Три раза по пути или Как плохо жить в России

Автостопом я до сегодняшнего дня не путешествовал. Нет, конечно, ездил с пришлыми водителями, но это по договорённости — всё было по плану в чётко оговоренное время. А тут — чистая спонтанность, выставил руку в сторону и стоишь себе на обочине в ожидании доброго водителя. И на самом деле в этом есть свои прелести.

Начнём с того, что как такового желания путешествовать автостопом у меня не было. Не стану лукавить, не просыпался с первой же мыслью о том, как бы поймать попутку. Обстоятельства сильнее оказались, вот в чём соль. Хотел всего лишь на майские домой съездить из Москвы в Кострому с помощью известного сервиса BlaBlaCar, как обычно, без проблем. Забронировал свой сидячий квадратный метр в машине за день. Однако водитель (дай Бог ему здоровья и ума) за полчаса до назначенной встречи послал к чертям всю поездку. Просто так взял и отдал место другому.



Моему праведному гневу было не найти должного выхода, поскольку других предложений уже не было, а ждать полдня ради поезда в одиннадцать часов вечера мне не особо улыбалось. Поэтому пришлось на скорую руку активизировать извилины и вспоминать, что на пути нужной мне трассы по дороге в Кострому ещё города имеются. Искал через BlaBlaCar поездки в Ярославль, в Ростов, чтобы там поймать ещё кого-нибудь — впустую, поздно уже было. Мало-мальски подошёл один вариант — мелкий городишко Переславль-Залесский. И сравнительно недорого. Ну, думаю, чем чёрт не шутит.

Позвонил по указанному номеру. Узнал, что водителя зовут Олегом. И после этой донельзя важной информации звонок сбросился вместе с сообщением от горячо любимого «Мегафона» о появившейся задолженности — номер был иногородний. Кляня всех святых, бросился писать на BlaBlaCar в личку — получил ответ спустя кажущуюся вечность, что встречаться надо на станции метро, которая находится в часе езды. Самообладание было сохранить непросто, но получилось. После пресловутого часа езды, всех перипетий и пертурбаций я наконец сел в пыльный вишнёвый «Форд Фокус» и пожал руку моему спутнику на ближайшие три часа.



Объяснившись друг с другом, мы заняли свои места, и у меня было время осмотреть водителя. Чтобы его представить, мысленно нарисуйте образ типичного представителя дворовой интеллигенции лет тридцати в удобных тренировочных штанах и сопутствующей ветровке в двойную сплошную полоску. Как можно догадаться, лексикон и мировоззрение были соответствующие — спустя часа стояния в пробке на выезде из Москвы Олегу внезапно захотелось пожрать. Не поесть, не покушать, а именно пожрать. В связи с чем местом дислокации и был выбран стоящий рядом с трассой KFC. Заказаны были «баскет-**яскет», «картофан жареный» и «чо-нить попить». Я от заказа воздержался.



После изысканной трапезы ожидалась не самая приятная часть путешествия — продолжение участия в пробке. За эти увлекательные полтора часа я успел много чего путного уяснить от Олега касательно, выражаясь культурно, его негативного отношения к Москве, к правительству Москвы и к москвичам в частности. Я как-то посчитал лишним упоминать, что большую часть времени живу в столице — действительно, зачем портить человеку настроение?

Из пробки выехали. Начало в сон клонить. Перед отбытием в страну грёз и мечт успел мельком окинуть деревья и луга по бокам — как же красива междугородняя Россия!..



Проснулся перед самым въездом в Переславль через пару часов. К чести Олега, он сделал всё зависящее от себя — подбросил к максимально близкому от выезда из города пункту. Рассчитавшись с ним и поблагодарив за участие, я остался на обочине. Смотрев вслед уезжающему и поднимающему клубы пыли «Фокусу», я поймал себя на мысли, что не имею чёткого плана дальнейших действий. Очутился в незнакомом населённом пункте, наполовину городе, наполовину деревне, без дальнейших самоуказаний. Пришлось вспоминать, как делается в фильмах автостоп — неуверенно вытянул руку навстречу несущимся железным коням и стал ждать.



…Спустя сорок минут ожидания и затеканий обеих рук надежда на счастливый исход авантюры уже готовилась отдать концы. Я думал — неужели никто в положение не войдёт, неужели никто студентом не был? И тут около рефлексирующего меня сбавила ход внушительных габаритов машина — марку не запомнил, радовался моменту. Неуверенно подошёл ко двери со стороны водителя и увидел хмурое лицо средних лет в очках.

— Докуда надо?
— До Костромы довезёте?
— До Ярославля. За сколько?

Я немного опешил, так как к такому жизнь меня не готовила. В кармане была всего лишь помятая сотня, явно не рассчитанная на то, чтобы быть отданной водителю, ведь по моим представлениям, за спонтанный набор пассажиров по пути денег брать не должны.

— Сто рублей…
— Двести.
— У меня больше нет.

Водитель сердито взглянул на меня, словно прицениваясь, стою ли я этой сотки, и была видна его внутренняя борьба.

— Садись.

