Антарктика: остров Южная Георгия

 

Главное разочарование для путешественника в Антарктиду по стандартному туристическому маршруту — это отсутствие пингвинов со знаменитыми желтыми воротничками. На тех землях, которые доступны обычным круизным лайнерам, можно найти миллионные колонии папуанских (дженту), адели и антарктических пингвинов (чинстрап). Они все по-своему симпатичны, но едва ли достигают 50–70 см в высоту. К тому же у них нет желтых манишек на шее. Только там — на корабле во время круиза — я осознал, что самые крупные пингвины, королевские и императорские, обитают не на всеми посещаемом кончике Антарктиды, максимально приближенном к Южной Америке, а в куда более труднодоступных местах: на острове Южная Георгия и в районе моря Росса соответственно.

 

Строение Антарктиды таково, что она ближе всего подходит к Южно-Американскому континенту. От самого холодного материка тянется к мысу Горн Антарктический полуостров, между ними лежит пролив Дрейка: тут соединяются воды двух крупнейших океанов — Тихого и Атлантического, а также официально непризнанного Южного. Уже давно из аргентинского городка Ушуайя на Огненной Земле ежедневно с ноября по март отправляются круизные корабли. Перейти пролив — то еще удовольствие, два-три дня сильной качки, и это при условии отсутствия шторма. Далее начинаются тихие воды Южного океана и множество антарктических островов. Выходы на берег расписаны между круизными компаниями по часам. В самом конце пяти-шестидневного круиза путешественника ждет одна или две высадки на самом Антарктическом материке и путь обратно в Ушуайю.

Я совершил такой круиз в январе 2010 года, но сердце фотографа никак не хотело смириться с тем, что галочка на Антарктиде вроде бы поставлена, однако не были запечатлены самые красивые пингвины с желтыми воротничками. Эта мысль не давала мне покоя несколько лет, и я ждал подходящего случая. По прошествии почти трех лет такой шанс представился — экспедиция на Южную Георгию! Именно там обитают самые большие колонии вторых по величине королевских пингвинов. Круизы туда редки и достаточно дороги. Представьте: сначала надо добираться до Сантьяго-де-Чили, оттуда раз в неделю летит самолет на Фолклендские острова. В порту Стенли (столица Фолклендов) вас ждет корабль, судно ледового класса, и уже там начинается трехдневный переход через Атлантику на восток, в субантарктические воды, к острову Южная Георгия.

Ну вот, с географией разобрались, теперь немного истории. И острова Антарктики, и Южная Георгия были густо населены людьми в период охоты на китов, то есть примерно с начала XX века до 60-х годов. Оказывается, китовый жир был основным смазочным материалом всех машин и механизмов до открытия дешевого способа получения масла из нефтепродуктов. Так что индустриальная революция стала возможна именно благодаря китам. Позже заводы закрылись, люди уехали, флотилии остались ржаветь, а между развалинами бродят пингвины и нежатся на солнышке морские слоны. К счастью, от королевских пингвинов не было никакой пользы, и на них никто не охотился.

Итак, три дня путешествия в направлении Южной Георгии прошли незаметно из-за сонного состояния, вызванного таблетками от морской болезни, и фотографирования альбатросов, следующих за кораблем. И вот мы увидели этот остров: скалы, волны, бьющиеся о берег, серое небо — достаточно неприветливое место. Ветра там дуют постоянно, и шторм может налететь в любой момент. Остров вытянут с юго-востока на северо-запад, и вся его восточная сторона изрезана бухтами и заливами. Основные обитатели — конечно же, пингвины, морские слоны, котики и множество птиц. Мы движемся неспешно вдоль побережья. Наконец звучит команда — завтра высадка!

 

Бухта Солсбери-Плейн

Бухта Солсбери-Плейн встретила нас холодом, свинцовым небом, ветром, но при этом удивительным фотографическим светом. Я выпрыгнул из лодки «Зодиак» на песчаный берег, немного отошел в сторону, и тут мимо меня гордо проследовал пингвин, нимало не смутившись моим присутствием. Потом на берег из воды выскочили штук 50 королевских пингвинов, занятых, видимо, делами поважнее, чем пугаться приезжих фотографов. Сзади рыкнул морской слон, эдакий толстый «тюлень» четырех метров длиной и в полторы тонны весом. В трех метрах пара гигантских буревестников (размах крыльев — почти метр) раздирали тушку мертвого пингвина. Оправившись от первого впечатления, я достал фотоаппарат и начал снимать... Королевские красавцы были вокруг, куда ни кинешь взгляд.

