 40 лет назад его бюджетная гостиница в заповеднике Масаи-Мара была первой в стране, что именно он привез эту идею в Кению, а теперь каждый второй здесь считает себя специалистом и конкуренция стала непомерна высока. Хостел в Масаи-Мара пришлось продать. История темная, но, кажется, здесь замешана женщина, бывшая жена Энди. В любом случае, он был вынужден искать новое место для самореализации, побережье Момбасы показалось отличным вариантом. Энди нашел этот домик, принадлежащий богатому, но очень жадному адвокату из Индии. Энди организовал бассейн, уютную гостиную с диванами и подушками, столовая, бар, карты на стенах. Очарование колониального дома, кокосовые пальмы, авокадо, качели — получилось райское место по очень низкой цене. Чтобы окончательно покорить путешественника, Энди нанял повара Боббо, добродушного толстяка. Боббо готовит нежнейшую рыбу и самый вкусный куриный суп на всем побережье. Но главная достопримечательность хостела — это Кадитта, взбалмошная управляющая, которая наливает гостям текилу за счет заведения и возит на ночные дискотеки. Кадитта женщина сложной судьбы. Она рассказывает, что ее пятилетняя дочь живет с бабушкой, что бывшего мужа она убила, дом сожгла, а обстановка тюрьмы ей знакома не понаслышке. Кадитта добродушная и смешливая толстушка, и мне хочется думать, что она просто слишком образно выражается, рассказывая о своем прошлом.

 

В Кении любое общение с местными впечатляет гораздо сильнее, предлагаемых ими аттракционов

 

После бурных вечеринок с Кадиттой, сложно вести жизнь обычного туриста – просыпаться по утрам и форсировать океан до наступления прилива. Развлечения на Кенийском побережье вполне стандартные — виндсерфинг, кайтинг, дайвинг, снорклинг. Но есть и особенности.

 

 

Кения знаменита своими национальными парками, они здесь через каждый километр и, чтобы выжить, заповедники стараются подчеркнуть свои особенности, выделить себя на фоне конкурентов. Поэтому и сафари подбирается индивидуально, исходя из предпочтений, — любителям слонов предлагают Амбосели, орнитологов везут на озера в Накуру, а тем, кто хочет всего и сразу, рекомендуют Масаи-Мара. Даже вполне себе заурядный национальный парк в Найроби для туристов позиционируется, как особенный, предлагая возможность сделать фотографию жирафа на фоне небоскребов большого города. После сафари в глубине континента туристов отправляют на пляж, который в зависимости от бюджета может быть в Момбасе, Малинди, Ватаму или на Занзибаре.  Но на пляже знакомство с животным миром Кении не заканчивается. 400 км кенийского побережья и шесть морских заповедников, равномерно расположенных по всему маршруту от Сомали до Танзании, дают шанс подружиться с бесконечным количеством обитателей океана.

 

 

Коралловый риф, тянущийся вдоль побережья, лишь изредка прерывается, одновременно давая возможность кораблям подойти ближе к берегу, и вводя в заблуждение чересчур самоуверенных капитанов. Немало их, понадеявшись на мастерство и остроту глаза, привели свои корабли к погибели — узкие проходы между рифами заметить не просто, особенно во время прилива. Теперь на затонувшие корабли возят экскурсии. Но риф приносит не только печали. Он является естественной защитой от океанской мощи и создает благоприятную среду для морских обитателей. Во время отлива, когда вода уходит на несколько километров за белую рифовую полоску, а в оставшихся от былой глубины лужицах плещутся дети, на белоснежном пляже появляются местные работники туриндустрии.

Один в кепке и баскетбольной майке, другой с копной дред и голым торсом — юные натуралисты подошли к нам с бескорыстным намерением показать красоту и богатство местных глубин. «Биологи» работают командой, один завлекает туристов, двое других прочесывают мелководье на предмет наличия живности, еще один следит, чтобы туристы не сбежали к конкурирующей организации. Трудятся парни с самоотдачей, демонстрируя морских звезд разных цветов, «писающие» огурцы, фосфоресцирующих и очень ядовитых ежей. Бесконечное количество вылезающих из-под каждого камушка существ  поражает. Тот факт, что половину из них можно есть живьем — шокирует. Оценить степень своего удивления вы сможете в конце экскурсии в долларовом эквиваленте — фиксированной стоимости нет, но эти биологи-самоучки уже избалованы немецкой щедростью и искренне расстраиваются, если думают, что им не доплатили.

