Белые пятна планеты

Последние десять лет Леонид Круглов провел в экспедициях по следам русских первооткрывателей: изучал быт и психологию первобытных племен Африки и Папуа — Новой Гвинеи, снимал древние религиозные обряды в глухой индийской деревне и на Тибете, подружился с королем Мустанга и стал своим в его дворце, прошел на лыжах и собачьих упряжках с нанайцами по следам Дерсу Узала, ночевал в заснеженной российской тайге при температуре –30 ºС на Таймыре и Дальнем Востоке. Последнее приключение — кругосветное плавание на барке «Седов» по следам Крузенштерна — скоро можно будет увидеть в кинотеатре в формате 3D. Леонид Круглов — путешественник, этнограф, член Русского географического общества, оператор-документалист и фотограф.

 

 

«Семеро смелых»

 

 

Я выбрал те маршруты, от которых остались дневники путешественников. По ним можно реконструировать, каким был человек, его личность и характер, чтобы можно было бы с ним пропутешествовать как с живым проводником. Я выбрал семерых человек и с их дневниками за последние десять лет провел целую серию экспедиций. В этом году я подвожу итоги этого очень большого проекта.

 

Самое волнующее для меня открытие: на планете есть еще белые пятна. Если померить все маршруты, которыми я прошел, получится более чем одно кругосветное путешествие.

 

 

Самое опасное путешествие: дикая Африка

 

 

Самым опасным было первое путешествие — по следам Александра Булатовича. Я даже не мог себе представить, что такое возможно в наше время. Речь идет об Африке, о границах Эфиопии с Сомали, Кенией и Суданом — это районы, через которые проходила его экспедиция в 1898 году. 100 лет назад в этих районах велись боевые действия, Булатович шел с отрядом эфиопской армии, некоторая часть его экспедиции погибла, и в результате эти земли были присоединены к Эфиопии. Эти дикие места Африки до сих пор остаются самыми малоисследованными: там идут военные действия, племена, имеющие древние, не всегда понятные нам традиции, конфликтуют с властью. Я приехал на джипе и, когда дорога закончилась, нанял несколько проводников из местного племени дизи, погрузил все снаряжение на мулов и с небольшим отрядом отправился в места, где живут дикие племена — например, племя сурма: они ходят голыми, но при этом за плечами висят автоматы Калашникова, которые они выменивают у соседей на коров — одно ружье за пять коров.

 

    Когда я аборигенам показывал фотографии наших девушек, они не понимали: как можно ходить на каблуках и зачем так неудобно? Так что у нас тоже есть традиции, которые совершенно непонятны первобытным людям

 

 

Когда мы оказались на их территории, оказалось, что наш маленький отряд, в общем-то, беззащитен: там людей много, они вооружены, у некоторых стрелковое оружие за плечами. Я подарил им очень много подарков и договорился с местным вождем о том, что мы пройдем через их территории. Но ночью я увидел, как моего проводника просто трясет: оказалось, он слышал, как вечером старики обсуждали наше убийство, ведь у нас при себе много полезных вещей, медикаментов, палатки, оружие. По счастью, все обошлось. Вождь племени спал у входа моей палатки все время, пока я там находился, мы продвигались очень медленно: нас заводили в каждую деревню, потому что все нуждались в поддержке, медикаментах, помощи — но выжили. Вообще в этих районах очень сложно находиться подолгу, потому что ты взаимодействуешь с первобытными людьми, у которых зачастую перевернутые понятия добра и зла.

 

В племени сурма девушки вставляют диск в губу и постепенно его увеличивают. В результате перед свадьбой у женщины в губе диск размером с блюдце, это знак ее плодородия. Когда я аборигенам показывал фотографии наших девушек, они не понимали: как можно ходить на каблуках и зачем так неудобно? Так что у нас тоже есть традиции, которые совершенно непонятны первобытным людям.

