В Стокгольм на Нобелевскую неделю

Два года назад я написал статью «Тайна Тихого Дона». Одни меня осуждают, другие поддерживают, третьи не соглашаются, четвёртые не хотят подвергать всё сомнению. При этом никто не смог аргументированно и доказательно опровергнуть приведённые мною факты. Я побывал в Стокгольме, чтобы разобраться в теме.



Я себя писателем не считаю, я скорее исследователь. Хотя мною создано два романа, которые по объёму не уступают эпопее «Тихий Дон». Роман-исследование «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» я писал шесть лет, он имеет одиннадцать редакций. Над романом-быль «Странник»(мистерия) я работал девять лет.

Каждый раз, когда хочу написать о выдающемся человеке, у меня нет мысли опорочить светлый образ, есть лишь желание докопаться до истины. Однако в процессе «копания» обнаруживаются такие факты, которые превращают исследование в полудетективную историю (а иногда и детективную).

Собрание сочинений Михаила Шолохова в восьми томах я получил в 1975 году по подписке в качестве приложения к журналу «Огонёк». Тогда я ещё ничего не знал о тайне романа «Тихий Дон». Но меня поразил слог и взрослая откровенность автора.
«Аксинью выдали за Степана семнадцати лет. Взяли её с хутора Дубровки, с той стороны Дона, с песков.
За год до выдачи осенью пахала она в степи, вёрст за восемь от хутора. Ночью отец её, пятидесятилетний старик, связал ей треногой руки и изнасиловал».

Я часто бываю на филологическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета: слушаю лекции, участвую в работе дискуссионного клуба, дочка закончила филфак. Там в киоске я приобрёл книгу «В поисках потерянного автора», написанную творческим коллективом. Одна из глав этой книги посвящена разгадке того, кто же на самом деле написал роман «Тихий Дон».

Сегодня известны следующие наиболее вероятные претенденты на авторство романа «Тихий Дон»: Михаил Шолохов, Фёдор Крюков, Сергей Голоушев.
Кто же из них истинный автор?
Или роман-эпопея является плодом работы нескольких писателей?
А может быть, подлинный автор кто-то другой, спрятавшийся за спиной Михаила Шолохова?

В 1965 году Михаил Шолохов получил Нобелевскую премию за роман «Тихий Дон» с формулировкой «за художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время».
Кто-то заметил – за плагиат!

Союз писателей СССР всячески продвигал Шолохова на награждение Нобелевской премией по литературе. Во время церемонии награждения Шолохов не поклонился королю Швеции, вручавшему памятный диплом. Тем самым Шолохов, якобы, выразил свою донскую вольность и гордость советского писателя. «Мы, казаки, ни перед кем не кланяемся. Вот перед народом — пожалуйста, а перед королём не буду и всё…»

Сейчас Михаил Шолохов это «брэнд», сравнимый с «Калашниковым». Произведения М.А.Шолохова издавались 1408 раз общим тиражом 105349943 экземпляра на более чем 90 языках мира. Шолохов награждён шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской революции, другими наградами. В станице Вёшенской ему при жизни установлен бронзовый бюст. Созданный после смерти писателя государственный музей-заповедник М.А.Шолохова, Международный Шолоховский комитет поддерживают величайшую тайну в истории русской литературы.

Тайну Шолохова можно сравнить с тайной Шекспира. Под именем «Уильям Шекспир» издано 37 пьес, 154 сонета, 4 поэмы. Многие эксперты сомневаются, что малообразованный сын ремесленника, который никогда не учился в университетах и не ездил за границу, не имел доступа в высшее общество, мог создать такие произведения.
Учёные выдвинули более полусотни версий того, кто мог скрываться под псевдонимом Шекспир. Дело в том, что жизнь Шакспира из Стратфорда противоречит масштабу творчества гениального драматурга. Из творчества Шекспира следует, что он хорошо знал французский, итальянский, латынь, греческий, свободно ориентировался в истории Англии и древнего мира. Кроме того, драматург прекрасно разбирался в юриспруденции, дипломатии, музыке, ботанике, медицине, военном и морском деле.
Однако нет сведений, что Ульям получил хоть какое-то образование. В доме Шекспира не было книг, все члены семьи были неграмотны. До сих пор не обнаружено ни одного экземпляра пьесы или сонета, написанного рукой Шекспира.
Есть предположение, что «драматург Шекспир» был изобретением английской тайной полиции. Шакспир из Стратфорда – необразованный ростовщик, послушный и умеющий держать язык за зубами – был нанят главой тайной полиции сэром Ф.Уолсингемом в качестве живого псевдонима для драматических и поэтических произведений Кристофера Марло и других авторов.
Я посетил родной город Уильяма Шакспира – Стратфорд – чтобы исследовать тайну драматурга Шекспира.

