В горах Северного Урала

Позапрошлым летом, во второй половине августа, мы ходили в поход по Северному Уралу. Этот поход, помимо познавательной цели, преследовал ещё и экспериментальную. Это было наше первое пеше-водное путешествие. Первый раз мы несли с собой катамаран, что для группы из двух человек является ощутимой прибавкой к весу рюкзака, особенно учитывая большую протяжённость горной части маршрута.
Кстати, о маршруте. Он состоял из двух этапов: пеше-горного и водного. Для первого этапа мы выбрали довольно популярное направление: р. Ауспия – пер. Дятлова – плато Маньпупунёр. На втором этапе планировали сплавиться по великой реке Русского Севера – Печоре, которая в районе плато берёт своё начало. Сплавляться предполагалось до ближайшего населённого пункта, откуда можно будет вернуться обратно в цивилизацию.
Это было захватывающее путешествие, наполненное яркими событиями и интересными встречами. Всё прошло благополучно, и с поставленной задачей мы справились. Так что теперь можно планировать более сложные и продолжительные пеше-водные маршруты.
Ну а пока я расскажу о минувшем походе. Этот рассказ посвящён горной его части.

Разгоревшись от подброшенных дров, костёр ярко вспыхнул и осветил поляну, на которой расположился наш лагерь. Из темноты проступили могучие ели, надёжно охранявшие безмятежный покой ночного леса. Было тихо. Ни ветерка, ни одного постороннего шороха. Только шум протекающей рядом Ауспии приятной мелодией доносился из-за деревьев, но этот шум, странным образом, лишь усиливал ощущение всепоглощающей тишины. Той самой, от которой звенит в ушах, и которою никогда не услышишь в городе. Нечего и пытаться.
Мы сидели у костра и отдыхали после долгого дня, наслаждаясь очарованием этой волшебной ночи. За разговорами было выпито два котелка чая, и сейчас закипал третий. Я посмотрел на часы – половина второго. Да, засиделись. Впрочем, сегодня можно. Как-никак, первая ночь похода…
Сегодняшний день был наполнен контрастами. Ещё утром мы ехали в поезде. Затем в Ивделе пересели в машину, которая через несколько часов тряски переместила нас в другую реальность. Из мира цивилизации в мир дикой природы.



Потом ещё два часа мы шли по таёжной тропе, пока не оказались здесь, на этой поляне.
…Костёр догорал. Мы допили остывший чай и пошли в палатку. На календаре было 13-е, хотя нет, уже два часа как 14-е августа 2013 года.
Несмотря на поздний подъём и вялотекущий марш с частыми и долгими остановками, в половине шестого мы достигли последней стоянки на Ауспии, откуда начинается подъём на печально известный и овеянный легендами перевал Дятлова. Примечательно, что почти каждая стоянка на Ауспии имеет своё название. Эта называется: «Стоянка с кедрами». На мой взгляд, она самая удобная и уютная на Ауспии. Из названия понятно, что там растут кедры. А ещё есть «Сапоги» или, например, «Нож». На этой стоянке на дереве висит нож. Когда-то повесили, вот он там и висит. И теперь это не просто бивак безымянный, а «Стоянка с ножом». Но самая интересная в этом плане, конечно же, «Ложка». Какой-то неизвестный умелец вырезал там здоровенную ложку. Потом к ней добавились нож, вилка и штопор. Сейчас все эти предметы народного творчества стоят рядком на поляне, являясь местной достопримечательностью.
На каждой такой стоянке мы встречали группы туристов, возвращавшихся с плато. Со всеми нужно было посидеть у костра, попить чаю, и обменяться текущими новостями. Слегка одичавший народ, оторванный от привычного интернета, расспрашивал про ситуацию в стране и мире, а также делился впечатлениями от увиденных красот. Мы, в свою очередь, задавали кой какие вопросы касательно маршрута. Вот так весь день прошёл не столько в движении, сколько в общении. А когда мы подошли к «Ложке», там вообще оказалась группа, которую вёл мой знакомый - Константин Кузнецов из «Клуба Искателей Приключений». Они тоже возвращались домой и у них оставались продукты.
- Парни, вам сахар нужен?
- Нет, спасибо.
- А колбаса?
- Нет…
- А…
- Нет!!! У нас и так рюкзаки неподъёмные.
- Всё понятно. Первый день похода. Еду не предлагать! Возьмите хотя бы орехи. Они лёгкие – 50 грамм пакетик. Каждому по три. Не надорвётесь.
Эх, Костя, повстречался бы ты нам в своё время в Путоранах…
Попрощавшись с ребятами, мы двинулись дальше и уже через полчаса были на «Кедрах». Здесь заканчивается таёжная часть маршрута, и начинается подъём в горы. Мы ещё утром решили, что ночевать будем на этой стоянке, намереваясь придти сюда пораньше, чтобы успеть сходить налегке на перевал Дятлова.
В шесть часов, после того как обосновались и поставили палатку, отправились на перевал. Подъём довольно крутой, но особой сложности не представляет. До самого верха идёт хорошо набитая тропа. Так что добежали быстро. Хотя под рюкзаком, конечно, это будет не так лихо, и попыхтеть придётся.