 

..в один из засушливых периодов, когда на пастбищах высохла трава, и коровам было нечего есть, масаи согнали свои стада, проломили забор международного аэропорта в Найроби и вывели коров пастись прямо рядом со взлетной полосой

 

Более гуманный способ ознакомиться с обитателями местных глубин — отправиться на снорклинг. Осмотр подводных достопримечательностей в границах заповедника платный. Даже желающие поплавать с маской напротив отеля должны заплатить €20 местным службам охраны, если, конечно, последние выйдут на работу. На лодке вас могут отвезти подальше от берега и показать коралловые сады, стоимость такой поездки будет включать в себя плату за посещение заповедника — те самые €20, идущие на поддержание экологической системы парка. Мы решили бойкотировать солярные лодки, то ли из любви к природе, то ли из нелюбви переплачивать, и выбрали путешествие к коралловым садам на традиционной парусной лодке дхоу  дёшево, экологично и приключения начинаются сразу у берега.  Из 2,5 часов, выделенных на изучение морских глубин, час мы шли в одну сторону, 10 минут бултыхались в воде, и час шли обратно. Наша лодка называлась «друг» и, если верить рассказам капитана Синбада, купили они ее на Мадагаскаре и несколько дней гнали через океан, ночуя в ней и питаясь выловленной рыбой. Второй капитан был менее главным, чем Синбад, и исполнял роль матроса в нашем путешествии. Он постоянно перебегал с одного конца лодки на другой, регулируя паруса и рискуя свалиться и перевернуть судно, в то время как Синбад развлекал нас песнями. Так мы познакомились с туристическим гимном Кении — «Джамбо, бвана». В попытках запомнить его слова и в переживаниях за качающуюся под весом капитана лодку мы приплыли к кораллам, которые впечатлили нас куда меньше дороги к ним.

 

 

В Кении любое общение с местными впечатляет гораздо сильнее, предлагаемых ими аттракционов. Друзей в этой стране заводить очень просто, достаточно пойти на местный рынок или проехаться в маршрутке. Водители общественного транспорта здесь сумасшедшие — то, как они маневрируют на расстоянии миллиметра от соседних машин или сидящих на тротуаре людей, вызывает ужас, потом начинает веселить. Затор на дороге сплачивает не только коллектив маршрутки, но и всех проезжающих и проходящих мимо, водитель постоянно переговаривается с абсолютно незнакомыми людьми, возможно, он просто их обзывает, потому что сидящие вокруг пассажиры постоянно смеются.  Кенийцы, работающие с иностранцами, в первую очередь стараются этих иностранцев обмануть. Но если вы раскусили обман или, проконсультировавшись заранее, знаете местную цену на продукт или услугу, то кениец никогда не будет настаивать, обижаться, он, скорее всего, искренне улыбнется и похлопает вас по плечу, мол, «разгадал, шельмец, не проймешь тебя». И все, теперь вы друзья, он рад, что все равно заработал, вы рады, что он оценил степень вашей подготовки.

 

 

Эта страна разрушает стереотипы об Африке. Здесь уютно, чисто, безопасно и совершенно не жарко

 

45 племен не могут договориться и полюбить друг друга, поэтому большое количество доходов от местного бизнеса утекает в голландские, британские и немецкие карманы. Самым несчастным племенем считаются масаи, которые не смогли воспользоваться «выгодой своего контроля над саваннами». И теперь другие более предприимчивые племена организуют сафари, открывают гостиницы, рестораны, туристические фирмы, а бедным масаям только и остается, что наряжаться в костюмы, исполнять прыгучие танцы, пить кровь коровы на показ и получать налоги за использование их земель. При этом, судя по ценам на экскурсию в традиционную масайскую деревню, сами себя они угнетенными не ощущают. Да и подход к решению проблем в масайских племенах вполне демократичный. Например, в один из засушливых периодов, когда на пастбищах высохла трава, и коровам было нечего есть, масаи согнали свои стада, проломили забор международного аэропорта в Найроби и вывели коров пастись прямо рядом со взлетной полосой. Газоны в аэропорту поливались каждый день, трава здесь была сочная и в большом количестве. Когда их попытались убедить покинуть территорию, представителям власти был дан вполне логичный ответ: «Судьба самолетов нам не важна, они ведь нас не кормят». Никакого наказания за самовольство масаи не понесли.