Я сторонник «биографического метода» в литературоведении, и считаю, что всю глубину авторского замысла в тексте можно понять только в контексте исторических условий его создания.

По официальной версии, Михаил Александрович Шолохов родился 11(24) мая 1905 года в хуторе Кружилин станицы Вёшенской Донецкого округа Области Войска Донского (ныне Шолоховский район Ростовской области).

Его отец — Александр Михайлович Шолохов — выходец из Рязанской губернии, сеял хлеб на арендованной казачьей земле, был приказчиком, управляющим паровой мельницы.
Мать писателя — Анастасия Даниловна Черникова — дочь крепостного крестьянина, пришедшего на Дон с Черниговщины.

В детстве Шолохов сначала учился в мужском приходском училище хутора Каргин, а затем, когда у него начались проблемы с глазами и отец отвёз его на лечение в Москву, – в подготовительном классе московской гимназии им. Г.Шелапутина. Потом были Богучарская и Вёшенская гимназии. В итоге Шолохову удалось закончить только четыре класса.

В 1920-1922 годах Михаил участвовал в ликвидации неграмотности среди взрослых хуторян, вёл перепись населения, служил в станичном ревкоме, работал учителем начальной школы, делопроизводителем заготовительной конторы. За излишнюю рьяность во время продразвёрстки был приговорен к расстрелу, причём красными. Расстрел был заменён условным сроком наказания — трибунал принял во внимание несовершеннолетие Михаила.

В октябре 1922 года Шолохов уехал в Москву, чтобы продолжить образование и попробовать свои силы в писательском труде. Однако поступить на рабфак не удалось из-за отсутствия необходимых для поступления трудового стажа и направления комсомола. Чтобы хоть как-то прокормиться, Михаил работал грузчиком, разнорабочим, каменщиком. Занимался самообразованием, принимал участие в работе литературной группы «Молодая гвардия», посещал учебные занятия, которые вели В.Б.Шкловский, О.М.Брик, Н.Н.Асеев. Вступил в ряды ВЛКСМ.

В 1923 году в газете «Юношеская правда» были напечатаны первые фельетоны Михаила Шолохова, а в 1924 году в той же газете — его первый рассказ «Родинка». Впоследствии вышли сборники «Донские рассказы» и «Лазоревая степь».

В детстве на меня произвёл сильное впечатление фильм «Донская повесть» и «Нахалёнок» по мотивам «Донских рассказов» Михаила Шолохова. После я даже купил эту книгу. Фильм Сергея Герасимова «Тихий Дон» я смотрел несколько раз. Ну и конечно же фильм Сергея Бондарчука «Судьба человека».

Роман-эпопею «Тихий Дон» мы в школе не изучали. К сожалению. Зато изучали роман «Поднятая целина». Но сильного впечатления он на меня не произвёл.
Из военных произведений наиболее известны рассказ «Судьба человека» (1956 год) и не дописанный роман «Они сражались за Родину».

Мировую известность Шолохову принёс «Тихий Дон» – роман о донском казачестве в годы Первой мировой и Гражданской войны.
Первоначально нарекания коммунистической критики вызвало то, что главный герой — Григорий Мелехов — в конце приходит не к красным, а возвращается домой. Цензоры Главлита избавились от описания большевистского террора против казаков и убрали из текста всякое упоминание о Льве Троцком.
Резкой критике подверглось описание Верхнедонского восстания. Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП) предлагала выбросить из книги 30 глав и сделать главного героя большевиком, а не белогвардейцем.

