Эльбрус: дневники поиска

Алексей Никулин, автор приключенческого-исторического цикла «Русский след», побывал на Эльбрусе, где вместе с военнослужащими 34-й отдельной мотострелковой бригады (горной) нашел 42 бойцов, погибших в 1942 году во время битвы за Кавказ. В прошлом материале мы рассказывали об оборудовании, которое использовали для поиска, в этом — о находках и буднях поиска.

 

 

От Русского географического общества главный редактор телеканала «Моя Планета» Николай Табашников получил грант на создание фильма «Битва за Эльбрус», посвященного советским воинам, погибшим во время битвы за Кавказ в 1942 году. Проект доверили группе Алексея Никулина, автора приключенческого-исторического цикла «Русский след».

Съемки включали поиски незахороненных солдат на склонах Эльбруса. Поиски велись совместно с разведывательным батальоном поискового отряда 34-й отдельной мотострелковой бригады (горной) под руководством подполковника Игоря Вороны. И для Алексея, и для ребят, опыт стал откровением: Алексей Никулин не ждал от проекта открытий и был впечатлен встречей с профессиональными военнослужащими с отличной подготовкой, а батальон проникся пиететом и чувством сопричастности, разыскивая бойцов 1942 года на местах собственной службы.

 

Алексей рассказывает:

— Там (в Кабардино-Балкарской Республике) у них временный тренировочный лагерь — учатся действовать в условиях высокогорья. И задачи было как бы две. Первая — это горная подготовка при содействии альпинистов из Федерации альпинизма России, вторая — поиск солдат, погибших на Эльбрусе в 42-м году. Эти две задачи не противоречили друг другу как минимум, а на самом деле помогали совершенствованию навыков и развитию духа батальона. Потому что все, чем они занимались, это происходило на ледниках, и, соответственно, они тренировались: привязывались, поднимались, перебирались через трещины, забирались в них, то есть все то же самое, что бы они делали в рамках обычной подготовки, но в данном случае у них была более осмысленная задача. И сначала они, как мне показалось, испытывали меньше пиетета к поискам, бойцам. Они же не понимали, с чем они сталкиваются, для них это был если не пустой звук, то ящик с закрытой крышкой. Большинство из них не сталкивалось с поиском военнослужащих, раскопками, идентификацией останков. Для большинства это стало откровением. Через какое-то время в них это проникло, они стали относиться к этому с пиететом. Стали ощущать себя преемниками тех солдат, которые погибли там в 42-м. На это ушло время. Это не бывает так, что сегодня ты об этом не знаешь, а тут тебе сказали, что ты будешь этим заниматься, и у тебя сразу появился пиетет. Осознание пришло в процессе, потому что они увидели, в каких условиях они сами находятся, в каких условиях эти люди воевали. Они увидели эти находки, останки, личные вещи бойцов. И они понимали, что какое-то время назад эти люди были живы, они пользовались этими вещами, расческами, они жили, дышали, воевали, наконец.

 

 

 

— Как они к вам отнеслись: контрактники горного спецназа к съемочной команде из столицы?

— К ним же многие ездят: и «24 Док», и всякие новостные программы, и, когда мы с ними стали работать, они к нам относились как ко всем киношникам. Типа: «Вот сейчас мы будем прыгать тут как обезьяны по горам, потому что опять каких-то киношников-идиотов прислали».  А со временем они поняли, что мы пахари, такие же как они. То есть мы будем лезть в каждую расселину, куда они полезут, что мы разделим с ними все трудности, которые есть, потому что мы хотим максимальной достоверности. Несмотря на то что мы снимаем кино, это был реальный поиск, и они поняли, что они делают дело с такими же профессионалами, как они.

 

— Вы общались с ребятами — какие у них мотивы к службе по контракту?

— Многие пошли, потому что в армии неплохо платят, обеспечивают стабильность, а многие идут за идею. Леша Мустафин, автор дневников, пошел за идею. Параллельно он учится на юриста, пошел служить именно в эту бригаду целенаправленно: хотел служить в горном спецназе и чувствовать себя мужчиной. Ощущение быть мужчиной не всем дано, и не все этого хотят. А ребята в этой бригаде не метут двор и не красят траву, они занимаются реальной боевой работой  в очень суровых условиях и много чего умеют в этой жизни. Из месячной командировки мы с ними в горах прожили несколько дней на высоте 4 км, а они там провели полтора месяца. В лагере они работают вахтовым методом: пять дней работают, потом спускаются вниз и два дня отдыхают, потом опять уходят в горы. Лагерь в выходные дни остается под охраной.