На перевале, возле останца с обелиском и памятными табличками, почтили память погибших туристов. Затем Артём приступил к фотосъёмке. В спокойной обстановке это делать лучше, чем во время дневного перехода. Я в это время изучал местность, просматривая наш дальнейший маршрут, который завтра будет проходить от перевала Дятлова уже по дороге, накатанной по горной тундре внедорожниками и квадроциклами до самой Печоры. Кстати, автотуристы не заставили себя долго ждать. Вскоре подъехали два внедорожника.



Оказалась группа из Уфы. Целью их путешествия был перевал Дятлова. Они долго фотографировались на фоне останца и даже повесили какой-то свой флаг.

.

Вначале девятого мы спустились в лагерь, а в начале двенадцатого легли спать. Всё, теперь до конца похода режим.
Вечером следующего дня мы находились в районе Отортена. Погода, по сравнению со вчерашней, сильно ухудшилась, а к вечеру и вовсе сделалась невыносимой. Подул сильный ветер, стало холодно, а затянутое мрачными тучами небо расхныкалось мелким северным дождиком. Но беспокоило меня не это. От непогоды надёжно защищала мембранная куртка. А вот что может защитить от самоуверенной глупости? Ведь говорили нам: « Запасайте воду. В горах с ней проблемы ». Не запасли. В том ручье, что бежит вскоре за перевалом Дятлова, этого делать не стали. Посчитали, пока рано. Набрали по бутылке и всё. С тех пор, сколько идём, а воды нигде нет. Ту, что была, уже почти выпили. Меньше литра осталось. Так-то ещё не поздно, но учитывая скверные погодные условия, давно пора ставить палатку, залезать в неё и сидеть там до самого утра. Но приходиться идти. Идти до воды. Прямо как в пустыне. От оазиса к оазису.
Так и шли пока не наткнулись на небольшое костровище прямо возле дороги. Ага, здесь жгли костёр. А вон там, чуть в стороне, похоже, стояла палатка. Кто-то тут ночевал. А значит, есть шанс найти воду. К тому же почва вокруг влажная. Начали поиски, и вскоре Артём в зарослях кустарника обнаружил маленький ключик. Ура! Ставим палатку.
С утра, насобирав куцых дровишек, я не без труда развёл костерок. Что ни говори, а с костром веселее. Потом подъехала группа на квадроциклах. Ранние пташки. Восьмой час, а они уже в седле. Парни возвращались с плато и на наш вопрос: « Далеко ли до нового сарая? », отвечали: « Да не, километров пятнадцать ».
Мы знали, что новый сарай расположен на одной из седловин между Отортеном и Моттевчахлем, и собирались там сегодня заночевать. Предусмотрительно набрав воды, мы двинулись в путь, намереваясь, часов за пять, добежать до сарая. Сначала шли по дороге вдоль Отортена. Потом, в том месте, где дорога, огибая горный отрог, заворачивает большую петлю, уходя сначала далеко вниз, а затем снова вверх, образуя крутой затяжной подъём, решили срезать и пройти по склону Отортена. На дорогу вышли недалеко от седловины. Там встретили ещё одного туриста, идущего домой. Оказался наш земляк, из Екатеринбурга. С его слов, до сарая отсюда часа полтора. Мол, сейчас подниметесь до седловинки, потом спуститесь к речке и снова подниметесь на гору. Там немного пройдёте, и будет сарай.
Спуск от Отортена в долину реки очень затяжной. Хорошо, что у нас запланирован сплав по Печоре и нам не придётся идти обратно, и лезть в эту гору. Но за это нам приходится нести катамаран…
Спустившись к реке, мы оказались в зоне леса. Естественно, развели костёр и стали готовить обед. Хорошо в лесу. Тепло, ветра нет, речка рядом журчит. Спокойно и почти по-домашнему уютно. Поддавшись этому покою, мы решили постоять здесь до вечера. А сарай никуда не убежит. Тем более до него теперь, согласно полученной информации, всего один подъём.
Стоит отметить, что этот подъём начинается довольно-таки неприятной стенкой, которая преодолевается лазанием. Автолюбители используют здесь лебёдки, следы от которых видны на стволах придорожных деревьев. После стенки дорога круто уходит в гору и начинает выполаживаться уже за границей леса.
Поднявшись на седловину и обозрев открывшийся простор горной тундры, сарая мы нигде не увидели. Так и шли по дороге, пока она не устремилась резко вниз, безнадёжно сбрасывая высоту. Как так? А где же сарай? Ведь нам говорили, что он стоит здесь, на этом плато, а дорога уходит вниз, и похоже, снова в лес. Точно, вон показались деревья. Что-то напутал наш земляк. Жаль фамилию у него не спросили. Может, Сусанин?
Дорога привела нас снова к речке. Удивительно, но это место очень походило на то, где мы сегодня стояли. Даже такая же стенка в начале подъёма. Только лес вдоль реки сплошь берёзовый.
Было уже около восьми, пора бы ставить лагерь. Хрен с ним с сараем. В лесу хорошо переночуем. Ещё лучше, у костра хоть посидим. Однако мысль о пропавшем сарае не давала покоя. Вспомнился случай на Байкале, когда мы не смогли отыскать избушку в устье одного ручья. Хотя по описаниям она должна была находиться там. Но, то было в лесу, а здесь тундра. Открытое место, всё видно. Пропустить никак не могли. Чтобы развеять сомнения и спать эту ночь спокойно, Артём пошёл на разведку. Я остался заниматься лагерем. Через час начался дождь, а вскоре вернулся Артём. Сарай был успешно обнаружен. Спать можно было спокойно.
Следующим утром, как только мы поднялись выше границы леса, сразу очутились в густом тумане. Видимость метров 50-60. Когда вышли на седловину, Артём чуть отстал, мгновенно скрывшись из виду. Было очень холодно. Дул сильный порывистый ветер, бросая в лицо нечто среднее между дождём и снегом. Я шёл, пристально вглядываясь в туман, чтобы не пропустить сарай. Наконец справа от дороги, метрах в пятидесяти, показалось большое чёрное пятно. Это был он, приют странников, построенный здесь, среди холодных гор, хорошим человеком Ильёй в июне 2013 года. О том, кто его построил и когда, я узнал, когда вошёл внутрь и прочитал соответствующую надпись возле входа. Слова «хороший» там не было. Просто я думаю, не мог плохой человек сделать такое доброе дело. Только хороший!
Вскоре подошёл Артём, и мы решили, что в такую погоду надо сидеть дома. Ну, если, конечно, он у вас есть. У нас теперь был.



