В неизведанные края. Часть 1

Предисловие



Барнаульский гид-путешественник Дмитрий Юрочкин назвал так эту свою экспедицию 2015 года, перекликаясь с книгой Обручева. Но и для него, и для остальных восьмерых участников («не считая собаки»©) название это было в том числе и буквальным. Кто-то конечно был в некоторых точках маршрута, десантируясь туда регулярными линиями авиакомпаний или в железнодорожных поездках по Транссибу. Я был гораздо восточнее − на «острове» Камчатка, опять же пролетев ночным рейсом над огромными территориями порой не видимыми под облаками.
Но если проехаться по земле и посмотреть всё то, что до этого знал только из учебников, книжек, кино, а относительно недавно и из интернета, включая ютьюб и гугл-карты − смутные и порой фантазийные образы и представления в голове приобретают резкость, осязаемость, запахи, звуки и много других плохо описываемых черт и деталей. А если учесть, что пассажирам в отличие от водителя не надо постоянно следить за дорогой, приборами и вообще за состоянием транспортного средства, отделываясь лишь некоторыми бытовыми неудобствами на лагерных стоянках − можно назвать это увлекательной поездкой на такси из Иркутска в Магадан.
Моё путешествие началось на день раньше официального старта из Иркутска. Со времён первой поездки на Байкал после неудачно снятых видов от камня Черского над Листвянкой и истоком Ангары преследовала идея залезть на эту гору снова и всё переснять. Но уже перед поездкой по фоткам задымлённого Байкала от иркутских приятелей в соцсетях было ясно, что того, что хотелось опять не получится. Однако в Листвянку всё равно поехал, навестив перед этим знакомых гидов в иркутском офисе "Байкальской визы" с которыми ходили в круиз "За уходящим льдом"
Коммерческая маршрутка от центрального рынка Иркутска до Листвянки обошлась в 120 р. До музея Байкала ехал около часа, наблюдая за осенней приангарской природой. За пять лет музей чудесным образом преобразился − из обычного "краеведческого" с чучелами, схемами и фотографиями превратился в интерактивное шоу с видео на ж-к дисплеях, просмотром в микроскопы байкальской микрофауны, с «погружением» и видео в иллюминаторах виртуального батискафа о подводной жизни озера. Неизменными остались только омули и осетры в аквариуме, да вальяжные лоснящиеся нерпочки



После музея попыхтел вверх к станции канатной дороги «Истлэнда», которая, не смотря на ходившие слухи о её незаконности в природном нац. парке и о требованиях сноса, всё ещё исправно функционирует.
200 р − билет в оба конца, хотя, по-хорошему, можно было бы подняться или хотя бы спуститься пешком. Но время поджимало. Как уже было видно по приезду в Листвянку − ни хорошего света, ни видов с горы, о чём мечталось, не будет. Но зато теперь я хорошо запомнил дорогу.

 


Доехал на маршрутке до центра посёлка, где на стоянке катеров привлекал к себе внимание отдыхающих шикарный катамаран Galsan, исполнявший роль пляжной обезьянки, причём совершенно бесплатно. Многие отдыхающие снимались «на фоне», по-хозяйски рукой опершись на трап. Кстати, гугление названия яхты помогает воплотить мечту о круизе на ней во вполне досягаемую, хоть и дорогую реальность.

 


Дежурно съел омуля горячего копчения с местного рынка, но вот пива местного, что вообще грустно в путешествиях по России, здесь уже не найти - только безликие порошковые бренды пивных монополистов. Бросил в воду монетку и поехал, уже засыпая в маршрутке после приличной смены часовых поясов, обратно в Иркутск в гостиницу.

Трасса Р258 «Байкал»



Утром, встретив в аэропорту последних прилетевших туристов, доехали до Шелехова, где, свернув походный лагерь на пути из Барнаула, нас ждал наш небольшой экспедиционный караван.
По дороге на Култук начался дождик и продолжался весь день, поэтому ожидаемого более подробного знакомства с Транссибом и КБЖД по южному берегу Байкала не получилось, как, собственно, и фотографий. Разве что дежурная - от традиционной у Димы в его поездках кафешки на серпантине в Култуке.



