Тапас-бары Андалусии. Ронда

Изучать эстетику Андалуссии можно разными способами. С вытаращенными глазами и путеводителем наперевес носиться, осматривая древние улицы бывших столиц. Или составить впечатление через географию тапас-баров, винных погребов - бодег и таверн, впитывая кончиком носа и языка традиции и быт андалузцев. А замкам и монастырям отвести место витиеватой бахромы.



Петляя по дорогам, окруженным пастбищами и оливковыми рощами, издалека замечаешь выросшие из земли голые камни плато. Вскоре появляется город, орлиным гнездом цепляющийся за верхушки соседних скал. Кажется, что некогда земля разверзлась, разделила скалу надвое, образовав ущелье El Tajo, после чего архитектор на высоте 100 метров сшил разваливающиеся половинки грубой нитью каменного моста. Сложно придумать более драматичное место для города, получившего название Ронда и не без оснований ставшего родиной корриды и тореадоров. Окружение пастбищами определило специализацию кухни - мясные блюда. А неофициальным символом города стал наскальный рисунок первобытного быка или коровы. Селяне научились тушить бычьи хвосты для Рабо-де-Торо, варить потроха и копыта для похлебки Кальос, напоминающей кавказский хаш или горячий холодец, запекать свиные щеки. Каждый из тапас-баров, имея за спиной одни и те же кулинарные традиции, интерпретирует их весьма затейливыми способами.



Еще с улицы заметно, что в баре Casa Moreno, более известном как El Lechuguita, не получится тихо в романтической обстановке посидеть вдвоем за столиком. «Pincho gamba, tortilla de patatas, chorizo a la plancha», - пулеметной очередью выкрикивают официанты. Посетители с высоких стульев стараются поместить очередную порцию тапасов на минимуме свободного пространства стойки. При попытке гостя обратиться на английском языке ему с присущей андалузцам живостью, веселостью и обильной жестикуляцией, выдается меню, где галочкой надо отметить интересующие тапы.



Блюда без изысков, как в подаче, так и материалах, выполняют исконную роль крышки для бокала вина или пива, защищающей от мух. Среди 61 вида тап по 80 центов: козий сыр с айвой, небольшие тосты с подкопченной треской, хамоном и пикантным рокфором или с жареными перцами. На хлебцы намазывается мягкая колбаса Sobrasada, кладутся перепелиные яйца и хамон. Из заморских блюд - русский салат, шапками уложенный на тосты, и Гуакамоле за 2,5 евро (одно из самых дорогих блюд), паста, приготовленная из перетертых в пюре авокадо по сохранившимся со времен ацтеков рецептам.
Ронда как истинная андалузка, ярко, с экспрессией показывает себя с разных сторон, устраивая променад по городу, приглашает заглянуть в новый тапас-бар. Спрятанный где-то на непопулярной улице провинциального города, бар Traga Tapas не уступает именитым заведениям Мадрида и Барселоны.
Бритый наголо Альберто, закинув ногу на ногу, рассказывает: друг попросил оформить бар по своему вкусу. Так появились красные стены, совпадающие по цвету со штанами дизайнера, картины с изображением бутылок, извивающихся в унисон с танцовщицами фламенко с соседних полотен. В результате взаимного влияния интерьера и кухни родилось фьюжн меню с традиционными испанскими продуктами в интернациональной аранжировке.



