Два дня наедине с пустыней

Александр Химушин, бизнесмен, фотограф, бэкпекер. Живет в Австралии, но большую часть года его нет дома - он путешествует по самым отдаленным уголкам Земли.

 

Александр Химушин вместе со стариком-бербером и верблюдом путешествует по пустыне в тех местах, где не водят туристов: встречает оазис, узнает, почему дюны называются поющими, и пробует верблюжье молоко.

С утра пораньше, как и было условлено, к месту моего ночлега прибыл старик-бербер с навьюченным верблюдом. Старика звали Сиди. 



Из иностранных языков он знал только две фразы по-французски: «Ça va?» («Как дела?) и «С'est bon!» «(Хорошо!»), которые он употреблял по очереди вне зависимости от ситуации. Я понял, что общаться следующие пару дней мне придется исключительно с самим собой и с пустыней, но меня это совсем не расстраивало. Даже наоборот. Ранее я уже бывал в пустынях, можно было также отправиться в Сахару и из Марокко. Но там, как и, наверное, в подавляющем большинстве других мест на планете, это мероприятие давно поставлено на поток. Группы туристов на верблюдах с импровизированным вечерним шоу у костра, комфортабельные шатры со всеми удобствами и т. д. Здесь же, в Мавритании, все обещало быть по-настоящему. Забегая вперед, я скажу, что обещания полностью оправдались. За два последующих дня я был наедине с пустыней и не только не видел туристов на верблюдах, я просто вообще никого там не видел. А ведь это и есть тот настоящий экспириенс, за которым я сюда ехал.

 

Огромные дюны начинаются в Чингетти практически сразу за поселком. Вначале какую-то часть пути я проехал на верблюде, который долго и истошно издавал недовольные звуки, всем своим видом показывая мне, что ему это не нравится. Когда же верблюд уже было успокоился, начались реальные гигантские дюны и усидеть в седле стало совсем непросто. Я чуть не вываливался: то вперед на каждом спуске, то назад — на подъеме. Фотать тоже было неудобно. Камера болталась и билась объективом о седло при каждом верблюжьем шаге. Поэтому я решил пожалеть старика Сиди, его верблюда и свою многострадальную камеру и дальше пошел пешком.



Зато какой это был эпический путь. Дюны словно сошли со страниц арабских сказок. Классика жанра! :) 

 

Первый день мы долго шли в направлении гигантских поющих дюн Наяна. Солнце палило безжалостно. Мне очень пригодилась чалма, подаренная еще Саид-Ахмедом в Атаре. Я полностью обмотал голову и шею, оставив лишь щель для глаз. Только это и спасало меня от солнечного удара, ожогов и песка, который висел в воздухе при порывах ветра. Конечно, от хождения в таком виде на жаре становилось еще жарче. Но поверьте, арабы знают толк в своих традиционных головных уборах!



Байка по поводу температуры песка, в котором якобы можно варить яйца, не подтвердилась. Может быть, потому что зима? Песок нагревался только к полудню, да и то не сильно. Утром и вечером же он был даже довольно прохладным. Поэтому при первом подвернувшемся случае, когда верблюд стал щипать колючки, я скинул свои тяжелые ботинки, идти в которых по рыхлому песку было тяжелее вдвойне, и последовал примеру старика Сиди, который шел босиком. 



Правда, за некоторым исключением. У Сиди, прожившего всю свою жизнь в этой пустыне, ступни, понятное дело, были такие же пуленепробиваемые, как у его верблюда :) 



Мне же хватило одной пробежки по низине, поросшей верблюжьей колючкой, и все ноги были уже в занозах, поэтому вновь пришлось обуваться. К счастью, таких мест на пути попадалось немного.
Верблюд не упускал ни малейшей возможности подкрепиться. Как они едят эти колючки, я просто ума не приложу. Он просто не проходил мимо любого куста, и за два дня пути я даже успел привыкнуть к постоянному громкому хрусту его челюстей, перемалывающих сухие шипы. Равно как и к тому, что он постоянно э-э-э... как бы это сказать... портил воздух.



Мы прошли полдня. Настало время сделать привал. 


 

В то время как Сиди готовил обед, я решил побродить по окрестным дюнам. 



Они были просто невероятной красы.

 

Когда же я вернулся с кружащейся от полуденного зноя головой, меня ждал сюрприз — огромная чаша верблюжьего молока. 

