Аномальные миры

Есть места, которые люди стараются обходить, объезжать и облетать стороной, — слишком много с ними связано трагических событий. Но всегда находятся те, кто не верит в мистику и не упускает возможности отправиться навстречу опасным приключениям. Например, в Бермудский треугольник.

 

 

Stephen Colbert Хоть я и вырос в портовом городе Чарльстоне, настоящим моряком никогда не был. Хотя бы потому, что у меня нет барабанной перепонки в правом ухе. В детстве мне даже казалось, что если я поплыву на лодке и она вдруг перевернется, то мой череп заполнится водой и я благополучно откину ласты.

 

 

Однажды, когда мне было уже за 40, школьный друг Скотт Уэрри позвонил мне и объявил, что организует путешествие в Гамильтон, административный центр Бермуд. И в его экипаже найдется местечко для меня. Наверное, для каждого настает такое время, когда возникает вопрос: «А на что я, собственно, способен?» Но нет, у меня такого не было. Я считал, что у нас впереди просто прикольный круиз.

Итак, воскресным майским утром 2005 года я погрузился на огромный корабль в 45 футов длиной. Море зовет! Следующая остановка — Бермудские острова!

 

Мы разделились на две группы, чтобы посменно дежурить у руля. Стало ясно, что все следующие семь дней мы будем спать максимум по четыре часа — как Сталин во время Великой Отечественной

 

В первую же минуту путешествия наш парус начал рваться. Он был новым и, судя по всему, неподходящим для нашего судна. Я получил краткий урок по тому, как на полном ходу залатывать дыры этого раздуваемого ветром полотнища. Вооружившись наперстком и плоскогубцами, я и моряк-ветеран Эрик Уокер начали продевать шестидюймовую иглу через жесткую, как сыромятная кожа, парусину. Промах мимо наперстка грозил кровавой дырой в руке.  

Мой «прикольный круиз» на глазах превращался в швейный кружок эпохи неолита. Но в конце концов мы сделали свою работу — парус был спасен, берег скрылся за горизонтом, а впереди нас ожидали сотни миль в открытом океане.

Мы разделились на две группы, чтобы посменно дежурить у руля. Стало ясно, что все следующие семь дней мы будем спать максимум по четыре часа — как Сталин во время Великой Отечественной.

 

Мы уронили парус, загорелся наш двигатель, а дизельное топливо при этом оказалось на исходе. При неработающем двигателе мы не могли больше пользоваться системой навигации — вот так и застряли в Бермудском треугольнике

 

В первый же день взорвался наш аккумулятор — мы больше не могли заряжать наш датчик погоды, компьютеры и телефоны. Ах да, батарейки на наших айподах тоже мгновенно сели.

На третий день мы остались без наших туалетов. У нас было две портативные кабинки, содержимое которых не откачивалось задолго до нашего путешествия. Пришлось нам делать это вручную. Благо у меня трое детей, так что с отходами жизнедеятельности я связывался не в первый раз. Мы перекачивали все насосами в ведра от краски — до тех пор, пока у нас не начало темнеть в глазах. Тогда я понял, что смерть от воды в черепе мне не грозит, зато от дизентерии — вполне.

В конце концов мы решили отказаться от злополучных кабинок и использовать вместо них те самые банки из-под краски. Потом запаковывать их и бросать за борт.

После двух дней абсолютного штиля снова поднялся ветер и принес нам новые неприятности. Мы уронили парус, загорелся наш двигатель, а дизельное топливо при этом оказалось на исходе. При неработающем двигателе мы не могли больше пользоваться системой навигации — вот так и застряли в Бермудском треугольнике.

 

В первый же день взорвался наш аккумулятор — мы больше не могли заряжать наш датчик погоды, компьютеры и телефоны. Ах да, батарейки на наших айподах тоже мгновенно сели

 

На пятый день стали подходить к концу запасы воды. Осталось только шесть галлонов. Решено было назначить меня за них ответственным. Я спрятал все, что у нас имелось, под кровать — теперь, чтобы попить воды, все должны были сначала меня разбудить.

День шестой: у нас отвалился радиолокационный отражатель, предназначенный для того, чтобы большие корабли видели нас издалека и не раздавили наше суденышко. Он повис и начал болтаться из стороны в сторону, мешая нам поднимать парус.

Мы посадили капитана Пола в эдакую сумку-кенгуру и помогли добраться до кормовой части корабля. Его путь лежал вдоль плоской металлической пластины, острой, как нож для резки овощей. Мы тогда всерьез за него перепугались. Пол отрезал веревку, на которой держался отражатель, отражатель рухнул в воду и исчез. Больше он нам не потребовался — на следующий день наше путешествие завершилось.

То, что испытали мы во время поездки, сможет пережить отнюдь не каждый, вы уж извините. Это были мрачные истории, над которыми наш экс-экипаж до сих пор любит посмеяться за бутылочкой пива.

С нами впрямь случилось много чего незабываемого: в ночи мы видели, как на небе отплясывали звезды, однажды проснулись от того, что неподалеку от нас проплывала необычная лодка — с парусами ядовито-розового цвета и португальскими пиратами на борту, мимо нас проносились целые стаи летучих рыб. Нас было всего восемь. Мы были командой, отдельным 45-футовым мирком, затерянным в бескрайнем океане.