Ночевали в мотеле «Колобки» под Улан-Удэ. Путешественники, ехавшие из Барнаула отмылись в тёплой воде после походных палаточных будней. Следующие удобства будут ещё не скоро. С утра поехали в Иволгинский дацан, проскочили поворот в Иволгинске и умотали километров пять в сторону Монголии. Кстати, после отмены виз число монголов, приезжающих в Бурятию, в том числе и в дацан, довольно резко увеличилось. В дацане я уже был в первую свою поездку на Байкал, поэтому только лишь оценивал некоторые изменения. Университет, всё ещё в стадии строительства, успел перенести пожар. Богатые спонсоры строят новые дуганы-храмы. Хамбо лама Итэгелов всё ещё в здравии в своём дворце. Некоторые наши туристы напросились посмотреть за пожертвования дацану. А мне почему-то не захотелось. Как в общем-то никогда особо не хотелось и в Мавзолей.

 


После дацана вернулись в Улан-Удэ − посмотреть, кто ещё не видел, на самую большую в мире голову другого известного человека. Перед ней готовилась ко дню города во всю мощь колонок рокерская бурятская молодёжь. В городе конечно было где ещё погулять и что посмотреть, но формат экспедиции и относительная ограниченность во времени звали нас дальше на Восток.
После Улан-Удэ и для меня начались неизведанные края. На южном выезде из столицы Бурятии в том месте, где при строительстве моста через Селенгу были обнаружены и увы, насколько понимаю, разрушены строительством наскальные петроглифы с оленями, создана «Стоянка Гэсера». Туда теперь приезжают бурятские молодожёны на фотосессии. С Шаманских гор вид на Селенгу и Улан-Удэ вполне живописный. Вот только православный крест, неказисто сколоченный из шпал и водружённый на гору над стоянкой − он совсем не из песни Бутусова, на мой взгляд явно лишний там. Оплот христианской веры, да и при том старой, располагается несколько южнее − в селе Тарбагатай, где живут потомки старообрядцев. А топоним «Тарбагатай» − местность богатая тарбаганами (сурками). И ещё одно личное открытие этого дня и визуализация слов старинной песни − «Дикие степи Забайкалья».
На стоянку встали недалеко от села Мухоршибирь на речке Сухара.

 


Утром третьего дня экспедиции пересекли границу Бурятии и Забайкальского края и продолжали двигаться в сторону Читы. Караван наш состоял из двух автомобилей «Mitsubishi» − пикапа какой-то версии L200 и микроавтобуса «Delica». В пикапе под управлением Димы, командора экспедиции, царила атмосфера научно-практической конференции. Наталья − внештатный штурман, экскурсовод и вообще ветеран как диминых поездок, так и вообще туризма − хорошо подготовилась к этой поездке в части информационного обеспечения. Лекции о пролетающих за окнами пейзажах перемежались с настоенным на имбире кофе, иногда переходящим в айриш-кофе. Персональные кнопки стеклоподъёмников позволяли снимать на ходу каждому пассажиру, да и через лобовое стекло иногда получались сносные кадры. «Делику» по ходу экспедиции мы начали называть «Обозом» − её пассажиры во главе с походным поваром Машей всю дорогу мужественно боролись с напиравшим из кормы багажом, продовольствием и емкостями с огненной водой под ногами. Наконец они начали уничтожать провиант и напитки, отмечая каждую сотню намотанных на колёса километров и транслируя это по бортовой рации. Не давала скучать и та самая «несчитаясобаки» − пудель Тоша.
Ночь встретили на берегу реки Ингода в окрестностях одноимённого посёлка. Река эта, сливаясь с Ононом образует Шилку, которая уже в свою очередь сливаясь с Аргунью образует Амур. Течение Ингоды в месте нашей стоянки было довольно мощное, вечерние омовения вызывали некоторую сложность − можно было легко поскользнуться на вязком песчаном дне и к утру достичь Амура. Вечером немного прикормили ужасно тощую бродячую собаку, а утром уже проклинали её за то, что упёрла почти всё домашнее сало, вывешенное на прохладу на ветку дерева. Тоша, наверное из корпоративной солидарности, на этот ночной разбой никак не реагировал.

 


А утром на развилке возле Читы уже проезжали нулевой километр трассы Р297 «Амур»
11
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Артем Никитин
Ого, какая тема! Очень интересный регион, интересно почитать! Спасибо!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.