Уходящая Осетия. Села Урс Туала. Бриттата

В день, когда тысячи волнующихся первоклассников с гладиолусами в руках начали открывать для себя мир знаний, я с рюкзачком за спиной продолжил открывать мир горной Южной Осетии, отправившись из своего лагеря в радиальный поход до села Бритата.

Дорога из Згубира, хоть и забирала вверх, была легкой. Мягко светило солнце. Ветер легонько колыхал ветви орешников и сосен. Спустя полтора часа я вышел на изгиб серпантина перед спуском к деревне. По широкому зеленому ущелью, проглатывая одинокие домишки, плыли тени облаков. Еле слышно шумела речка Бритатдон. Со своей наблюдательной точки я заметил у берега реки четырех, как мне показалось, собак, осторожно лакавших быструю воду. Из ближайшего к реке дома на холме вышел человек с палкой в руке. Подойдя к краю холма он приложил палку к плечу. Ветер донес звук выстрела. Затем еще одного. Псы стремительно развернулись и побежали вверх по дороге прочь от деревни. Только теперь я обратил внимание, что уж больно они похожи были серым окрасом друг на друга, да и положение хвоста при беге теперь тоже не оставило сомнений. Волки.

Я забеспокоился было, понимая, что если они и дальше побегут по дороге, уже через несколько минут встретятся со мной. Однако облегченно вздохнул, увидев, что стая круто развернула вверх на гору. Для верности выждав немного, я продолжил свой путь вниз.

 


Возле того крайнего дома меня, оказывается, уже поджидали.
- Здравствуйте, - крикнул я облоктившемуся о калитку крупному седоволосому мужчине в красном свитере.
- Здравствуй, - ответил тот, бегло осмотрев меня с ног до головы, - турист, что ли?
- Да, - ответил я, снимая взмокшую от пота кепку. - Я в Сбийском ущелье остановился. Теперь хожу по окрестностям, фотографирую.
- Как ты тут ходишь-то? Оружие-то есть? - удивился хозяин. - Волков видел?
- Видел. Часто они к вам прибегают?
- Да вот зачастили в последнее время. В Едысе позавчера корову задрали. Да ты проходи! Как ты говоришь тебя зовут?
- Вадим.
- Вадим? Я Алан.
Я пожал широкую ладонь и зашел во двор. На широкой веранде дома сидели две пожилые женщины, чистя овощи и с любопытством посматривая в мою сторону.
- Здравствуйте, - поздоровался с ними и обратился к Алану. - У вас воды не будет попить?
- Будет конечно. Садись, давай обедать.

Я присел за стол на веранде.
- Вы тут постоянно живете? - спросил я севшего рядом Алана.
- Я нет, - покачал тот головой. - На лето приезжаю. Как и сестра моя, - кивнул на одну из женщин. Так-то мы во Владикавказе живем. Здесь только один Сослан живет. А вот и он!
Я обернулся. В калитку, приветственно махнув рукой, зашел сутулый черноусый худощавый мужчина лет пятидесяти.
- Вот как раз хотел ему показать и тебе покажу, пойдем, - хлопнул по колену Алан.
Он повел нас на задний двор. За парником начинался обрыв над рекой. А по правую руку, за невысоким забором, кустами черной смородины и канавкой быстрого ручейка стоял старый сарай.
- Вот смотри, - сказал Алан, - видишь, доска из стены сарая в сторону торчит?
Я присмотрелся. Действительно, одна из поперечных досок в стене была ободрана и высовывалась из стены.
- А теперь вот сюда на землю погляди за ручьем. Следы замечаешь?
В мягкой черной земле в шаге от меня виднелись глубокие следы больших лап.
- Медведь? - потрясенно спросил я.
- Каждую ночь повадился приходить, - кивнул Алан. - Смородину жрет! А этой ночью зачем-то в сарай полез. Там доски сантиметров пять толщиной, а все равно, сволочь, отогнул. Видишь, следы от когтей какие?

Женщины позвали обедать.
- Водку будешь? - спросил Алан.
- Почему бы и нет, - улыбнулся я.
На столе стояли большие тарелки с борщом, огромные помидоры, огурцы и болгарский перец. Алан разлил водку по стаканам и протянул стручок зеленого перца.
- Попробуй, только аккуратно!
Я отважно откусил половину и моментально разрыдался.
- А?! Пробирает? - рассмеялся Алан. - Ну давайте с богом!
Выпили.

Я принялся делиться с хозяевами историями из своих похождений, показывая на планшете фотографии, и расспрашивать о Бриттате. Сейчас — единственное село в Бритатском ущелье, уходящем к югу от Урс Туала. Когда-то здесь в десятке дворов жили представители родов Слановых и Рамоновых. Зеленые тучные склоны были прекрасными пастбищами для отар овец и стад коров. На вершине холма находилось замковое укрепление, а защитой для жителей служили четыре родовые башни, ныне руинированные. Выше по течению реки Бртатдон можно было подняться на перевал и выйти к круглому Голубому озеру. По пути тоже при этом попадутся развалины башен, при уже исчезнувшем с лица земли селе, название которого сами хозяева уже не помнили. Однако старая дорога уже давно поросла травой. По ней уже многие годы никто не ходил. На зеленые холмы начал наползать молодой лес.

 


- Хорошо здесь, - говорила сестра Алана Зафира, ставя передо мной чашку кофе. - Воздух чистый. А минеральная вода какая вкусная. Сюда к нам из Цхинвала часто приезжают. Вот заместитель главы администрации там под навесом сидел, отдыхал два дня назад.
- Так может вам туристов принимать? - предложил я. - Отвести пару комнат в доме, которые сдавать можно? Дать объявление. Ведь много путешественников по горам ходит, а тут места такие, что сам бог велел. И вы копеечку заработаете.
- Хм, надо подумать, - переглянулись Алан с Зафирой.

На обратном пути Алан подбросил меня на своей «Ниве». Возле того самого пятачка, с которого я наблюдал стрельбу по волкам, остановились.
- Здесь кувандон, - сказал Алан. - Святое место.
Как же я сразу не обратил внимание? На краю обрыва возле старого телеграфного столба с почерневшими изоляционными катушками стояла старая липа, под которой находился миниатюрный алтарь Уастарджи, медная кубышка для монет и пара стаканов. Алан поднял крышку кубышки и бросил туда мелочь.
- Здесь места очень сильные, - серьезно заговорил Алан, открывая дверцу «Нивы» и доставая из-под сиденья бутылку водки. - Лучше духов не гневить. Давно еще в советские времена пара хулиганов из кувандона деньги украли. Потом их машину на дне ущелья нашли. Оба умерли. Или вон другой случай у родственников ребенок был, пацан не говорил совсем до восьми лет. Отец его приехал сюда, теленка забил, помолился в кувандоне. После этого сын заговорил. Можно по-разному, конечно, к этому относиться, но традициям уже сотни лет. А традиции мы, осетины, чтим. Держи!

Алан протянул мне почти полный стакан водки. Я выпил, вытер губы рукавом, вернулся к машине, взял из кошелька пару купюр и вложил их в кубышку. Если уж не Уастарджи, так пусть потом уж мои гостеприимные хозяева используют деньги на благое дело.


11
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Анатолий Максимов
0
С интересом посмотрел и почитал!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.