Длинношеее рабство

 

Чем этнографическая деревня отличается от человеческого зоопарка? Что вынуждает женщин идти на туристическую «панель»?

 

В 30-х годах ХХ века бирманские «женщины-жирафы» работали в британских цирках. Сегодня длинношеие карены — одна из главных достопримечательностей северного Таиланда. Впрочем, отношение к экзотическому аттракциону в мире весьма неоднозначное. Активисты и борцы за права этнических меньшинств обвиняют тайские турфирмы в эксплуатации длинношеих женщин, вынужденных идти за грошовым заработком на туристическую «панель». Представители деловых кругов возражают: Таиланд предоставил «женщинам-жирафам» работу; в пораженной геноцидом Бирме у длинношеих карен и того нет. Кто все-таки прав в этом споре и в чем разница между этнографической деревней и человеческим зоопарком? На вопросы «Моей Планеты» отвечает куратор Музея горных племен города Чианграй Альберто де ла Пас.

 

 

— Кто такие «женщины-жирафы» и как они стали туристической достопримечательностью Таиланда?

— «Женщины-жирафы» принадлежат к родственному каренам горному племени падаунг, или кайян, как они себя сами называют. Племя это, в отличие от остальных каренов, исторически проживает только в Бирме. Именно его представительницы удлиняют свою шею металлическими кольцами. В результате гражданского противостояния в Бирме в 1980-х годах борющиеся за автономию племена, включая кайян, были оттеснены к границе с Таиландом. Тогда повстанцы напрямую зависели от прозрачности границы и поставок с тайской стороны. Они подружились с тайскими властями, договорившись об организации туров на свои базы. Так женщины кайян стали туристической достопримечательностью. Со временем тайцы навели порядок на границе и депортировали большую часть успевшего перебежать народа, но к золотоносным кайян проявили милосердие: в провинции Мэхонгсон появилось поселение длинношеих карен. Сегодня большая часть туристов, желающих взглянуть на экзотических женщин, едет именно туда.

 

— Что имеют в виду, когда говорят об эксплуатации длинношеих женщин в Таиланде?

— Речь об их правовой и экономической незащищенности. Согласно закону тайское гражданство получают те представители горных племен, которые могут доказать, что проживали в Таиланде до 1976 года. Кайян пришли позже и потому гражданами не являются. Если у тебя нет гражданства, у тебя нет доступа к образованию, медицинским услугам, нет права работать на земле, на тебя не распространяются нормы трудового кодекса. Помимо поселения в Мэхонгсоне в Таиланде есть и другие этнографические деревни — тайцы приглашают женщин из Бирмы, оформляют им рабочие визы и прилично на них зарабатывают. Вы были здесь неподалеку, в деревне длинношеих карен (речь об этнографическом поселении «Союз деревень горных племен. Длинношеие карены», Union of Hill Tribe Villages Long Neck Karen, близ города Чианграй на севере Таиланда. — Прим. автора)? Во сколько вам обошелся входной билет?

 

 

— В 300 бат.

— 300 бат — это минимальная оплата труда за день в Таиланде. Я сомневаюсь, что работающие там женщины получают даже эту сумму. И если они скажут, что да, это необязательно будет правдой. Вы заметили, что в деревне живут только женщины и девочки? Странная коммуна, не правда ли? Как-то в резервации Мэхонгсон я спросил у одной кайян, где ее муж. Она сказала, что в поле. Потом я понял, что это была ложь. У кайян нет в Таиланде полей и права работать на них. И мужьям их здесь делать нечего: они не представляют интереса для туристов.

 

— В этнографическом поселении под Чианграем я видела мужчин и мальчиков. Впрочем, помимо бирманок там были представлены тайские акха, лису, йяо и палонги. Сама же деревня напомнила рынок. Идешь мимо прилавков, а со всех сторон доносится: «Купи!» И выражения лиц скорбные, неловко уходить с пустыми руками.

— Ну, на поделках трудно заработать. К тому же помимо экономической эксплуатации есть еще эксплуатация культурная. Я был в поселении кайян в Мэхонгсоне 20 лет назад. С тех пор там мало что изменилось. Главная задача его обитательниц — демонстрировать свои шеи, отрабатывая стоимость входного билета. Традиционный образ жизни кайян там не представлен. Вот вы посетили одну из деревень, что вы оттуда вынесли?

