Возвращение метеонаблюдений на о. Земля Александры

Вместе со специалистом службы средств измерений нашего Северного УГМС Яковом Зайченко я получил задание на командировку – убыть на погранзаставу «Нагурское». В соответствии с предварительной договоренностью с командованием ФСБ России и пограничным управлением по Архангельской области нам предстояло произвести выбор места для установки автоматизированного метеорологического комплекса (АМК). И соответственно при возможности установить оборудование.
На острове Земля Александры была метеостанция, но 19 августа 1991 года она была закрыта. Это событие произошло одновременно с путчем ГКЧП. Печальное совпадение.



До этого мне приходилось на данном острове бывать два раза. И я с удовольствием пожертвовал остатком отпуска и принял решение (да простит меня моя супруга) еще раз окунуться в незабываемую атмосферу Крайнего Севера, хотелось увидеть Арктику, и не просто увидеть, а прочувствовать её.



Здесь холод и лёд, а красота и романтика достаточно сомнительна: нет ни вековых реликтовых лесов, ни живописных речных долин, но есть что-то магическое, притягательное и одновременно пугающее в арктических просторах. А эти незабываемые рассветы и закаты весной и осенью запоминаются навсегда.



Арктика встретила нас не по-весеннему морозной погодой. Еще семь часов назад мы были в Архангельске, где на солнышке капель радовала нас, наконец-то наступившей весной, а здесь мороз за – 20 с сильным ветром, который так характерен для этих широт в это время года. До Северного полюса меньше тысячи, до Москвы почти три с половиной тысячи километров.


Здание погранзаставы

Погранзастава «Нагурское», в прямом смысле конец цивилизации: здесь стоит самый северный в России пограничный столб, а из окон виден Северный Ледовитый океан.
«Нагурское» получила свое название от одноименного аэропорта, место для которого выбрал в 1947 году начальник полярной авиации Герой Советского Союза И. П. Мазурук. Новую арктическую авиабазу он решил назвать именем первого российского полярного летчика поручика Яна Нагурского, который 7 августа 1914 года совершил первые полеты на хрупком гидроплане "Фарман" от Новой Земли в направлении Земли Франца-Иосифа в поисках следов пропавших экспедиций Седова, Брусилова, Русанова.



Единственный возможный нарушитель границы здесь — белый медведь. Чтобы его отогнать, пограничники держат огромных собак особой породы – смесь кавказцев, азиатов и лаек, пограничники, смеясь, эту породу прозвали – «Нагурская пограничная». Они всегда придут на помощь, при приближении Хозяина Арктики, а это очень важно для безопасности, особенно в полярную ночь. Ведь белые медведи зимой в спячку не залегают. Собаки не только предупреждают человека о присутствии медведя, но и вступают с ним в неравную борьбу. Яков решил погладить одного пса, тут же его обступили со всех сторон и чуть не сбили с ног – все собаки требовали порции ласки.



Помощники человека

Самая северная застава России. Она нетипична, нестандартна, не похожа на другие заставы страны. Здесь нет контрольно-следовой полосы. Здесь сплошные скалы, укрытые пока плотным снегом. Здание, которое стоит на сваях на вечной мерзлоте, сверху очень похоже на гигантскую гайку, почти круглое, чтобы его не повредил шквальный штормовой ветер. Сейчас люди на Нагурской живут со всеми удобствами: центральное отопление, канализация, холодная и горячая вода, спутниковое телевидение.



Внутри комплекса зимний сад, сначала я все растения принял за живые и только, потом убедился, что это искусственные растения и деревья. Пограничники назвали его "Атриумом". Всегда синее небо с кучевыми облаками. Детская площадка, фонтан, лавочки, бильярд, аквариум с живыми рыбками, кинозал, настольный теннис.
Пограничный столб напоминает всем прибывшим, что это территория Российской Федерации. Помимо охраны границы пограничники содействуют изучению Арктики. На Земле Франца-Иосифа, до обидного, мало русских топонимов. Даже звучащая вполне по-русски Земля Александры на самом деле названа в честь королевы Великобритании Александры Датской, правившей в тот период, когда путешественник Бенджамин Ли Смит первым добрался до этого острова.



Самый северный в мире православный храм-часовня и памятник Святителю Николаю Чудотворцу

И тем приятнее, что несколько лет назад здесь был построен самый северный в мире православный храм-часовня и установлен пятиметровый бронзовый памятник Святителю Николаю Чудотворцу, который является покровителем всех мореплавателей и путешествующих.

