Зов высоких широт (продожение)

В краю арктических снов


Но не могла же вечно быть непогода в этих широтах, и вот, ранним утром, 14 августа я проснулся и не ощутил привычных ударов в борт и порядком поднадоевшей качки. Рев океана прекратился, тишина и только шепот волн ласкают наш слух. Через люк проглядывало солнышко – такое родное и долгожданное. Выглянув на палубу, я невольно зажмурился от яркого света, от которого уже отвык. Перед нами, покачиваясь, горделиво проплыла предвестник кромки льдов, светло-голубая льдина, изглоданная морскими волнами.



Море стало принимать зеленоватый оттенок. Молочная завеса, которая долгое время сопровождала нас, разорвалась на клочья и, гонимая ветром, ушла к югу. Яркое солнце залило палубу искрящимся светом. На горизонте показалась узкая белая полоса ледяного неба.
Мы близки к кромке льда — порогу негостеприимной Арктики. Морская болезнь, мучившая Сергея и Дмитрия в течение нескольких суток, отступила и была ими мгновенно забыта. На их лицах, наконец-то, появились улыбки, меня предупредили, что за завтраком готовы съесть тройные порции.
Ветер успокоился, унес тучи, лишь кое-где на небе висят бесформенные, матово-белые облака. Вокруг яхты все чаще проплывали льдины. Зачарованные, вооружаемся фотоаппаратурой и видеокамерами. Льдины лучатся нежнейшими цветами: нежно-зеленым, голубым, синим, цветом купороса, темно-зеленым.



Посмотрев нанавигатор, я определил, что мы находимся под 79-й параллелью. Еще тридцать миль и яхта достигнет острова Визе, к которому мы так стремились. Планировали высадиться на него 13-го августа, в день его открытия. Обидно – опоздали на сутки. Но ведь впервые ступила на него нога человека именно 14 августа, т.е. мы попадем на него все-таки спустя ровно 84 года. Еще несколько часов и вот показалась темная полоска земли, в бинокль были хорошо видны здания метеорологической станции. По рации мы услышали, что нашу яхту вызывает полярки. Я узнал голос ее начальника Сергея Ивановича Аболемова. Капитан Литау тут же ответил, сказал, кто мы такие и передал микрофон мне. Я поздоровался с Сергеем Ивановичем и рассказал о наших дальнейших действиях, что планируем через час-полтора высадиться на берег и навестить островитян. Начальник полярки обещал подогнать «лимузин» к месту нашей высадки.
Литау, услышав, слово «лимузин», удивился: «А что за машина у них здесь?»
– Сами скоро увидите,– с улыбкой ответил я ему.
Отдав якорь на яхте, мы на надувной моторной лодке с капитаном и начальником научной экспедиции Юрием Викторовичем Карякиным, погрузив подарки зимовщикам в виде свежих овощей, фруктов, гусей, домашнего сала, соленого гольца и омуля, относительно свежую прессу двухнедельной давности, отплыли от нашей яхты. На берегу нас уже ждали начальник станции и механик Алексей. Мои попутчики представились, поздоровались, обменялись крепкими рукопожатиями, а мы с Сергеем Ивановичем обнялись, как старые добрые друзья.



Погрузив памятный знак, вещи и подарки в станционный «лимузин», коим являлся старенький ЗИЛ 1987 года выпуска, мы пешком двинулись на полярку. Островитяне засыпали нас вопросами, в основном это касалось нашего путешествия. Через несколько минут, не спеша, мы прибыли на станцию. Опять знакомые лица – супруги Женя и Настя, они здесь уже три года. Настя с гордостью показывает свою оранжерею.



– Представляете, здесь под 80-м градусом северной широты в 600 милях от Северного полюса, она выращивает огурцы, помидоры, перец, зелень – это наш заполярный оазис, а то ведь сами знаете, что с растительностью у нас на острове совсем плохо.



