Город на холме

 

Ненавидимый прокуратором город, Лысая гора, где казнили Иешуа Га-Ноцри, виноградник, где Соломон встретил свою Суламифь. Иерусалим, описанный Куприным и Булгаковым.

 

Камни древнейшего города из святых и святейшего из древних хранят истории тысячелетней давности. Тем временем современная жизнь течет своим чередом, особым образом отражаясь на облике старого города.

Мы решили сфотографировать те места в Иерусалиме, где проходило действие романов «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова и «Суламифь» Александра Куприна.

 

Ненавидимый прокуратором город

«...тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды... пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете...» (Булгаков, «Мастер и Маргарита»).

 

 

На фотографии изображен старый город, который был заново отстроен несколько раз, так как Иерусалим, на который глядел Понтий Пилат, был полностью сожжен и разрушен римлянами в 70 г. н. э. В том числе был разрушен и Иерусалимский храм, который не восстанавливают и не отстраивают до сих пор, так как, согласно еврейской традиции, храм будет заново отстроен с приходом Мессии. Кстати, из всех первоначальных частей храма сохранилась только опорная стена, так называемая Стена плача, и заложенные Золотые ворота, которые должны открыться сами собой по пришествии Мессии.

 

Храм Иерусалимский

«...В 480 году по исшествии Израиля, в четвертый год своего царствования, в месяце Зифе, предпринял царь сооружение великого храма Господня на горе Мориа и постройку дворца в Иерусалиме (...) За кедровые бревна с Ливана, за кипарисные и оливковые доски, за дерево певговое, ситтим и фарсис, за обтесанные и отполированные громадные дорогие камни, за пурпур, багряницу и виссон, шитый золотом, за голубые шерстяные материи, за слоновую кость и красные бараньи кожи, за железо, оникс и множество мрамора, за драгоценные камни, за золотые цепи, венцы, шнурки, щипцы, сетки, лотки, лампады, цветы и светильники, золотые петли к дверям и золотые гвозди, весом в шестьдесят сиклей каждый, за златокованые чаши и блюда, за резные и мозаичные орнаменты, залитые и иссеченные в камне изображения львов, херувимов, волов, пальм и ананасов — подарил Соломон Тирскому царю Хираму, соименнику зодчего, двадцать городов и селений в земле Галилейской, и Хирам нашел этот подарок ничтожным, — с такой неслыханной роскошью были выстроены храм Господень и дворец Соломонов...» (Куприн, «Суламифь»).

 

 

Царь Соломон построил первый Иерусалимский храм, который был разрушен и затем отстроен вновь. Второй Иерусалимский храм был разрушен в 70 году н. э. Х римским легионом. После разрушения евреи отправились в изгнание, которое продолжалось около 2000 лет. С храмом был разрушен и Иерусалим. На Храмовой горе долгое время была мусорная свалка. Мусульмане облагородили ее и построили там мечеть, а на месте Иерусалимского храма установили золотой купол. По преданию, под ним находится камень мироздания, на котором Авраам должен был принести в жертву сына своего Исаака. Мусульмане говорят, что на этой скале есть след пророка Мухаммеда.

 

Сузские ворота

«...— Так, так, — улыбнувшись, сказал Пилат, — теперь я не сомневаюсь в том, что праздные зеваки в Ершалаиме ходили за тобою по пятам. Не знаю, кто подвесил твой язык, но подвешен он хорошо. Кстати, скажи: верно ли, что ты явился в Ершалаим через Сузские ворота верхом на осле, сопровождаемый толпою черни, кричавшей тебе приветствия как бы некоему пророку? — тут прокуратор указал на свиток пергамента.

Арестант недоуменно поглядел на прокуратора.

— У меня и осла-то никакого нет, игемон, — сказал он. — Пришел я в Ершалаим точно через Сузские ворота, но пешком, в сопровождении одного Левия Матвея, и никто мне ничего не кричал, так как никто меня тогда в Ершалаиме не знал» (Булгаков, «Мастер и Маргарита»).

