Филиппины: последние из мангиан

 

Испанцы пытались отнять у них все: религию, язык, культуру, даже письменность, а правительство Филиппин объявило национальным достоянием. Спустя столетия «Моя Планета» покажет и расскажет, как живет одно из удивительных филиппинских племен.

 

Маньяны, или, как их называют в русскоязычных источниках, мангианы (мангины) — коренные жители Филиппин, проживающие на одном из островов архипелага — Миндоро. На самом деле это восемь различных племен со схожей культурой и бытом. Разделить эту этническую группу можно на две: северные и южные мангианы. При примерно равном уровне развития культуры принято считать, что южная все же находится на немного более высоком уровне, нежели северная (в частности, из-за более развитой техники письма).

 

    

Общая численность представителей этой группы точному определению не подлежит, так как они ведут довольно изолированный образ жизни в горных областях острова. Принято считать, что их от 50 000 до 80 000 человек (с учетом тех, кто постоянно живет и работает вне традиционных поселений). В самих же деревнях мангианов проживает около 30 000 человек.

 

Наш герой — 34-летний Марнель Райос, представитель самого «молодого» племени — бангон. Оно отсоединилось от племени тау-буид лишь в 1996 году, после решения совета племен. Марнель проживает в одной из деревень у реки Бонгабон на юге острова. Как и все члены его племени, он торгует углем, который выжигает в горах. Марнель — один из немногих представителей бангон, кто помнит традиционную письменность.

 
 

Жилье

 

 

Живем мы в деревеньках, расположенных около горных рек. Деревни очень малы и разбросаны на расстоянии пары километров друг от друга. В них, как правило, всего пять или шесть домов и не более 50 жителей. Дома мы строим в основном из дерева и бамбука, а крыши покрываем соломой. Дома, которые построены на сваях, иногда расположены рядами так, чтобы веранды соединялись друг с другом. В таких домах живут родственники.

 
 

Одежда, быт, еда

 

 

Едим мы в основном то, что сами же и выращиваем: сладкий картофель, кукурузу, бананы, кокосы, корни убе (сиреневый ямс. — Прим. ред.). По праздникам — свинину и курицу. Мы ходим на охоту и рыбачим, однако все же мясо и рыба — не основная составляющая нашего рациона. Все это мы готовим на открытом огне прямо в домах.

 

Почти все мангианы носят с собой сплетенную из ротанга сумочку, в которой мы храним необходимые в путешествии вещи. Также для мелочей у нас есть своеобразные бамбуковые контейнеры, которые мы вешаем на пояс.

 

Знаменита наша бамбуковая почта. Для передачи сообщения из одной деревни в другую написанное на стебле бамбука письмо просто втыкается в землю на тропе. Так как мы очень много ходим, то человек, который идет в нужном направлении, просто берет его с собой

 

Так как мы не пользуемся транспортом, то грузы, если они не сплавляются по реке, мы переносим на голове, точнее, на матерчатом слинге, который крепится на лоб и свисает по спине. В подобных же слингах мы носим детей.

 

 

Семья

 

 

Период ухаживания у нас имеет разнообразный набор правил и церемоний, и прежде всего это мужская песня, аккомпанирует которой носовая флейта. Если на эту песню женщина откликается песней — значит, согласие получено, однако перед тем, как разделить постель, надо обязательно получить согласие родителей. После того как мужчина с женщиной проводят ночь вместе, они становятся мужем и женой.

 

У нас мужчина идет жить в дом к своей жене, так как он, перед тем как построить свое жилище, должен отдать долг семье жены — ведь он отнял у них работницу. Если у него есть деньги, он может просто заплатить. Только после того, как он получит согласие от родителей, молодые могут построить свой собственный дом.

 
 

Курение и бетель

 

 

Мы не употребляем алкоголь, во всяком случае те, кто постоянно живет в наших деревнях, а не в городах, а таких большинство. Однако почти все взрослое население употребляет бетель — это наш наркотик. Мы его называем нга-нга и храним в специальной сумочке из ротанга. Мы его тут сами и выращиваем, кстати. А вот квако (табак) у нас курят практически все, даже дети. Трубки для курения мы делаем сами и никогда с ними не расстаемся: даже когда мы не курим, трубка все равно находится у нас во рту.

 

 

Письменность

 

 

Мы обладаем одной из самых редких письменностей на Земле — правда, сейчас ее почти все забыли, но вожди и правительство стараются все возродить, преподавая этот вид письменности на уроках в школах. Называется она сарат мангиан. Письменность эта на самом деле принадлежит племени хануноо, она слоговая, и в ней 15 согласных и всего две гласные, что непривычно для белого человека. Пишем мы ножом на свежесрезанном стебле бамбука.