 

— Для меня это был очень интересный опыт и общения с ребятами, потому что я понял, что есть у нас в армии боеспособные подразделения: ребята с полной экипировкой, с оружием преодолевали перепад высоты где-то больше 1,5 км за три часа. Сейчас они в горах, тренируются в преддверии Сочинской олимпиады, будут обеспечивать безопасность олимпийских объектов.

 

 

31.07.2013

Мы выдвинулись в район поисков. Растянувшись цепью, мы начали пониматься по склону усыпанному камнями, то и дело переворачивая камни, пытались найти что-нибудь. Мы нашли старые подковы, старое обмундирование, противопехотную мину, порванные ботинки, а под конец пушку 1912 года и миномет в разбитом состоянии, видимо, попало снарядом. Все это мы спустили, что смогли, погрузили на лошадей и отправили в пункт постоянной дислокации, оставшееся притащили к палаткам и сели отдыхать.

 

01.08.2013

На следующий день мы проснулись, позавтракали и потихоньку начали собирать наш … Погода, кстати, была хорошая, а в горах это важно, так как погода там меняется очень быстро. Задача была донести все то, что не смогли собрать лошади, остатки наших находок, в общем. Это был поворотный механизм для пушки килограмм эдак на 60 и ящик под снаряды, вес его примерно тот же. Тащить такие дуры по горной местности — это, я вам скажу, дело не из приятных. Но что поделать, приказ есть приказ. И пока мы тащили  эти отголоски прошлого, мне в голову пришла мысль: какие все-таки крепкие, здоровые и выносливые были наши солдаты, какой все-таки раньше был патриотизм, любовь к родине, какое мужество, какой дух присутствовал в их сердцах. Я, конечно, не поэт, красиво мысли выражать на листе не умею. Так вот, и пока я думал, с горем пополам мы донесли эти вещи до места, где нас ждали камазы. Уставшие, но довольные мы спустились вниз. Так прошел второй день наших поисков.

 

09.08.2013

Встал в семь. На улице было очень красиво. Выпал снег, светило солнце, Эльбрус светился и сиял. Вдалеке на Эльбрусе просматривались большие группы людей, их было очень много. Я в моменте подумал, что им нечего делать, я бы лучше дома сидел. Нет, идти, мерзнуть ради того, чтобы десять минут постоять на высшей точке Европы. И не факт, что будет хорошая погода и ты что-нибудь увидишь. Лазил по горам и за это время понял, что это занятие не из легких — очень много людей гибнет. Но потом я понял, что каждый кайфует по-своему: кто-то — лежа на диване, а кто-то — залезая на очередную вершину. Кто-то вон и меня не понимает, зачем я, мол, контракт подписал, да еще и в разведку.

 

 

27.08.2013

Рано утром, приблизительно в шесть утра, мы выдвинулись на камазах к ущелью Донгуз-Орун. Доехав до кафе, мы выгрузились и дальше пошли пешком к нашему любимому месту. Придя туда, мы разбили лагерь, позавтракали и двинулись на перевал, дабы найти что-нибудь еще интересное, но поиски ни к чему не привели.

 

28.08.2013

Сегодня с утра трое из нас двинулись на ледник, остальные решили заняться индивидуальными поисками. Я визуально выбрал себе вершину и решил ее покорить и заодно поискать что-нибудь интересное. Поднявшись на самый верх, я присел отдохнуть, вокруг открывались замечательные виды Я спустился вдоль по хребту, но, к сожалению, ничего не нашел. У моих коллег по цеху успехи были те же самые.

 

 — Они нашли за полтора месяца 42 бойцов, помимо нескольких горных пушек и кучи военного имущества, включая оружие и личные вещи и боеприпасы.  Большая часть останков — это кости или мумифицированные части тел. Все 42 бойца были переданы в местный следственный комитет, они проводили эксгумацию останков, потом в середине сентября их вернули в Терскол и торжественно захоронили 17 сентября. Мумию нашли всего одну — принадлежало тело младшему офицеру, при нем были найдены лейтенантские кубари, пистолетные патроны, остатки одежды. Мы провели расследование, причем реальное, а не киношное, и установили, кто был этот человек. Как мы опознали и кто он был, какой подвиг он совершил, мы расскажем в фильме. 

 

Рабочее название фильма — «Заоблачный фронт», премьера ожидается до Нового года.

 

 

12
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Сергей Щенников
1
классный текст. рассказано близко к реальной жизни - это радует.
Олег меркулов
0
Хорошее дело сделали
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.