И дрова были. Правда немного, но пару раз истопить хватит. Вот только Артём вчера не нашёл воду, но она тоже должна быть. Не стал бы Илья строить сарай в месте, где нет воды. Надо её только найти. Взяв с собой компасы, мы вышли в туман и разошлись в разные стороны. Через некоторое время блужданий я нашёл немного дров и… немного дров, а Артём нашёл воду. Значит можно оставаться. Кстати, источник находится дальше по дороге, справа от неё, метрах в двухстах от сарая.
В течение дня погода несколько раз менялась. Туман то рассеивался, и даже немного прояснялось, то сгущался вновь. Такие перемены позволили Артёму сделать несколько удачных кадров.



Утром в сарае было очень холодно. После того, как мне удалось уговорить себя покинуть спальный мешок, я попытался растопить печь. Как-то не очень получилось. Дрова, с таким трудом добытые вчера, не желали разгораться. Ладно, вскипятим воду на газу. А как там погода? Я выглянул за дверь. За бортом всё точно так же, как и вчера: собачий холод, и непроглядный туман. Но, несмотря на это, нам нужно покидать наше временное пристанище и продолжать движение. Сборы были недолгими.
Когда мы обошли Моттевчахль, туман почти рассеялся. А когда достигли старого сарая, где собирались немного передохнуть, погода вообще заметно улучшилась. Наконец-то мы увидели синие небо и яркое солнце. И сразу, во всей своей красоте, засверкали Уральские горы, которые до сего момента укрывали от нас, то мрачные серые облака, то густые туманы.
Дальнейший путь продолжали в приподнятом настроении, любуясь окружающими пейзажами. Красив Северный Урал! Дух захватывает от тех бескрайних просторов, что открываются взору в ясный солнечный день с высоты очередного, только что взятого, перевала. В такие моменты забываешь про усталость. Нет никакой усталости! Есть только горы, вечные горы, которые в награду за то, что ты не убоялся трудностей и пришёл на них посмотреть, наполняют тебя живительной силой. И ты готов идти дальше
Во второй половине дня дорога завела нас в курум, где мы её потеряли. Не беда, пойдём по азимуту. Перед нами была вершина, и, как потом оказалось, дорога проходила по ней. Но тогда мы не знали об этом наверняка и решили не лезть на гору, а обойти вершину по склону. Лучше бы полезли на гору. Для того чтобы траверсировать склон, пришлось немного сбросить высоту. Вот там-то мы и попали в засаду, оказавшись в зарослях почти непроходимого кустарника, к тому же такого высокого, что заблудиться в этих проклятых джунглях не составило бы большого труда. Но возвращаться назад было уже как-то поздно, поэтому пошли на прорыв. Тем более, что человек с рюкзаком – это маленький танк. Сражение было нами выиграно. Однако, ночевать мы остались на этом склоне.
Утро началось с фотосъёмки. Нам посчастливилось наблюдать восхитительный рассвет, редкий по своей красоте. Особенно для этих мест во второй половине августа. Вероятно, таким образом, многоликая и непредсказуемая Азия посылала нам свой прощальный привет.