Немецкая метеостанция «Кладоискатель» на Земле Александры

С самого начала войны немцы довольно активно пытались "колонизировать" советскую Арктику. Им были необходимы базы и метеостанции, которые помогали бы обеспечивать рейды крейсеров и подводных лодок в наших территориальных вод вдоль трассы Северного морского пути.
Известно, что немцам удалось оборудовать в Арктике несколько метеостанций, работавших в автономном режиме. На Новой Земле действовали такие станции на мысе Пинегина, на мысе Медвежий (эта точка фигурировала у фашистов под кодовым обозначением "Эрих"), на острове Междушарский работала еще станция "Крот", и возле нее была расчищена взлетно-посадочная полоса для самолетов...
Существовал проект, закодированный фашистами под названием «Вундерланд» ("Страна чудес"). Одним из пунктов проекта было создание на острове Земля Александры, входящем в архипелаг Земля Франца-Иосифа, стационарной метеостанции. Эту операцию немцы осуществили в 1943 г.. Метеостанцию, оборудованную там, гитлеровцы назвали "Кладоискатель". Она проработала вплоть до июля 1944 г., а следы этого фашистского спецобъекта сохранились до сих пор.
Знаменитый полярный штурман Аккуратов рассказывал, что в 1951 году они пролетали над Землей Александры и заметили у берега на фоне каменистой оттаявшей тундры белое яркое пятно прямоугольной формы. Решили сесть и проверить. Когда приблизились к пятну, стало ясно: перед ними крыша землянки, покрашенная белой краской. Дверь легко открылась. Когда они вошли внутрь, посветили фонариком, а там, на стенах висят автоматы, на лежанках разбросана немецкая форменная одежда, посреди стола - банки консервов, ложки, миски. Было такое ощущение, будто здесь до сих пор живут люди... Судя по всему, гитлеровцы в свое время покидали эту базу в большой спешке.
Как стало известно из документов, на удаленный арктический остров метеорологическая группа из 10 человек была высажена под руководством лейтенанта А. Макуса и научного руководителя В. Дресса. Экспедиция начала свою работу 15 октября 1943 года
Немцы установили домики с двойными стенами и окнами из авиационного плексигласа, для уюта соорудили и камин. Домики были частично присыпаны землей и камнями, а их крыши выкрашены в белый цвет. В штате группы имелся и профессиональный охотник – Вернер Бланкербург. Именно он и оказал этой тайной немецкой базе в буквальном смысле "медвежью услугу", подстрелив крупного белого медведя. Через несколько дней весь состав базы слег от трихинеллеза, отравившись медвежьим мясом. Здоровым остался медик Герхард Хоффман, он мясо не ел, потому, что был вегетарианцем. Пришлось закрывать станцию и всю метеогруппу срочно вывозить самолетом. Так закончилось освоение архипелага Земля Франца-Иосифа фашистскими захватчиками. Было много версий и предположений, что на Земле Александры немцы соорудили секретную подскальную базу для подводных лодок и успешно эксплуатировали ее. Я спросил мнение капитана Юрия Настеко, на что он прямо и однозначно заявил: «Я лично бывал на Земле Александры много раз и ежегодно занимаюсь снабжением погранзаставы. Никаких подскальных баз там нет, и не было. Неоднократно был и на месте немецкой метеостанции, все видел своими глазами. Скажу однозначно, все очень примитивно было организовано. Много лет выполняю задачи по снабжению полярных станций, участвую в их строительстве и авторитетно заявляю, что скрытно за короткое время базу для подводных лодок не построить».


Полярные высотники.


Времени на все работы мы рассчитали не более четырех суток, на деле вышло в два раза меньше. Установить комплекс на земле не представлялось возможным, сугробы спрессованного снега по 2-3 метра не дали нам даже добраться до нее. Варианты, которые рассматривали на Большой Земле, оказались не приемлемыми по ряду причин. Пришлось после 10 часов поиска места остановиться на единственно возможном – произвести монтаж оборудования на крыше основного здания погранзаставы. Сказать, что было тяжело – это не сказать ничего.



Монтаж АМК


Мороз за – 20 и пронизывающий ледяной ветер со скоростью 15-20 м/с делали все, чтобы нужная работа была не выполнена. Больше 10 минут на высоте находиться было просто невозможно. Руки переставали слушаться, мелкие ледяные иголки, подхватываемые штормовым ветром, впивались в лицо. Яков Зайченко несмотря ни на что, работал, как заведенный, мне ничего не оставалось, как следовать его примеру, хотя временами, сдавали нервы, и хотелось все бросить. Хорошо, что в этих широтах уже начинался полярный день, поэтому мы могли работать и поздней ночью. Наконец-то самая трудная часть нашей работы была позади, мы, придя в гостиницу, уснули богатырским сном, как только наши головы коснулись подушек.