Роман получил блестящие отзывы от корифеев советской литературы Серафимовича и Горького. Столь неоднозначный роман был лично прочитан Сталиным и одобрен им к печати. Книгу высоко оценила как советская, так и зарубежная читающая общественность. Даже в белоэмигрантской прессе роман был встречен очень хорошо. Английский перевод появился уже в 1934 году.

«Тихий Дон» — роман-эпопея в четырёх томах. Тома 1—3 написаны с 1926 по 1928 год. Опубликованы с сокращениями и цензурной правкой в журнале «Октябрь» в 1927—1930 гг. Том 4 закончен в 1940 году, опубликован в «Роман-газете» в 1940 году.

Первая публикация романа "Тихий Дон"

Шолохов_2

После публикации первого тома романа, с одной стороны, ошеломляющий успех у читателей, а с другой стороны, зависть со стороны друзей-писателей. У многих возникли сомнения, как мог очень молодой человек (22 года) создать такое грандиозное произведение в столь сжатые сроки – два первых тома за 2,5 года.
Шолохов окончил только четыре класса гимназии, мало жил на Дону, в описываемые им события Первой мировой и Гражданской войны был ещё ребёнком. При этом в романе «Тихий Дон» не менее 982 персонажей, из них 363 реальных исторических лиц.

Говорили, что Шолоховым, по всей видимости, была использована рукопись неизвестного белого казака и переработана в ныне известный текст. Найденная рукопись, возможно, была «сырая» и точно не прошла большевистскую цензуру.

После опубликования «Тихого Дона», широко известный в 20-30-е годы писатель Феоктист Березовский говорил: «Я старый писатель, но такой книги, как «Тихий Дон» не мог бы написать… Разве можно поверить, что в 23 года, не имея никакого образования, человек мог написать такую глубокую, такую психологически правдивую книгу… Что-то неладно!»

Написать «Тихий Дон» мог только гений. Судя по первым рассказам, Шолохов гением не был. Гением не становятся, им рождаются.
Ранний сборник «Донские рассказы» Михаила Шолохова не демонстрирует такого уровня художественного мастерства, каким дышит «Тихий Дон».

Оппоненты отвечали, что будто бы Шолохов много времени проводил в архивах, часто общался с людьми, позже ставшими прототипами героев романа. Прототипом Григория Мелехова был сослуживец отца Шолохова Харлампий Ермаков, один из тех, кто стоял во главе вёшенского восстания; он много времени проводил с будущим писателем, рассказывая о себе и о том, что повидал.

Был слух, будто бы Шолохов присвоил рукопись романа из полевой сумки безвестного белого офицера, расстрелянного большевиками, и опубликовал под своим именем.
Говорили также об анонимных звонках в издательство с угрозами появления некоей старушки, требующей восстановления авторства её умершего сына.

Но главный вопрос сводился к следующему: почему молодой Шолохов, явно приветствовавший большевистскую власть, написал роман не о «красных», а о «белых»?

Главный редактор журнала «Октябрь» Александр Серафимович, написавший предисловие к роману «Тихий Дон», объяснял слухи завистью преуспевающих советских писателей к неожиданной славе 22-летнего гения. «Нашлись завистники — стали кричать, что он у кого-то украл рукопись. Эта подлая клеветническая сплетня поползла буквально по всему Союзу. Вот ведь псы!»

В 1929 году по указанию И.В.Сталина было поручено разобраться в этом вопросе. Под эгидой и по инициативе сестры Ленина Марии Ульяновой Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП) организовала особую комиссию под председательством Серафимовича.
Шолохов представил этой комиссии рукописи, черновики и наброски всего того, что им было написано к тому времени.
В конце марта 1929 года «Правда» напечатала письмо от имени РАППа, в котором обвинения, выдвинутые против Шолохова, были отвергнуты как злостная клевета.
В дальнейшем главное вещественное доказательство – черновая рукопись романа – якобы затерялась. Шолохов в 1947 году объявил рукописи романа погибшими окончательно.