 

 

— Я поняла, почему это место называют человеческим зоопарком. И это тоже урок.

— Это негативный урок. Вы не обогатили себя новыми знаниями, это место не заставило вас проникнуться уважением к тому, что вы увидели. Когда я был в Америке, то ночевал в настоящем индейском вигваме и чувствовал, что со мной случается что-то необычное, что это привилегия и честь. Туристам и турагентствам нужно понимать, что их интересы и действия должны быть направлены на усиление и поддержку культуры людей, с которыми они работают или которых они посещают. То, как сегодня в тайском туризме представлены кайян и другие горные племена, — это, как правило, «фастфуд» и культурная пустыня. Зачем же туда идти?

 

— Вы советуете туристам вовсе не посещать «женщин-жирафов»?

— О положении «женщин-жирафов» важно информировать туристов. Зная, что на самом деле происходит, вы туда не пойдете. По поводу ношения колец на шее у меня нет однозначного решения. Все же это культурная традиция, которую нужно уважать. Проблема возникает тогда, когда традицией начинает управлять потребность туристов ее увидеть. До тех пор пока есть спрос, будет и предложение.

 

 

— Другими обязательными «экспонатами» тайских этнографических деревень являются коренные для Таиланда представители акха, лису, йяо, палонги, карены и другие народности. В 1960-х годах тайское правительство переселило их с гор в долины, запретив заниматься традиционным промыслом — подсечно-огневым земледелием и выращиванием мака. Как живут эти племена сейчас?

— Те представители племен, что вовремя позаботились о получении документов, стали полноценными гражданами страны. Одни живут в городах, другие остались в родных поселениях и работают на земле. Впрочем, несмотря на то что поселения эти официальны, государство их почти не поддерживает. Главную помощь тайским этническим меньшинствам сегодня оказывают частные благотворительные организации и христианская церковь. Последняя вдобавок обращает подопечных в свою веру, ускоряя исчезновение самобытных культур.

 

— Что конкретно ваша организация делает для горных племен Таиланда?

Музей горных племен был основан в Чианграе в качестве образовательного центра. Есть у нас и своя программа экотуров. Сам музей является проектом тайской благотворительной организации PDA и спонсируется ей же. Вся наша выручка идет на поддержание шести конкретных деревень: мы проводим к ним воду, помогаем организовать деревенские банки, рассказываем о семейном планировании и т. д.

 

— Есть ли этнографические деревни в Таиланде, куда туристы могут отправиться без опасения, что их деньги попадут в карманы недобросовестных турфирм?

— Есть, но длинношеих карен вы там не найдете. Я бы посоветовал поехать в курируемую нами деревню племени акха под названием Бан-Лорча. В 2001 году мы помогли ее жителям выстроить совершенно иную модель гостеприимства, которая успешно работает по сей день. Раньше вход в поселение был свободный, ее обитатели выживали за счет продажи сувениров и взимания платы за фотографии, ни о каких экскурсиях и культурной программе не было и речи. Сегодня стоимость входного билета — 80 бат. Туристов встречают гид и аниматоры из местных жителей — около восьми человек, все в традиционных костюмах. Они рассказывают о своем быте, танцуют, поют, делятся секретами традиционных промыслов, в частности объясняют, как делать ловушки на мелких зверьков. Если раньше акха буквально боролись за внимание туриста, сегодня каждые пять дней состав команды меняется так, что все жители деревни оказываются в равной степени вовлечены в туристический бизнес. Важно и то, что, пока аниматоры развлекают гостей, остальная деревня живет своей обычной жизнью, а полученная в итоге прибыль равномерно распределяется между всеми обитателями с помощью деревенского банка. Наша Бан-Лорча была признана лучшим инновационным туристическим продуктом на Седьмом туристическом форуме в Янгоне, организованном Азиатско-Тихоокеанской туристской ассоциацией (PATA) в 2002 году. В рамках этого проекта мы убили сразу трех зайцев: создали интересную и независимую этнографическую деревню, которая не только приносит доход ее жителям, но и помогает им не забыть свою культуру.

19
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.