 

 

Знаменита наша бамбуковая почта. Для передачи сообщения из одной деревни в другую написанное на стебле бамбука письмо просто втыкается в землю на тропе. Так как мы очень много ходим, то человек, который идет в нужном направлении, просто берет его с собой. Если ему необходимо свернуть с пути, то он тоже втыкает его на дороге и письмо ждет следующего «почтальона», пока не достигнет адресата.

 

Вот пример нашей письменности.

 


 

Наша драгоценная земля —

Как было бы хорошо,

Если бы мы перестали трудиться.

Но как бы мы тогда проводили время?

 


 

Отношение с внешним миром, законы, торговля

 

 

С жителями побережья мы почти не общаемся, лишь некоторые из нас нанимаются к ним на работу на рисовые поля. Конечно, мы не можем не торговать с ними. По рекам чаще всего на автомобильных шинах мы сплавляем наши товары — в основном это то, что мы сами выращиваем: бананы, батат, кукурузу. Ну и, разумеется, уголь, который мы выжигаем повсеместно в горах. Так как покупатели знают, что нести нам все это обратно в горы крайне тяжело, они никогда не предлагают нам хороших денег за товары, поэтому мы стараемся оставлять себе по максимуму того, что выращиваем и добываем в горах.

 

Я знаю, что племя арайя, которое живет около популярного курорта Паэрто-Галера, построило там свою этническую деревню и неплохо зарабатывает на туристах, однако мы — все те, кто живет на юге острова, — о таком и не мечтаем, туристы почти к нам не ездят. А тех, кто приезжает, как правило, не пускает вождь

 

С недавнего времени правительство страны приняло закон об охране мангианов от внешнего воздействия. Не знаю, хорошо это или плохо, но к нам попасть человеку со стороны трудно — на это надо специальное разрешение вождя племени. Плюс обязательно надо получить бумагу в департаменте коренных народов Филиппин. Я знаю, что племя арайя, которое живет около популярного курорта Паэрто-Галера, построило там свою этническую деревню и неплохо зарабатывает на туристах, однако мы — все те, кто живет на юге острова, — о таком и не мечтаем, туристы почти к нам не ездят. А тех, кто приезжает, как правило, не пускает вождь.

 

 

Ножи

 

 

Нож для мангиана — это все. Несмотря на то что, в отличие от другого горного племени, проживающего на острове Лузон, — игорот, мы совершенно не воинственные, мангианы всегда носят при себе нож. Это большой мачете, который мы называем боло. Он одновременно и средство защиты, и универсальный инструмент в лесу. С его помощью мы выкапывает коренья, срезаем бананы и кокосы, строим себе дома, разделываем мясо.

 

 

Ходьба и тропы

 

 

Мы не пользуемся транспортными средствами — ни популярными на Филиппинах мотоциклами, ни машинами, ни лошадьми. Ноги — вот наше средство передвижения. Причем чаще всего мы ходим босиком, с самого детства привыкая в сухой сезон ходить по выступающим из земли корням и выжженной траве, а в дождливый — по скользким после тропических ливней глиняным тропинкам, которые мы веками прокладываем в горах. Тропы эти окутывают буквально все внутренние области острова, и по ним можно без проблем дойти до любой из наших деревень. Но только мангианы знают, как не заблудиться в этих лабиринтах.

 

 

Религия

 

 

Сейчас во многих наших селениях появляются миссионеры-протестанты и возводят свои церкви, однако, несмотря на это, большинство из нас верит в духов-защитников — калаг — и духов природы.

 

Чтоб задобрить духов, мы приносим им в дары продукты питания и бусы. Если этого не делать, то дух-защитник перестает заботиться о нас и прилетают многочисленные злые духи, которых мы называем лабанг. Они вызывают болезнь и иногда даже смерть. Для возвращения духа-защитника и ограждения от злых духов у нас есть шаманы — балианан. Они могут управлять духами, живущими в камнях, которые, в свою очередь, прогоняют злых духов.

 

В свое время испанцы тоже пытались насадить нам свою религию, но, как вы видите, мы до сих пор тут и верим в то, во что верили сотни лет назад.

17
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Таня Волкова
Ничего не написали о медицине, продолжительности жизни, школах. Есть ли у них выбор партнёра? И как относятся к детям?
Татьяна Щербаченко
Про выбор партнера, вроде, все понятно: он поет, она откликается или не откликается. Кажется, все по обоюдному согласию.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.