Но рукописи, как известно, «не горят». В 1999 году они были обнаружены, причём в самом неожиданном месте. Оказалось, Шолохов «забыл» (?! – НК), что оставил рукопись на хранение у своего друга, писателя-деревенщика Василия Кудашева, который позднее умер в немецком плену. Рукопись хранилась у вдовы Кудашева, но она из каких-то соображений всегда отрицала её существование, утверждая, что рукопись утеряна при переездах. Только после её смерти, когда всё имущество перешло к наследникам, рукопись удалось отыскать и выкупить, что позволило провести экспертизу авторства.

Слухи о плагиате усилились после публикации в 1930 году сборника памяти Леонида Андреева, в котором было письмо Андреева критику Сергею Голоушеву, датированное 3 сентября 1917 года. В этом письме Андреев упоминал «Тихий Дон» Голоушева, который после этого стал первым претендентом на звание подлинного автора. Лишь в 1977 году выяснилось, что речь в письме шла всего лишь о путевых заметках под названием «С Тихого Дона», опубликованных в одной московской газете.

Шолохову этот факт был известен. Он писал Серафимовичу: "Я получил ряд писем от ребят из Москвы и от читателей, в которых меня запрашивают и ставят в известность, что вновь ходят слухи о том, что я украл «Тихий Дон» у критика Голоушева — друга Л.Андреева — и будто неоспоримые доказательства тому имеются в книге-реквиеме памяти Л.Андреева, сочинённой его близкими».

В 1937—1938 гг. развернулась новая кампания нападок. По словам казачьего писателя Д.Петрова-Бирюка, лично ему, а также в ростовскую газету «Молот» и в Ростовский обком партии стали поступать письма от казаков с новыми обвинениями Шолохова в плагиате. В некоторых из этих писем утверждалось, что действительным автором «Тихого Дона» был известный казачий писатель, участник Белого движения Фёдор Крюков, умерший в 1920 году от тифа.

В 1974 в Париже была издана книга Ирины Медведевой-Томашевской «Стремя Тихого Дона». В предисловии Александр Солженицын открыто обвинял Шолохова в плагиате. «23-х летний дебютант создал произведение на материале, далеко превосходящем свой жизненный опыт и свой уровень образованности (4-х классный). Юный продкомиссар, а затем московский чернорабочий и делопроизводитель домоуправления на Красной Пресне, опубликовал труд, который мог быть подготовлен только долгим общением со многими слоями дореволюционного донского общества…»

В 1970-е годы норвежский славист и математик Гейр Хьетсо провёл компьютерный анализ бесспорных текстов Шолохова, с одной стороны, и романа «Тихий Дон», с другой, и пришёл к выводу о несомненном авторстве Шолохова.

Основным доводом защитников авторства Шолохова была черновая рукопись романа «Тихий Дон», которая, якобы, оказалась утеряна. Но в 1999 году после многолетних поисков Институту мировой литературы им. А.М.Горького РАН удалось разыскать считавшиеся утерянными рукописи 1-й и 2-й книг «Тихого Дона» — те самые, которые предъявлял Шолохов в 1929 году комиссии РАПП.
В рукописи 885 страниц. Из них 605 написаны рукой М.А.Шолохова, 280 страниц переписаны набело рукой жены писателя и её сестёр; многие из этих страниц также содержат правку М.А.Шолохова.
По результатам трёх экспертиз — графологической, текстологической и идентификационной, — авторство романа было окончательно подтверждено за Шолоховым.

Однако, само наличие рукописей не означает, что человек, рукой которого они написаны, на самом деле является их подлинным автором. Критики Шолохова нашли в черновике романа ряд ошибок, которые можно трактовать как ошибки при переписывании с оригинальной рукописи, выполненной другим человеком. Например: «скипетр красок» вместо «спектр красок», «Замок» вместо «Зимний» (дворец), «на площади» вместо «на пол-лошади» (то есть на полкорпуса лошади впереди).
Некоторые исправления трудно истолковать иначе как попытки разобрать чужой почерк. Например: «У дома» — написано, зачёркнуто, исправлено на «у Дона». «Аксинья улыбается снова, не разжимая зубы» — написано, зачёркнуто, исправлено на «Аксинья улыбается строго, не разжимая губ».