Вот и решили внести разнообразие в местную флору», – нахваливал свою сотрудницу Сергей Иванович. Островитяне, когда увидели наши подарки, были несказанно рады. Особенно начальник, которому вручили домашнее сало, соленого гольца и омуля: «Я об этом уже несколько месяцев мечтал!» Настя всплеснула руками: «Ой, картошечка свежая, лук, чеснок, лимоны!» – на глазах ее появились слезы, и на лице ее светилась неподдельная радость.
Когда начальник полярной станции увидел памятный знак с мемориальной доской в честь первооткрывателя острова В.Ю. Визе, он с благодарностью посмотрел на нас: «Это очень нужное и полезное дело. Ведь на многих станциях уже есть памятные знаки, а на нашем острове еще не было. И на мемориальной доске смогли уместить всю важную информацию об истории открытия нашего клочка земли и о великом ученом, который участвовал еще в экспедиции Г.Я. Седова к Северному полюсу».
– Сергей Иванович, нужно только теперь место выбрать для установки памятного знака. Вы ведь лучше всех знаете свою вотчину, подскажите, где лучше,– попросил я Аболемова.
– Может, сначала обедом вас накормим?
– Да мы только из-за стола, аппетит еще не нагуляли, пошутил Николай Литау.
– Тогда, конечно, пойдемте, я вам сейчас покажу,– с готовностью согласился Сергей Иванович.
Мы вышли на свежий воздух, и пошли по направлению к метеорологической площадки, которая находилась в 60 метрах от служебного дома. Метеорологическая площадка на полярной станции Визе была перенесена на новое место совсем недавно, после постройки служебного дома. Это стоило больших трудов, ведь все приборы и оборудование нужно установить согласно строгим рекомендациям руководящих документов, а коротким летом почва оттаивает только на 40 см, дальше вечная мерзлота. Приходилось выпаривать мерзлоту, чтобы достичь нужной глубины. Работники станции смогли это выполнить в кратчайшие сроки своими силами и без потери информации.
Неподалеку от площадки начальник станции указал на небольшую возвышенность, которая была открыта ветрам со всех сторон и была хорошо видна.
– По-моему, лучшего места не найти.



Мы все с этим согласились. Через час на «лимузине» привезли камней с берега Северного Ледовитого океана, установили небольшой гурий и на него водрузили пирамиду с мемориальной доской. Символичный салют из ракетниц в честь открытия памятного знака, с краткой речью выступил наш капитан и Сергей Иванович Аболемов, который в первую очередь поблагодарил Архангельский центр Русского географического общества, руководство Северного управления гидрометслужбы и экипаж яхты «Апостол Андрей» за благое дело в увековечивании великого ученого. Сделали несколько памятных фотоснимков.
А потом был праздничный обед, который с изыском, присущим только полярникам, приготовила Настя. И, конечно, разговоры об Арктике, об ее исследователях, о путешествиях. Время летело незаметно, казалось бы, только сели, а уже полночь.
Особенно мне понравился рассказ об одном случае на полярной станции. Как сказал Сергей Иванович, быль это или правда и на какой станции все произошло, он не знает, но то, что такое могло случиться – это факт.
– Однажды вахту на метеостанции несли муж с женою, он – радист, она – дежурный метеоролог. Удобно семьей одну вахту стоять. Вместе отстояли – вместе отдохнули. Для непосвященных в эту работу, нужно уточнить, что дежурный метеоролог, в числе прочего, обязан раз в 3 часа выходить на метеоплощадку и производить наблюдения за состоянием погоды – снимать отсчеты с приборов, проводить визуальные наблюдения и т.д. Подошел ночной срок наблюдений. Муж возился в радиорубке, жена надела меховую шубу, обула валенки, вышла на метеоплощадку и приступила к работе, переходя от одного прибора к другому и снимая их показания.
Полярная ночь, вокруг темень, освещена только метеоплощадка и тропинка к ней, да у других стоящих тут и там жилых и служебных домиков освещение перед входами.
И вот, когда девушка стояла на ступеньке психрометрической будки, с головой, в прямом и переносном смысле, погрузившись в наблюдения, она почувствовала толчок чуть ниже спины. Девушка, думая, что это муж, вынырнула из будки, обернулась, хотела даже его спросить, мол, чего ты? Но не успела, моментально получив тяжелой лапой по голове. Удар у мишки еще тот, с одного удара он и крупного зверя завалить может, чего там говорить о хрупкой девушке. В общем надо сказать, ей повезло, и мишка ее сразу не прибил, только оглушил. Не знаю уж, что ее спасло, то ли медведь немного промазал, то ли шапка меховая смягчила удар, а может, сказалась пресловутая женская живучесть. Девушка свалилась со ступенек мешком, а медведь ухватил ее зубами за шапку и потащил в тундру. Спустя некоторое время жертва нападения пришла в себя. Хозяин Арктики продолжал волочить ее в тундру, ухватив за шапку, завязанные тесемки больно впились в кожу под подбородком. Превозмогая испуг и сильную боль от удара, чтобы не закричать и не застонать, девушка лихорадочно искала выход, но в голову ничего разумного не приходило. Закричишь – медведь точно добьет. И тут ей второй раз повезло. Медведю, видимо, стало неудобно тащить тело за шапку, верх у той кожаный, постоянно из зубов выскакивает, и он перехватил зубами за высокий ворот меховой шубы. Девушке пришел на ум спасительный выход. Она медленно и осторожно расстегнула пуговицы на шубе и выскользнула из нее, оставшись лежать на снегу. Медведь потащил шубу дальше, прибавив скорость с полегчавшей ношей, а девушка, дождавшись, когда он отбежит подальше, вскочила и, теряя на ходу валенки в сугробах, что есть сил, ринулась к жилью.
Вбежала в дом, сбиваясь и путаясь, рассказала все мужу, тот схватил карабин с желанием немедленно и сильно отомстить, но был остановлен мужественной супругой, которая заставила его вначале,– тут Сергей Иванович сделал театральную паузу и торжествующе посмотрел на нас, – найти на метеорологической площадке планшет с данными метеонаблюдений, занести их в книжку и радировать результаты, срок связи заканчивался, а страна ждет погоду. Вот такие люди работают у нас на полярных станциях, – закончил начальник полярки.
Мы все были под впечатлением от его рассказа . Потом вспоминали другие забавные случаи встречи с белыми медведями.
То, что Аболемов сроднился с Арктикой, я прекрасно знал и поэтому на этот счет я вопросов ему не задавал, меня больше интересовала молодежь.
– Алексей, тебе нравится работать на этой станции?
– Очень и я не кривлю душой. Здесь даже сны снятся особенные, арктические.