 

Оно, кстати, по вкусу чем-то напоминает кефир и очень освежает! 

 

После обеда жара немного спала, и мы продолжили путь. 



За эти два дня я только пару раз издали видел шатры кочевников, которые живут в пустыне. Больше, кроме верблюдов, там никого нет на многие километры...



Уже ближе к концу дня на горизонте показались огромные дюны Наяна. 



Интересно было наблюдать, как, невзирая ни на что, старик всегда улучал момент и молился по нескольку раз в день, уединившись где-то неподалеку.

 

Наяна — единственные поющие дюны в тех местах. Они были внушительной высоты. Привязав верблюда где-то в низине (он был бы не в состоянии туда взобраться), мы отправились вверх. Сиди рассказал мне, почему эти дюны называют поющими. Дело в том, что, когда ты сидя скатываешься вниз по крутому склону, то где-то посередине от сыплющегося вниз песка начинает раздаваться низкий гул. 

 

Я скатился по склону, пытаясь записать это на видео, однако оказалось, что камера воспринимает этот гул просто как помеху и полностью его глушит. После двух неудачных попыток (а карабкаться снова вверх было не так-то просто), я решил покончить с этой идеей.
Закат в пустыне — это надо видеть! Он окрашивает все вокруг в различные оттенки охры, а игра света и тени на песке создает эффект волн. Завораживающее зрелище! Цвет дюн менялся прямо на глазах. Было так красиво, что просто невозможно передать словами. 

 

 

Когда я вернулся, уже почти стемнело. Сиди колдовал над ужином. Надо отдать старику должное — пища была непритязательной, но вкусной. В нашем походном рационе всегда была горячая рисовая каша с овощами и консервами сардин, финики, арахис и мавританский чай. Интересно, что ножа у старика не было и он резал помидоры и чистил картошку лезвием бритвы, которую хранил в спичечном коробке. 

 




А еще Сиди пек классные лепешки прямо на углях.



Холодная ночь укрыла пустыню своим звездным одеялом. Ветра в тот день не было — старик знал свое дело и выбрал удачное ровное место для ночлега где-то в низине между дюн. Палатки у нас не было, лишь матрасы и одеяла.



Я еще долго лежал и смотрел на это бескрайнее звездное небо Сахары. Оно было просто как в сказке.



Однако через пару часов настал такой дубняк, что ни одеяло, ни все мои теплые вещи не спасали и у меня опять всю ночь зуб на зуб не попадал. Но это было все же намного лучше, чем спать в открытой всем ветрам железной вагонетке! Мы проснулись с первыми лучами солнца. Предстоял еще один долгий день пути назад в Чингетти. 



Но он проходил уже по другому маршруту.

 

 

Ближе к обеду мы проходили через небольшой оазис, названия которого я сейчас уже и не вспомню. 



Деревушка была совсем небольшой. Мне понравилась местная мечеть, расположенная прямо рядом с огромной дюной.

 

 

К вечеру мы наконец вернулись в поселок. Я сердечно поблагодарил старика за это незабываемое приключение. Проводив меня до дома и выгрузив пожитки, Сиди отправился назад в пустыню. Как рассказывал мне потом Абду, у старика есть свой тент где-то в пустыне недалеко от поселка. Там он и живет бок о бок со своими верблюдами...

В заключение хотелось сказать, что в этом мире столько мест, где уклад жизни так не похож на наш с вами. Но только вырвавшись из своей привычной зоны комфорта и попав туда, по-настоящему понимаешь, насколько удивительна и разнолика наша планета. Пакуйте рюкзак и отправляйтесь в путь, вас ждут незабываемые приключения!

31
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Олег Жуков
3
хороший репортаж
Александр Химушин
Спасибо, Олег! 👍
Юлия Бажина
1
Очень интересно! спасибо!
Александр Химушин
Спасибо за отзыв, Юлия! 😊
Елена Павловская
Прекрасный рассказ!!! Прекрасная Африка!!! Я готова возвращаться в Африку вновь и вновь. Сейчас получила истинное удовольствие от "путешествия" с Вами!
Данияр Лесов
0
Хороший рассказ, отличные фотографий. Спасибо! Было приятно читать и смотреть.
Дмитрий Глушко
0
Супер! Очень интересно читать. И фотографии просто отличные.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.