На следующий день нам объявили, что самолет прилетает после обеда, и мы должны улететь на нем. Время, которого и так было мало, уменьшалось обратно пропорционально оставшейся работе. Пришлось удвоить усилия, без ущерба качества выполняемой работы, пропустили обед (не до него было), подморозили немного пальцы, некоторые операции требовали очень тонкой, почти ювелирной работы и перчатки нам мешали. И все-таки мы это сделали, казалось бы, невозможное, в максимально сжатые сроки, в условиях жесткого цейтнота – мы установили автоматизированный метеокомплекс. Теперь одной метеостанцией в Арктике станет больше и значит, прогнозы погоды будут точнее, а это очень важно для обеспечения безопасности полетов авиации самых северных границ нашей необъятной Родины.

Чуть позже, когда мы уже собрали сумки, нам объявили, что самолет полетит завтра. Кто-то расстроился, а я был доволен, что смогу больше пообщаться с интересными людьми, сделать побольше снимков, тем более основная работа выполнена с отличным качеством.



Служба на "медвежьей заставе".

На улицу без сопровождения пограничников выходить запрещено, во избежание инцидента при встрече с белыми мишками. Я, было, пренебрег этим правилом, за что тут же получил нагоняй от местного начальства. Пришлось попросить знакомого старшину погранзаставы Корнеева Павла Валерьяновича провести небольшую экскурсию и возможности нам сделать десяток-другой снимков. Тот выкроил из своего напряженного графика немного времени и на снегоходе показал нам окрестности и красоты острова.



Новая экспериментальная форма для пограничников

Потом мне довелось присутствовать на фотографировании пограничников в новой экспериментальной форме. С виду она очень красивая, но недочеты, конечно, присутствовали. Многие жаловались на очень тяжелые и неудобные сапоги. Представитель дизайнерской группы Сидорова Влада, внимательно слушала пограничников, и каждое замечание по форме брала на карандаш. Дело это очень важное и нужное.

На заставе проживают с мужьями, и пять девушек, большинство из них тоже носят погоны, делят все тягости и лишения воинской службы наравне со всеми, невзирая на пол, поблажек никто не дает.



На боевом посту

Мне удалось поговорить с одной из них, Юлией Оксенюк. В звании прапорщика служит техником группы спецсвязи: дежурит у главного пульта, куда выводится информация о работе всех систем, ведет документацию, ровно 5 лет назад прибыла сюда с супругом. Недавно продлила контракт еще на 5 лет. Служба очень нравится. Говорят, что «с милым рай и в шалаше», а здесь-то условия хорошие. Есть свои трудности, но все они преодолимы. Рассказывала, как они проводят на заставе праздники, устраивают вечера. Летом, когда теплая ясная погода (+10 градусов С), ездят даже купаться и загорать на побережье Северного Ледовитого океана. Берут с собой передвижную баню. Заплывы, конечно, не устраивают, но окунуться разок-другой желают все. Лето короткое – всего месяц, но снег тает, и из земли пробиваются разноцветные мхи, крошечные желтые головки полярных маков. Прилетают птицы, которые вносят разнообразие в жизнь острова. «Коллектив у нас очень дружный. Все друг другу помогают во всем. Ведь иначе здесь нельзя! – уверенно говорит Юлия. – Жаль только, что ближайшие соседи — в 100 километрах, на острове Хейса, где находится метеостанция. В гости далековато. Но все равно приятно, что рядом с нами на архипелаге есть еще жители, – с улыбкой она заканчивает разговор.


Арктика становится чище

В 2012 году именно на этом острове развернулась генеральная уборка Арктики.
На Землю Александры высадились инженеры, химики, экологи и рабочие. Из Архангельска, до которого отсюда 1700 километров, доставили оборудование – целый завод по утилизации отходов и прессовке бочек. За короткий период была проделана колоссальная работа.



Так все начиналось

В 2011 году, я удручающе смотрел на тысячи ржавых бочек. Тогда наше судно НЭС «Михаил Сомов» вывезло первую партию металлолома с острова. Мне казалось, что эта работа затянется на долгие годы. И вот сегодня я вижу, что сильно ошибался. Остров Земля Александры преобразился, это уже видно невооруженным взглядом. Нет уже этих ржавых бочек, чистота и порядок. И тем приятнее сознавать, что первой ласточкой в этом нелегком и благородном деле было мое родное Северное УГМС. А теперь и наша метеослужба возвращается в Арктику…



Грустно было расставаться с погранзаставой. Уж сколько раз это было, но привыкнуть к прощанию с людьми, с которыми ты пребывал в суровых условиях Арктики, невозможно.
Снег на ледниках острова сиял шелковым голубым отливом, Ан-72, покачав серебристыми крыльями, взял курс на Архангельск. До свидания, Нагурское!
13
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Ягодка Волчья
1
Супер.
Алекcандр Обоимов
Обычная наша работа 😊
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.