Исследователь Зеев Бар-Селла предположил, что это не оригинал, а безграмотная копия с грамотного оригинала, выполненного к тому же по дореволюционной орфографии. Данная рукопись была написана Шолоховым и его семьёй уже после публикации романа специально для предоставления в комиссию РАПП, так как подлинник, с которого делалось журнальное издание, для этого не подходил (возможно, потому, что имел явные признаки чужого авторства).

Рукопись романа "Тихий Дон"
Шолохов - рукопись Тихого Дона

Найденные «черновики» полностью подтвердили мнение академика М.П.Алексеева, который общался с Шолоховым на президиумах АН СССР: «Ничего Шолохов не мог написать, ничего!»
Впрочем, это было ясно и 80 лет назад. Физик Никита Алексеевич Толстой вспоминал, что его отец А.Н.Толстой сбежал из Москвы, когда ему предложили возглавить ту самую комиссию по плагиату. А дома на вопрос «Кто все же написал «Тихий Дон», отвечал одно: «Ну уж, конечно, не Мишка!»

Ещё в 1928 году, когда в журнале «Октябрь» появились первые главы «Тихого Дона», раздались голоса: «Да это ж Фёдор Дмитриевич Крюков писал!»

Фёдор Крюков
Шолохов_Крюков

Фёдор Дмитриевич Крюков родился 2(14) февраля 1870 года в станице Глазуновской Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского. Он сын казака-хлебороба. Мать – донская дворянка.
С серебряной медалью закончил Усть-Медведицкую гимназию. В 1892 получил диплом Петербургского историко-филологического института, тринадцать лет преподавал в Орле и Нижнем Новгороде. В 1906 был избран депутатом от Войска Донского в Первую Государственную Думу.
В 1909-м Крюков сидел в «Крестах» за подпись под «Выборгским воззванием» – призывом к гражданскому неповиновению (когда царь распустил Думу).
На Первую мировую войну Крюков пошёл добровольно санитаром. В 1918-м встал на сторону белых. В первом же бою конь под ним был убит, а Фёдора контузило.
Весной 1920 года во время отступления с Белой армией к Новороссийску, Крюков умер. По одним данным, от тифа в одной из кубанских станиц, по другим, был схвачен и расстрелян красными.

Ф.Д.Крюков автор множества очерков, рассказов и повестей о жизни донского казачества. По свидетельству современников, Крюков был знатоком, любителем и исполнителем казачьих песен. В «Тихом Доне» встречаются десятки казачьих песен, как в эпиграфах к частям романа, так и собственно в тексте.
В текстах же Шолохова казачьи песни практически отсутствуют.

Михаил Шолохов не мог не знать творчества известного донского писателя и земляка Фёдора Крюкова. Даже некоторые защитники Шолохова признают, что он «использовал в качестве жизненно-литературного материала очерки Ф.Крюкова».
Поэтому странным выглядит настойчивое отрицание Шолоховым своего знакомства с произведениями Крюкова. Но однажды он проговорился.

На XVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 года Шолохов сказал:
«В частях Красной Армии, под её овеянными славой красными знамёнами, будем бить врага так, как никто никогда его не бивал, и смею вас уверить, товарищи делегаты съезда, что полевых сумок бросать не будем — нам этот японский обычай, ну… не к лицу. Чужие сумки соберём… потому что в нашем литературном хозяйстве содержимое этих сумок впоследствии пригодится. Разгромив врагов, мы ещё напишем книги о том, как мы этих врагов били. Книги эти послужат нашему народу и останутся в назидание тем из захватчиков, кто случайно окажется недобитым…»

То, что в полевой сумке лежала рукопись романа Фёдора Крюкова, Шолохов не упомянул.
Как же попал к Шолохову роман Крюкова?

Полностью можно прочитать в моём блоге
© Николай Кофырин – Новая Русская Литература
3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.