 

Но каннибализм у асматов (это уже в Папуа — Новой Гвинее) связан не с тем, что мяса нет. Они съедают человека, обвиненного в колдовстве. Суды не такие, как у нас, с доказательствами и свидетелями: решения принимаются иррационально, по неочевидным признакам

 

Я очень горжусь тем, что провел интервью с вождем одного из кланов племени сурма — тем, который спал возле моей палатки и меня защищал. Этот человек — первобытный вождь, такой Акела из сказок Киплинга — вообще понятия не имел о камере, но в конце концов понял, что его слова будут перенесены в другое место. И он рассказал о том, что им нужна дорога, школа и больница, потому что в годы неурожая и в засуху у них гибнет много людей — им просто нечего есть. Так через меня он передал послание на Большую землю. Интервью вошло в фильм «Черно-белый бык», я надеюсь, оно дойдет до адресатов.

 

 

Папуа — Новая Гвинея: люди на деревьях

 

 

Во время экспедиции в Папуа — Новую Гвинею по следам Миклухо-Маклая у меня была задача пройти к людям, которые живут на деревьях, чтобы проиллюстрировать его дневники. Первый контакт с ними был очень бурным, эмоциональным. Они выскочили из леса, и было непонятно, что от них ждать. Тем не менее удалось установить контакт даже с жителями самых отдаленных деревень. При первом контакте у них вызывали бурю эмоций застегивающиеся молнии на палатке, простое зеркальце — когда женщины увидели свое отражение. Вот таких людей найти, добраться до них, снять эти кадры — для меня это самое важное.

 

Нам удалось заснять редкие кадры: строительство дома на дереве. Работа шла на высоте 50 м, строился домик в течение нескольких недель, и мы сняли весь этот процесс, чем я очень горжусь.

 

Люди, живущие на деревьях, всегда были жертвами охотников за головами, возможно, поэтому и строили дома так высоко. Сейчас племя асматов жестко контролируется правительством Индонезии — посты полиции, военные во всех поселках. Это началось в 70-е годы, после того как там погиб Майкл Рокфеллер: он собирал первобытное искусство и просто исчез в джунглях рядом с поселениями асматов. Я узнал из миссионерских и антропологических книг, что до 60–70-х годов прошлого века существовала традиция: асмат не мог дать имя сыну до тех пор, пока не добудет это имя у кого-то вместе с головой. Когда я смотрел старые черно-белые фотографии асматов, сделанные голландцами в начале XX века, я увидел героя из фильма «Хищник»: помните, инопланетянин, который был сначала невидимым, охотился за головами в джунглях и которому противостоял Арнольд Шварценеггер.

 

Когда я был у людей на деревьях, мне описали два недавних случая, когда были съедены люди. Но каннибализм у асматов связан не с тем, что мяса нет. Они съедают человека, обвиненного в колдовстве. Суды не такие, как у нас, с доказательствами и свидетелями: решения принимаются иррационально, по неочевидным признакам.

 

 

В первую экспедицию по джунглям Папуа — Новой Гвинеи мы с собой несли огромное количество провизии, а наши проводники ничего не несли, у них были в руках мачете, ножи и больше ничего — такое ощущение, что у них впереди должны были быть супермаркеты. Выяснилось, что тропический лес и есть супермаркет. Если знать, какие пальмы, орехи, корни можно есть, в каких лианах содержится вода, то можно выживать.

 

 

Тибет: затерянное королевство

 

 

В Тибет мы отправились по следам Пржевальского. Он был первым европейцем, который официально, не прячась, пытался добраться до столицы Тибета Лхасы, но к нему вышли монахи и сказали: «Мы не пускаем на нашу территорию иностранцев», и он со слезами на глазах повернул. Через несколько лет английский военный корпус подошел, расстрелял местных жителей и монахов и вошел в Лхасу.