 

 

С Сузскими, или Золотыми, воротами связана интересная история. Через них, согласно иудаизму, должен войти в город Мошиах (Мессия). Мусульмане их заложили и похоронили двух стражников с оружием у их входа. Когда, по легенде, придет Мошиах, то он будет спускаться с Масличной горы и за ним будут воскресать все похороненные на ней. Два стражника с оружием воскреснут тоже, и их задача будет убить его, не пустить на Храмовую гору, то есть в Иерусалимский храм.

 

Башня Давида

«...О, как ты красива! Шея твоя пряма и стройна, как башня Давидова!..

— Как башня Давидова! — повторяет она в упоении.

— Да, да, прекраснейшая из женщин. Тысяча щитов висит на башне Давида, и все это щиты побежденных военачальников. Вот и мой щит вешаю я на твою башню...» (Куприн, «Суламифь»)

 

 

Башня Давида — древняя цитадель-крепость, одна из оборонных башен Иерусалима, сооруженная во II веке до н. э. царем Иродом. Эта башня носила название Фасаил и была неоднократно разрушена и перестроена римскими, мусульманскими, христианскими и османскими завоевателями. Свое название сооружение получило в XVI веке, во времена правления Османской империи. Турки надстроили минарет над башней и соорудили внутри нее мечеть.

События, описанные Куприным, теоретически происходили в X веке до н.э., так как именно тогда правил царь Соломон, то есть за 800 лет до постройки Башни Давида.

 

Нижний город, или Город Давида

«...Теперь он изменил свой путь, он не стремился уже в Нижний Город, а повернулся обратно к дворцу Каифы. Теперь Иуда плохо видел окружающее. Праздник уже вошел в город. Теперь вокруг Иуды в окнах не только сверкали огни, но уже слышались славословия. Последние опоздавшие гнали осликов, подхлестывали их, кричали на них. Ноги сами несли Иуду, и он не заметил, как мимо него пролетели мшистые страшные башни Антония, он не слышал трубного рева в крепости, никакого внимания не обратил на конный римский патруль с факелом, залившим тревожным светом его путь. Пройдя башню, Иуда, повернувшись, увидел, что в страшной высоте над храмом зажглись два гигантских пятисвечия...» (Булгаков, «Мастер и Маргарита»).

 

 

Нижним городом назывался Город Давида, находившийся за пределами стен Иерусалима. Эта часть Иерусалима — старейший населенный район. Царь Давид на этом месте построил свой дворец и основал Иерусалим, однако поселение уже существовало здесь задолго до него. Уже в бронзовом веке находившийся на этом месте город Йевус периода иевусеев был обнесен стенами.

 

Виноградники

«...Виноградник был у царя в Ваал-Гамоне, на южном склоне Ватн-эль-Хава, к западу от капища Молоха; туда любил царь уединяться в часы великих размышлений. Гранатовые деревья, оливы и дикие яблони, вперемежку с кедрами и кипарисами, окаймляли его с трех сторон по горе, с четвертой же был он огражден от дороги высокой каменной стеной (...) И вот на заре приказал Соломон отнести себя на гору Ватн-эль-Хав, оставил носилки далеко на дороге и теперь один сидит на простой деревянной скамье, наверху виноградника, под сенью деревьев, еще затаивших в своих ветвях росистую прохладу ночи (...) Утренний ветер дует с востока и разносит аромат цветущего винограда — тонкий аромат резеды и вареного вина. Темные кипарисы важно раскачивают тонкими верхушками и льют свое смолистое дыхание. Торопливо переговариваются серебряно-зеленые листы олив.

Но вот Соломон встает и прислушивается. Милый женский голос, ясный и чистый, как это росистое утро, поет где-то невдалеке, за деревьями...» (Куприн, «Суламифь»).

 

 

Согласно Песне Песней царь Соломон держал виноградники и отдавал их в аренду на горе Ваал-Гамон, что в переводе означает «господин множества». Виноградник служил убежищем для царя в знойные дни. Его современное местоположение точно не известно, однако многие отождествляют его с Ваал-Гадом, городом у подножия горы Хермон. Правда, находится подножие этой горы на расстоянии 300 км от Иерусалима, так что Соломон явно не мог попросить отнести его туда с утра на носилках.