 

 

Scott Mackinnon Два дня назад, проведя перед этим неделю в раздумьях, я наконец отправился на остров Повелья в Италии — остров, с которого нет возврата. У него непростая история: когда Венецию настигла бубонная чума, сюда свозили хоронить заброшенные тела. Их бросали в ямы и сжигали в кострах — по общим подсчетам, 160 000 детей и взрослых. В 1920-х здесь выстроили клинику для душевнобольных. Ходят слухи, что ее врач пытал и убивал своих пациентов. Потом он пробовал покончить с собой, бросившись с колокольни. Врач тогда выжил, но вскоре его убило мистическое существо, выскочившее из-под земли.
Решение о поездке на Повелью далось мне ох как непросто. Когда я был маленьким, меня постоянно преследовали кошмары. Не помню, сколько сотен раз я бежал посреди ночи в комнату родителей, чтобы спрятаться у них под одеялом. Да и с возрастом мало что изменилось. Я так и не научился спокойно смотреть фильмы ужасов — после сеанса мог не спать неделями и шарахался от каждого шороха в подвале. Но в этот раз я должен был перебороть свой страх и отправиться в путь.

 

Вернусь ли я когда-нибудь на остров? Боже упаси! Верю ли я до сих пор в привидения? Да


Добраться до острова оказалось на удивление легко. Первый же владелец лодки согласился отвезти меня за €130. Учитывая, что обычно местные жители избегают острова как огня и боятся наутро возвращаться за путниками, я решил, что это очень даже неплохая сделка. Едва мы добрались до острова, лодочника и след простыл. Я оглянулся вокруг в изумлении: все было вовсе не так, как я себе изначально представлял. Стояла жара, ласково светило солнце, и даже развалины психлечебницы при ясном небе выглядели не устрашающе, а скорее приветливо.

 


Но все изменилось, как только стало смеркаться. У меня не было ни фонаря, ни факела, так что я оказался во власти кромешной тьмы и тишины. С больницей меня разделяли жалкие десять футов, по моему телу поползли мурашки, а мои волосы встали дыбом. Я не мог пошевельнуться — боялся, что любое мое движение может разбудить мертвецов. Мне стали чудиться чьи-то голоса и силуэты.
Я хотел рвануть прочь, но тут понял, что попал в ловушку: лодочник должен был вернуться только к утру, так что эту ночь мне предстояло провести наедине с одним сумасшедшим доктором и со 160 000 жертвами чумы — точнее, с их призраками.
Я бросился к спальному мешку, хотя понимал, что погрузиться в безмятежный сон мне этой ночью не посчастливится. Так и случилось. Я не мог уснуть. Меня не отпускали галлюцинации. Я не знал, чего ожидать от острова.
Семь часов я провел в оцепенении, с широко раскрытыми глазами, навостренными ушами и взрывающимся от наваждений мозгом — в нем то и дело читались сценарии, где я гибну от рук мертвецов.
Но старуха-смерть прошла мимо меня, демоны тоже не отважились показаться, да и доктор решил меня пощадить. Взошло солнце и вернуло все на круги своя: за мной примчалось водное такси и доставило меня в нормальный мир, к живым людям. Вернусь ли я когда-нибудь на остров? Боже упаси! Верю ли я до сих пор в привидения? Да. Может, я на самом деле не видел их и не слышал, но учтите: когда ты лежишь рядом с заброшенной психбольницей и тебя до костей пробирает холод, мрак и ужас, ты поверишь в призраков, даже будучи самым отъявленным скептиком.

 

 

Wikinut Форт Бхангар — одно из самых посещаемых мест в Индии. Сюда часто приходят всей семьей, чтобы устроить пикник и насладиться окружающей природой. Тем не менее здесь действует правило: с наступлением сумерек все должны отсюда уехать. Потому что как только форт погружается во тьму, он обретает свое истинное обличье.

Когда мы с друзьями путешествовали по Раджастану, нам рассказали легенду об этом месте. В форте ни на одном здании нет крыши. Считается, что это результат проклятия: много лет назад один мудрец обрек жителей форта на смерть и наколдовал, чтобы ни у одного дома здесь не было крыши. И чтобы даже если ее захотят возвести, она в одночасье рушилась.

 

Главное, что заставило нас содрогнуться — это фотография, сделанная той ночью у стен форта. На ней — мы все, впятером. Сторожа с нами не было, так что кто нажимал на затвор — для нас до сих пор остается тайной

 

Разумеется, мы с друзьями решили отправиться в порт ночью, чтобы досконально его изучить. И кстати, добрались мы до него проще простого: 500 рупий охраннику — и наше свидание с привидениями началось. Мы пытались вызвать их, выкрикивая разные звуки, но все это было без толку.

 

 

Потом мы вошли в небольшое ответвление форта — якобы храм, в котором мудрец и произнес роковое проклятие. И тут вдруг один из моих друзей затрясся в лихорадке. Сперва мы разозлились и попросили его не валять дурака, но потом поняли, что он не притворяется. Тем не менее мы впятером отправились за приключениями дальше, кто куда.

Сейчас, когда я вспоминаю этот день, мои мысли путаются и теряются. Но я помню, как шел по узкому коридору и на другом его конце увидел странного человека. Он кричал, что ему нужна помощь. Что у него сломалась машина. Я направился к друзьям, чтобы мы вместе ему помогли, но, когда вернулся, мужчины нигде не было. При этом он не мог никуда уйти — выход на другую сторону был только один, через тот самый коридор, по которому шел я.

На следующий день мы осознали, что практически ничего не помним из нашего ночного путешествия. Как будто кто-то вымыл с мылом наши мозги. И главное, что заставило нас содрогнуться, — это фотография, сделанная той ночью у стен форта. На ней — мы все, впятером. Сторожа с нами не было, так что кто нажимал на затвор — для нас до сих пор остается тайной.

11
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Легрина
0
Жутковато...)
Олеся Мордвинцева
0
Вообще-то, на фото четверо...или это не та фотография?)
Виджай Сергунин
0
Про Bhangar конечно интересно и где это в Раджастхане находится это место? Хотелось бы поподробнее  и побольше снимков почитать и посмотреть.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.