Уже настороженный, я сел в машину и протянул купюру попутчику, который тут же убрал её в нагрудный карман. Как двинулись, он начал строго втирать, что за бесплатно никто никого уже не возит, и что беря пассажиров, он рассчитывает покрыть расходы на бензин, со мной же не получилось. Я делал вид, что внимаю его лекции, а сам рассматривал персону водителя. При ближайшем ознакомлении он оказался «крутым мужиком» пенсионного возраста с татуировкой на запястье и кожаной курткой. Моё внимание привлёк забинтованный средний палец его правой руки, но предысторию как-то не хотелось узнавать.

Водитель (я не спросил его имени) оказался повидавшим жизнь воякой, который несколько раз, с его слов, на подлодке горел и в больнице был. Ещё один час поездки скрасили разговоры о милиции, о коррупции, о финансовых пирамидах, о религии и об образовании, и сложно представить, чтобы всё это заслужило похвалу с его стороны. При упоминании чего-нибудь негативного его лицо перекашивалось от злобы. Довела человека жизнь в России, чувствовалось.

На самом-то деле стандартная история стандартного россиянина со стандартными проблемами. Маленькая пенсия для многократного ветерана труда. Засуживание талантливой дочери, выступавшей в шоу «Голос», продажным жюри. Прогоревший торговый бизнес. Попытка развеяться, отвлечься от повседневной суеты в Архангельске хотя бы на пару дней с друзьями за шашлычком, водочкой и картошечкой. При взгляде на его сосредоточенно-злобный взор, обращённый на дорогу, мне даже взгрустнулось.

Наконец подъехали к Ярославлю. Он предупредил, что в город не заедет и выкинет около окраины. Выбора особого не было, поэтому я кивком выразил согласие и попросил остановиться неподалёку от развилки на Ярославль и Кострому. Ворча «из-за этих двух сплошных ты меня посадишь», он свернул на обочину и остановил. Расстались с некоторым уважением друг к другу.



Смеркалось.

А между тем от Ярославля до Костромы оставалось ещё семьдесят километров. Пройдено было триста.

Уже привычным движением я выбросил в сторону руку в ожидании попутчиков. Однако моё положение осложнило время суток — в свете фар автомобилей, вечером работавших на все сто, одинокая фигура автостопера была слабо заметна. После четверти часа бесплодного ожидания мной было принято решение пройти эти семьдесят километров пешим ходом — ну не на месте же стоять, в самом деле. И тут мне снова улыбнулась удача. Проехав некоторый путь, впереди меня остановился массивный грузовик. Я подбежал к окну — за рулём сидел самый настоящий дальнобойщик лет тридцати пяти, образ которого был популяризирован небезызвестным сериалом нулевых.



…Дима оказался классным парнем, и был бы ещё лучше, не вставляй он через каждое слово нецензурную брань и похабщину. По образованию был инженером, в Кострому ехал с грузом клея на семнадцать тысяч евро, по его словам, самого дорогого груза за всю карьеру. «Не повезу больше — а ну как перевернётся?» — болтал он сам с собой. Дима не стал исключением — за оставшиеся полтора часа сумел огульно охаять всю систему образования, Рамзана Кадырова, проценты по ипотечному кредитованию и золотые часы патриарха Кирилла. Выражал желание свалить за рубеж и радовался, как ребёнок, когда я говорил ему, что учусь по специальности «международная журналистика». Хвалил и кричал: «Ну ты всем там покажешь!». Кому «всем» — не уточнял.

Подъехали к пункту назначения. Дима не взял за проезд ни копейки, только лишь улыбнулся и поблагодарил за составленную компанию. Я сделал то же самое.



Направляясь к своему дому, я думал — кому же на Руси жить хорошо стало со времён Некрасова? Простой люд всё так же перебирается между городами, злобно ругает власть и ничего с этим не делает. Приобретённый опыт автостопа оставил во мне смешанные чувства. Однако лишним он точно не был.
13
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Илья Tованчев
Душевно написано.
Список виноватых не оригинальный - сколько сам в такие разговоры вступал, всегда слышал одних и тех же "виновных" персонажей, а самое грустное это то, что себя и свое рас****яйство никто не считает жизненными ошибками, а зря.
Ягодка Волчья
Молодец, всех обкакал ))))
Александр Мыльников
Эх... Все реже и реже водители подбирают народ на трассах. Из-за участившихся случаев кидалова,мошенничества и просто беспредела водители просто боятся брать на трассе абы кого. Я  стараюсь останавливаться и брать попутчиков, но в последнее время далеко не всех. Зачастую на трассе проще и безопаснее взять забулдыг,которым нужно от города до города доехать,чем людей опрятного вида. Понятное дело,что стопщиков видно издалека и глаз уже наметан... Вот на Русском Севере-другое дело. Там всегда можно брать на трассе людей, так как там люди другого менталитета и работает взаимовыручка. В последний раз от Мезени до Архангельска дважды попутчиков брали... Хотелось бы верить, что быдла на дрогах станет меньше и времена,когда можно подобрать интересного попутчика вернуться...
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.