Я знаю, что нужен здесь и приношу пользу, которая видна невооруженным взглядом. Сами, ведь знаете, что пока работает дизель, живет и станция. Стоит остановиться ему, остановится и все остальное. Через несколько дней придет «Сомов» и я поеду в свой отпуск, но обязательно вернусь сюда. Я ребятам пообещал и Вам слово даю, что вернусь!
У меня после таких слов двадцатилетнего паренька запершило в горле.
Затем, островитяне показали свои достижения: они сами усовершенствовали программу к автоматизированному метеорологическому комплексу, придумали, как установить датчики глубинных термометров и вывести на монитор компьютера. Теперь все данные были сведены воедино. Так же сразу записывалась и данные о погоде в электронном виде в журнал наблюдений, который, при необходимости всегда можно распечатать. Качество кодировки метеорологических данных возросло. Ошибки исключались сразу же при проверке. Автором этой идеи был скромный парень Женя, у которого даже специального образования не было. За несколько зимних месяцев написал свою программу на базе имеющейся и добился впечатляющих результатов. Его мечта – поработать в Антарктиде, хотя он прекрасно понимает, что попасть туда очень непросто, нужно еще освоить несколько смежных специальностей. Но видя его упорство и настойчивость, я верю – все у него получится.
– Сергей Иванович, какие основные проблемы Вас в первую очередь волнуют?– задаю, как обычно не праздный вопрос.
– А знаете, особых проблем на сегодняшний день у нас и нет, помните, у нас возникли большие трудности с пресной водой. В этом году она разрешилась сама собой, помогла сама природа. После сильного шторма образовалась плотина, которую размыло два года назад, теперь около станции опять есть озеро, откуда мы качаем воду для нужд станции. Интернет скоро нам подключат, и мы станем намного ближе к цивилизации,– смеется начальник полярки. – Молодежь моя ждет этого мгновения, не дождется. Они ведь выросли уже с этим, и информационный голод для них очень ощутим.
Берег продолжает разрушаться, но думаю, что лет двадцать-тридцать у нас в запасе еще есть. Еще вот где-то протекает крыша в здании, найти никак не можем.
– К вам едут строители для устранения некоторых проблем по их части.
– Приятно удивлен, честное слово, я не ожидал, что так оперативно в нашем управлении отреагируют на мою радиограмму.
Обсудив еще некоторые производственные вопросы, мы решили больше не злоупотреблять гостеприимством полярников, да и на яхте необходимо было сделать текущий ремонт, устранить неисправности, которые нам принес шторм.
Провожать нас вышел весь состав метеорологической станции. На берегу тепло попрощались. Нам пожелали попутного ветра и семь футов под килем, а мы всем работникам полярки – легкой зимовки. Наша лодка уходила все дальше от берега острова Визе, а полярники долго махали нам на прощание руками и на глазах всех четверых были слезы.
(Продолжение следует)
9
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.