 

    Королевский телохранитель открыл мне дверь королевской спальни, я увлекся и полез в нее, чтобы переснять фото на стене, где был изображен король с важными персонами. В какой-то момент я понял, что нахожусь на королевской кровати чуть не с ногами…

 

 

Многие воспринимают Тибет как место спокойствия и медитации. Но я увидел другое: как местные монахи впадают в состояние транса, несколько месяцев находятся в закрытом пространстве, а затем появляются в праздничные дни перед людьми, одержимые духами, носятся по крышам, заглатывают саблю, пускают пену изо рта — далеко не самая приятная на вид традиция. Мне не разрешали снимать, пришлось включить скрытую камеру.

 

 

Мы были, наверное, последними, кто застал королевство Мустанг в таком состоянии, каким оно было на протяжении столетий: с королем, придворными, удивительными традициями, связанными с жизнью двора. Через несколько лет, после того как мы провели там несколько месяцев, все исчезло. На территории Непала, частью которого является королевство Мустанг, к власти пришли коммунисты, и для них было почему-то очень важно свергнуть последнего короля, хотя этот король жил далеко и изолированно, а у него в подчинении было всего несколько тысяч человек.

 

 

Для меня было самым важным встретиться с последним тибетским королем, наладить с ним контакт, подружиться и быть допущенным к жизни дворца. Мне повезло: я один из первых принес туда спутниковый телефон и помог королю наладить связь с сыном, который находился в Катманду, это подарило нам его расположение. Я получил постоянный пропуск во дворец, видел все церемонии, включая подготовку к празднику Тиджи — нечто вроде тибетского Нового года, в котором отражены все тибетские традиции, вся фантасмагория и мифологические сюжеты.

 

В какой-то момент я понял, что слишком уверенно и даже нагло себя веду: королевский телохранитель открыл мне дверь королевской спальни, я увлекся и полез в нее, чтобы переснять фото на стене, где был изображен король с важными персонами. В какой-то момент я понял, что нахожусь на королевской кровати чуть не с ногами…Но надо знать тибетцев: если они видят, что человек сильно увлечен, они редко останавливают. Они вообще снисходительно относятся к иностранцам. В результате получился фильм, который я до сих пор люблю: «Запретное королевство».

 

 

Россия: правила выживания

 

 

Была очень трудная экспедиция на Дальний Восток по следам Владимира Арсеньева. Самым сложным был отрезок пути, где Арсеньев шел со своим легендарным проводником Дерсу Узала через зимнюю тайгу реки Бикин, после чего Дерсу Узала с ним остался и приехал в город, где и погиб, не выжив в городских условиях. Мы шли с нанайцами — местными проводниками — через тайгу пешком и на лыжах, со стороны побережья Дальнего Востока через хребет Сихотэ-Алиня спускались в верховья реки Бекин, чтобы выйти к поселкам, где нас заберут на буранах. Как раз там я очень переживал: потому что одно дело тропики, а другое — суровые северные условия, где температура ночью достигает –30 ºС и даже –40 ºС. И нам нужно было спать практически на открытом воздухе: тент наклонный, перед ним — большой кусок дерева, который горит всю ночь. В первую ночь я надел на себя все, что можно (ватные штаны, пуховик, зимний спальник) и через какое-то время почувствовал, что покрываюсь потом — невозможно жарко. И я стал делать, как делают нанайцы: в переход одевать более легкую одежду, сделанную из местных шерстяных тканей, а на ночь утепляться. И вот один из моих секретов заключается в том, что надо доверять своим проводникам, местным жителям, их опыту выживания, которому я, горожанин, не смогу выучиться ни по книгам, ни по телепередачам.

 

    Тихий океан, казалось бы, огромный и бесконечный, — не такой уж и большой. Мы его весь пересекли со скоростью велосипедиста за два с половиной месяца

 

 

Индия: танец богов

 

 

В индийском штате Керала я заснял удивительную церемонию Тхейям, в переводе — «танцор бога». Человек, танцуя, становится богом на один день: когда я снимал, богом на один день стал мальчик. Мне посчастливилось увидеть этот ритуал в очень-очень дальней деревне, договориться со жрецами о съемке. Там были сложнейшие вещи для восприятия: люди превращались в богов, мужчины — в женщин, это было перевоплощение гораздо более тонкое и деликатное, чем на Тибете. В какой-то момент я присел, чтобы найти удобный ракурс для съемки, и на меня сверху, как на табуретку, приземлился нетрезвый местный житель. Тогда «богиня» остановила свой танец, а вокруг нее — невероятные украшения в виде павлиньего хвоста, факелы с огнем, барабанщики бьют в барабаны — и обратилась в тишине к этому человеку, и он ушел. Для меня это был важный момент, я почувствовал, как «танцор бога» взял меня под защиту.