Октябрь — время взросления птенцов. Они были уже размером чуть ниже взрослого пингвина, потолще его, и покрыты коричневым пухом. Пингвинята собираются в огромные «детские сады» и ждут, когда же родители придут и покормят их. Время от времени подходит взрослый пингвин, что-то выкрикивает, и к нему из тысячи птенцов выходит один, попискивая в ответ. После обеда они расстаются до следующего дня.

Через некоторое время пришло понимание: пингвины, особенно детки, очень любопытны. Если стоять на месте и не делать резких движений, они начинают подходить — по одному, а потом и группами, окружать меня. Самые смелые пытаются попробовать на вкус ботинок или объектив фотоаппарата. Вот тут-то и наступает время снимать сферические панорамы.

 

Бухта Сент-Эндрюс-Бей

Сент-Эндрюс-Бей — место, где число пингвинов исчисляется сотнями тысяч. Мы высадились теплым солнечным утром. Я прогуливался в простой флиске. Снег таял, а пингвины, чтобы охладиться, стояли на оставшихся немногих снежниках и выстраивались в длинные вереницы по берегам речушек, держа лапы в воде. Залив окружали горы, и насколько хватало взгляда — везде были пингвины. Они стояли кучками и шеренгами, сновали в океан и обратно. Детеныши ждали кормежки в «детских садах», покрывающих целые гектары. Вдоль кромки воды нежились сотни морских слонов. Дух захватило от такого обилия жизни. Хотелось не столько снимать, сколько просто наблюдать за этим упорядоченным хаосом. Под вечер, когда солнце опустилось, я заметил забавный эффект: шерстка пингвинят в контровом свете красиво светилась, и казалось, что передо мной — огромное поле кактусов!

 

Остров Южная Георгия

В южной части Атлантического океана, между Аргентиной и Антарктидой, лежит архипелаг Южная Георгия, в состав которого входит одноименный крупный остров и несколько столь крохотных, что не стоят отдельного упоминания. Технически архипелаг расположен ближе к латиноамериканскому континенту (и поэтому Аргентина с завидной регулярностью пытается предъявить на него свои права), однако исторически Южная Георгия входит в число заморских территорий Великобритании.

Из-за своей удаленности решительно от всего архипелаг Южная Георгия долгое время был миру не известен. И даже сейчас нет единого мнения о том, кто же открыл эти острова. В числе возможных претендентов называют знаменитого Америго Веспуччи или сравнительно безвестного купца Антони де ла Роше. Но одно дело — открыть и проплыть при этом мимо и совсем другое — первым ступить на неизведанную землю!

Вот этот факт известен наверняка. Первым человеком, чья нога коснулась далеких и суровых островов, был великий английский мореплаватель Джеймс Кук. Он не только обследовал новую землю, но и составил карту территории, дав ей при этом имя острова Георгия в честь английского короля Георга III и объявив остров владением британской короны.

В последних десятилетиях XVIII и на протяжении всего XIX века архипелаг населяли охотники на тюленей, а к XX веку Южная Георгия превратилась в крупнейший мировой центр китобойного промысла.

За свою не такую уж долгую историю архипелаг, однако, сумел пережить ряд бурных событий. Все они связаны с притязаниями Аргентины и мощным отпором, который давала Великобритания. Латиноамериканцы всеми силами пытались захватить территорию: тайком строили военные базы и запускали к берегам подводные лодки. В 80-х годах прошлого века острова даже были в центре необъявленной Фолклендской войны, однако вооруженные силы Соединенного Королевства в очередной раз одержали верх и аргентинский гарнизон окончательно капитулировал.

Суровые англичане на всякий случай оставили своих военных на острове еще около двух десятков лет, ну а потом отозвали. Сейчас Южная Георгия — едва ли не самое спокойное место на земле, где живут лишь ученые, ведущие наблюдения за погодой.

Крупнейший город архипелага, Грютвикен, — самая южная и самая малонаселенная «столица» в мире. Если в эпоху расцвета китобойного промысла здесь жило до 2000 человек, то теперь в самый пиковый летний сезон число жителей составляет около 50.

Приезжают сюда и туристы. Помимо исторических объектов, таких как старинное кладбище, где покоятся останки полярных исследователей, или полуразрушенных китобойных баз, Грютвикен в частности и Южная Георгия вообще радуют глаз невероятно красивыми пейзажами окружающих гор, ледников и фьордов.

Впрочем, важнейшая достопримечательность Антарктики — это уникальный животный мир. И Южная Георгия — то самое место, где этим лучше всего любоваться. Так, здесь гнездится 80% всех альбатросов на Земле. Но что там альбатросы: кажется, что весь миллион из общего числа существующих на Земле королевских пингвинов обитает именно на Южной Георгии! Не верите? Убедитесь в этом сами с помощью панорам AirPano.

9
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.