 

 

В целом кенийцы добродушны, смешливы и незлопамятны. Обижаться на них невозможно. Ваш гид может проспать или вовсе не приехать, потому выпил лишнего накануне. Вы можете опаздывать в аэропорт, а гид будет забирать посылки, беседовать с коллегами, или вовсе пересадит вас в другую машину. У вас в программе может стоять три дня экскурсий в одном заповеднике, а на второй день вас разбудят в пять утра и отправят дальше по маршруту, пообещав вернуть деньги. Но всегда складывается ощущение, что это делается без злого умысла, исключительно из лучших побуждений и всегда с искренней, по-матерински доброй улыбкой. Кенийцы стараются  разрешить все возможные проблемы и искренне расстраиваются, если у них это не получается. Ну что поделаешь, если вегетарианцам из Голландии третий день подряд кладут курицу на обед? Нервничать бессмысленно и даже немного неловко — акуна матата!

 

В гостях у племени

 

Не стоит увлекаться обсуждением местных особенностей на людях, даже если вам кажется, что соотечественники в такую даль не заберутся и подслушать вас некому. Однажды, мы сидели в кафе, как всегда бурно обсуждая события прошедшего дня. И тут неожиданно: «Добрый день, дорогие друзья». Это был Даниель, он пятнадцать лет жил в России, обожает Аллу Пугачеву, группу Любэ, селедку и студенческую общагу — так и говорит «апщага» и мечтательно закатывает глаза. Теперь Даниель работает профессором химии в Найроби и очень скучает по Москве. После трогательных совместных воспоминаний о русской еде, дорогах, эстраде, я уже сама заскучала по родине, хотя это была только вторая неделя отпуска. Потом мы танцевали под песни группы Ленинград, подпевали Расторгуеву, учили соседей пить на брудершафт и вообще отлично провели время.

 

 

Кения показалась искренне гостеприимной страной. Только в Кении я первый раз, будучи в гостях, чувствовала себя как дома. Эта страна разрушает стереотипы об Африке. Здесь уютно, чисто, безопасно и совершенно не жарко. Глядя на это природное разнообразие, понимаешь, почему человечество выбрало Африку местом своего рождения — тут есть, чем поживиться. Именно в Кении, встретившись взглядом со слоном или проезжая на велосипеде мимо стада быков с детёнышами или сидя на расстоянии вытянутой руки от зевающего льва, ощущаешь себя лишь частью пищевой цепочки, и все метания об успехе и предназначении кажутся бессмысленными. Ведь в этой цепочке иногда даже непонятно кто сильнее — жираф одним ударом копыта может проломить череп льва, бегемот от испуга может перекусить человека, разъярённый слон сносит на своем пути целые деревни, а лев, однажды попробовав человеческое мясо, уже не сможет от него отказаться, навсегда становясь людоедом.

Животный мир периодически демонстрирует человеку его место, но человек продолжает не понимать. Мудрый Муфаса из мультика «Король Лев» говорил: «Все что ты видишь, связано воедино и пребывает в равновесии. Как король ты должен поддерживать это равновесие и относиться с уважением ко всему живому: от крохотных муравьев до быстрых антилоп». После посещения Кении эти слова ложатся на подготовленную почву. И история про льва и человека, прятавшихся под одним кустом от слона, уже не кажется фантастикой.

   

17
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Михаил Туркеев
Кенийцы - расисты. А то, что они прячут обман под наивными улыбками, это лишь хорошая актерская игра. Каждый из них искренне верит в то, что белый человек им должен. Если ты даешь кенийцу деньги, то он считает, что ты отдаешь ему лишнее - то, что тебе не нужно. Я бы не строил иллюзий на счет кенийского гостеприимства. Исключение - это кенийцы, которые учились в России или в Европе.
Ягодка Волчья
Спасибо за интересный репортаж
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.