 

 

Вокруг света на 90-летнем паруснике

 

 

Самым большим испытанием была последняя экспедиция — кругосветное путешествие. Я поставил перед собой очень сложную масштабную задачу: повторить маршрут первого русского кругосветного путешествия под руководством Крузенштерна. Оказалось, что это организационно очень сложно: нужно получать разрешение на отправку парусника «Седов» у руководства России и подписывать письма у Медведева… Затем оказалось, что парусник не везде может подойти даже в наше время — например, к острову Пасхи и Маркизским островам очень трудные подходы. Я путешествовал частично на корабле, частично по земле, совершая экспедиционные вылазки. Когда это все подходило к завершению, а финал был для меня в Гонконге, я был практически без сил. Но когда немножко пришел в себя, я почувствовал себя заново родившимся, совершившим на моем личном уровне великий подвиг.

 

 

У меня сложилась картина мира: мы обогнули земной шар, шли на паруснике целый год. И одним из открытий было то, что даже Тихий океан, казалось бы, огромный и бесконечный, не такой уж и большой. Мы его весь пересекли со скоростью велосипедиста за два с половиной месяца. Когда поднимаешься на мачту и смотришь вокруг, то наглядно видно, что земля круглая. Видно, как она закругляется у тебя перед глазами и как судно в нескольких километрах от тебя начинает как будто с горки скатываться, скрываясь из виду. Это, конечно, впечатляет. Ощущение, что наша планета бесконечная и огромная, у меня поменялось. И планета, и океан — все имеет свои пределы.

 

 

Я видел, как по Тихому океану плывут целые острова мусора. Каждый, кидая мусор в воду, думает, что это все где-то растворится и исчезнет, но ничего подобного: у нас в океане уже образовались целые острова мусора, и с этим рано или поздно придется иметь дело.

 

 

Планы

 

 

Планирую путешествия по следам великих мировых путешественников. Прежде всего меня вдохновляют древние жители Тихого океана, которые на своих плотах и лодочках расселились по всем островам, став первопроходцами. Но поскольку от них не осталось никаких свидетельств, кроме легендарных, я буду основываться на легендах, сказках этих народов и буду по ним реконструировать заселение Тихого океана: путешествие пройдет от берегов Юго-Восточной Азии и до острова Пасхи.

 

В 2020 году исполнится 200 лет открытию Антарктиды экспедициями Беллинсгаузена и Лазарева. Этим открытием мы, русские, поставили точку в эпохе Великих географических открытиий. Мы готовим по этому поводу большую экспедицию на паруснике и хотим сделать фильм.

21
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Роман Уланов
0
Молодец, однако! Тоже хочу так.
Андрэ М
0
даа...как такую работу получить?))
Леонид Круглов
1
Такую работу и жизнь можно самому себе устроить только самостоятельно...
Елена Соловьева
Только что прочитала; то, что вы сделали - это потрясающе!!! Теперь буду искать ваши фильмы. Когда вы будете путешествовать по Тихому океану, вы планируете посетить Острова Кука?
Виджай Сергунин
0
Очень занимательный и интересный фоторепортаж! Изумительная красота! Спасибо большое!
aida kasimova
0
Замечательный репортаж! Какие удивительные и увлекательные путешествия! И опасные))))) Побывать в Тибете - это моя мечта! А насчет каблуков, аборигены правы, действительно очень неудобно)))) 😊 😉 😉
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.