 

Лифостротон

«...Тут все присутствующие тронулись вниз по широкой мраморной лестнице меж стен роз, источавших одуряющий аромат, спускаясь все ниже и ниже к дворцовой стене, к воротам, выходящим на большую гладко вымощенную площадь, в конце которой виднелись колонны и статуи Ершалаимского ристалища.

Лишь только группа, выйдя из сада на площадь, поднялась на обширный царящий над площадью каменный помост, Пилат, оглядываясь сквозь прищуренные веки, разобрался в обстановке. То пространство, которое он только что прошел, то есть пространство от дворцовой стены до помоста, было пусто, но зато впереди себя Пилат площади уже не увидел — ее съела толпа. Она залила бы и самый помост, и то очищенное пространство, если бы тройной ряд себастийских солдат по левую руку Пилата и солдат итурейской вспомогательной когорты по правую — не держал ее...» (Булгаков, «Мастер и Маргарита»).

 

 

Лифостротон — каменный помост перед дворцом римского прокуратора в Иерусалиме, на котором производился суд. Вообще, лифостротон, или литостротон, впервые был упомянут в Евангелии от Иоанна, что в переводе означает «вымощенный камнем». Конечно же, точное местоположение лифостротона неизвестно, однако в христианской картографии Иерусалима времен Иисуса это место отмечено внутри Антониевой башни, которая примыкала к Претории, резиденции Понтия Пилата. Сейчас на этом месте находится монастырь Сестер Сиона.

 

Лысая гора, или Голгофа

«...Солнце уже снижалось над Лысой Горой, и была эта гора оцеплена двойным оцеплением. Та кавалерийская ала, что перерезала прокуратору путь около полудня, рысью вышла к Хевровским воротам города. Путь для нее уже был приготовлен. Пехотинцы каппадокийской когорты отдавили в стороны скопища людей, мулов и верблюдов, и ала, рыся и поднимая до неба белые столбы пыли, вышла на перекресток, где сходились две дороги: южная, ведущая в Вифлеем, и северо-западная — в Яффу. Ала понеслась по северо-западной дороге. Те же каппадокийцы были рассыпаны по краям дороги, и заблаговременно они согнали с нее в стороны все караваны, спешившие на праздник в Ершалаим. Толпы богомольцев стояли за каппадокийцами, покинув свои временные полосатые шатры, раскинутые прямо на траве. Пройдя около километра, ала обогнала вторую когорту молниеносного легиона и первая подошла, покрыв еще километр, к подножию Лысой Горы» (Булгаков, «Мастер и Маргарита»)

 

 

Традиционно Лысой горой называется место сбора ведьм, однако Булгаков использовал этот образ для описания места, где был распят Иисус. Местоположение Голгофы или, по-булгаковски, Лысой горы в различных течениях христианства определяется по-разному. Согласно традиции во времена Христа Голгофа («лобное место» в переводе с иврита и «череп» в переводе с арамейского) находилась на северо-западе от Иерусалима, за пределами городских стен. По версии православных христиан, Голгофа находится в современном Христианском квартале Старого города Иерусалима, на территории храма Гроба Господня. По другой версии, которой придерживаются протестанты, Голгофа находится на севере Иерусалима у Дамасских ворот, где сегодня располагается Садовая могила.

Интересно видеть, как описанные истории оживают, когда видишь те места, на которых они происходили. Иерусалим — то место, которое хранит историю длиной в несколько тысяч лет, в этом городе можно прикоснуться к камням мостовой, по которой люди ходили во времена Первого Храма, еще до того, как наступила наша эра, отсчитываемая с даты рождения Иисуса Христа. Эти легендарные места, когда-то будоражившие воображение лучших умов, сегодня своими глазами может увидеть каждый.

 

Ссылка на страницу Марии Вдовкиной во «ВКонтакте»: http://vk.com/tourtoisrael

21
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
WhyNot Art
0
Спасибо за статью! Как раз на весь январь собираемся на Святую землю 😆
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.