Через полчаса после выхода мы, выйдя на дорогу и поднявшись по ней до вершинки, на которой установлен крест: « Европа- Азия », шагнули в Европу.



Через пару-тройку километров дорога нырнула в лес. Начинались, так называемые, болота. Сначала всё шло хорошо. Дорогу время от времени пересекали ручьи, но, в общем, было более-менее сухо. А самое главное повсюду была вода. Теперь не нужно её запасать и тащить на себе. Однако, дальше с водой начались проблемы. Вернее, из-за воды. Если раньше её катастрофически не хватало, то сейчас наблюдался явный избыток. Дорога превратилась в одно сплошное месиво из воды и грязи. Впрочем, человек с рюкзаком – это небольшой такой вездеход, способный пройти везде, где угодно.
Преодолев болота, мы поднялись за границу леса и вышли на открытый простор горной тундры. Дорога снова стала сухой и удобной для прохождения. Вновь потянулись бесконечные спуски-подъёмы, но уже более плавные, чем в начале горной части маршрута. Слева от нас, внизу, среди дремучей тайги текла Печора, а на дальнем плане величественно возвышался
Койп – красивая вершина, чьё название в переводе с мансийского означает « бубен ». В районе восьми мы подошли к месту, откуда начинается территория Печоро-Илычского заповедника. Об этом нам сообщили расставленные здесь аншлаги. В этом месте была развилка. Одна дорога уходила прямо, к истоку Печоры. Другая налево, тоже к Печоре, только на несколько километров ниже истока. Подниматься на Маньпупунёр можно и от туда, и от туда. Так как потом нам предстоял сплав по Печоре, идти к истоку не имело резона. Мы повернули налево.
Я думал, что Печора совсем близко, однако, нам понадобился час, чтобы дойти до реки. Сначала дорога шла по горному плато, затем начался спуск, и вскоре мы вошли в лес, продолжая спускаться по зигзагообразной дороге ещё сорок минут, пока не достигли Печоры. Там поставили лагерь, поужинали и легли спать, в предвкушении от завтрашнего подъёма к каменным исполинам.
Сегодня у нас знаменательный день. Венец всей горной части похода – радиальный выход на плато Маньпупунёр.
Вышли в одиннадцать. До плато пять километров. От самой Печоры идёт хорошо набитая тропа, которая теряется за границей леса, но там уже остаётся недалеко. Последний рывок и вот оно – знаменитое плато Маньпупунёр, что считается одним из самых культовых и красивейших мест Уральского хребта. И надо заметить, по праву.



Представьте, вы взбираетесь на гору, и вашему взору совершенно внезапно, без какой-либо подготовки, открывается следующая картина: абсолютно ровная поверхность, на которой расположились семь огромных столбов весьма причудливых форм, шесть из которых выстроились цепочкой в ряд, а один, самый большой, стоит несколько в стороне, выдвигаясь вперёд, навстречу гостям.



Потрясающее зрелище! Это надо видеть и видеть воочию, чтобы почувствовать мощнейшую энергетику данного места. Ни фото, ни видео не передадут ощущений, которые испытываешь, находясь там.
Плато Маньпупунёр – это особо охраняемая территория в составе Печоро-Илычского заповедника. Там постоянно несут вахту инспектора заповедника и составляют протоколы на всех, у кого нет разрешения на его посещение. Но парни они хорошие, незлобные и гостеприимные. После официального знакомства с составлением протоколов (разрешения у нас не было) мы были приглашены в гостевую избу, где нас угостили обедом. Изба стоит в стороне от плато и представляет собой добротный двухэтажный дом, построенный недавно. И хотя во время вахты там проживают инспектора, строился он специально для туристов. При желании там можно остановиться на ночь или остаться на более долгий срок.
Вскоре после нас к избе подошла группа из четырёх человек с рюкзаками. Выяснилось, что это парни с нашей области – участники экспедиции « Платиновый пояс России ». У них, как и у нас, пеше-водное путешествие, только значительно более сложное и продолжительное. Они идут почти от побережья Карского моря и собираются закончить маршрут в п. Ушма. Сегодня у них 53-й день пути. Круто!



Мы все вместе заночевали в избе, а утром также вместе спустились к Печоре, где и расстались. Ребята ушли туда, откуда мы начинали свой путь. На Ауспию.
Нас же ждала Печора.
28
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.