Знакомьтесь: татаки из утки. К столу подплывает ослепительно-белая тарелка, на которой стройными рядами расположились тонко-нарезанные кусочки утиной грудки на подушке из шафранового риса с пятнами свежей зелени. Для завершенности композиции по краям блюда тянутся две тонкие полоски густого соуса.
Официант в вальяжно-неторопливой манере наливает на пробу новый бокал вина. Посетительница застыла в нерешительности, парализованная обилием блюд. «Возьмите спаржу с сыром ла-мандских овец манчега со вкусом бразильского ореха и жженого сахара и cалат из шпината с козьим сыром, фруктами, гренками и медовым дрессингом. Этого будет в самый раз, больше заказывать не следует». Девушка хлопает глазами, глядя на двойника главного героя фильма «Сумерки», соглашаясь, кивает.
Неожиданно воздух вокруг наполняется томатным духом, закипает. Первыми достигают носа партизанские нотки чили и кинзы. Слышится приятное шкварчание, в зале появляется сковородка с мидиями в кипящем соусе. Остывшими их переложат на ассиметричные белые тарелки с высокими краями. И не торопитесь возвращать ароматный соус, им следует лакомиться, макая кусочки мягкого теплого хлеба.
Полчаса спустя обнаруживаешь, что каждое блюдо подается в особенной посуде. Салат с козьим сыром и медом приносят в металлической пиале, лосось - выложенным в керамической лодочке-селедочнице, спаржу с салатом - на угольно-черной плитке. Гаспачо (тот самый традиционный суп без помидоров), украшенный соломинкой из картошки фри, подают в большой рюмке. Когда король Альфонса Х Мудрый обязывал к вину и пиву подавать маленькие бесплатные закуски, вряд ли он предполагал, что сервировка примет столь причудливые формы.
В городе пользуются популярностью 3 вида заведений нересторанного типа. Утром - чуррерия, днем – каффетерИя, вечером - тапас-бары и бодеги.
В пончичной Альба, что на Carrera Espinel, 44 в 10 утра пара компаний стоит на улице в ожидании свободных столиков. На каждом – стопка чуррос, блюдо традиционале, скрученные улиткой 15-ти сантиметровые в диаметре пончики. Рядом чашка латте. И так примерно у всех 50 посетителей. На втором этаже пробуют пробраться к столику в углу. Сеньора отказывается садиться, жалуясь на людность и духоту. Ее кавалер понуро разворачивается в сторону спуска вниз. «Иногда девушки командуют», - раздается хрипловато-подзадоривающий голос официантки. Некоторые дамы не понаслышке знают, с какой стороны подходить к вожжам домашнего очага.
Рядом одиноко пустуют столики кафе-мороженого. Появляется ощущение несправедливости посетителей по отношению к заведению. К часу дня ситуация меняется на противоположнную. На пустующем прилавке кафе Альба лежит ссохшаяся от отсутствия внимания стопка пончиков. А в соседней каффетерИи официанты не успевают метать, будто крупье фишки, кофе с десертами.



В Ронде традиционно пищу принимают с одной стороны моста, а стариной восторгаются – с другой. Если необходимо совместить потребности гастрономические с культурными, на площади Сан-Франциско, около ворот Карлоса V, гостей принимает одноименная Бодега Сан-Франциско. Угловой двухэтажный дом лежит в стороне от мест гнездовья понаехавших с путеводителями и бутылками минералки. Не считая кулинарных достоинств, сюда стоит заглянуть ради редкого зрелища - увидеть расторопных испанцев за работой, для которых быть занятым вовсе не добродетель. На первом этаже кованые резные фонари подсвечивают десятки свисающих с потолка сочных иберийских окороков. За ними смутно различимы силуэты суетящихся за стойкой барменов. На втором - неспешная атмосфера сельского шумного домашнего ресторана с многочисленными столиками и натюрмортами на светлых стенах. Лучше занять места в парке через дорогу. И сразу заказать чашечку кофе. В Испании всегда должно быть время для чашечки кофе. Маршруты миграции официантов пролегают через эти удаленные территории. У вас будет время в тени деревьев представить, как во времена реконкисты кастильцы осаждали мавританские крепостные стены. Некогда Александр Дюма и Эрнест Хемингуэй сиживали в тех же кафе. В ожидании блюд из меню видно, что бодега популярна как у местных, так и приезжих. Подкопченная треска соседствует с гамбургерами, сердца артишоков с шашлычками, изящные винные бокалы с замороженными пивными кружками. На витрине под стеклянным колпаком лежат перепелиные яйца, сыр в травах и оливковом масле. Спустив из-под потолка одну из свиных ног, нарезают здесь же кусками, толщиной с папирусную бумагу. Заедать хамон лучше отборными маслинами c прохладным красным вином из собственных погребов.

2
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.