Там за зелёными холмами аборигенов странный вид. Часть 6, заключительная. Западное Папуа

Предыдущее повествование -- http://www.moya-planeta.ru/reports/view/tam_za_zelnymi_holmami_aborigenov_strannyj_vid_chast_5_zapadnoe_papua_17489/

После того, как папуасско-индонезийская свадьба укатила на банкет, нас в гости пастор Вилли пригласил.



Дом снаружи оказался приземистый и неказистый, в буйных зелёных зарослях. Сразу и не заметишь. Лишь только дверь на террасу открыли, а там оранжерея экзотических цветов, редких их видов.
Ну, а когда в дом вошли, то просто ахнули от неожиданности. Внутреннее убранство комнат поразило своей необычностью.



Чувствовалось стремление к роскоши, но какая-то неуклюжесть присутствовала во всём интерьере.
Мы расселись по мягким диванам, выложенным подушечками, рассматривая картины на стенах и фотографии в криво висевших рамках, а тут и белый кофе принесли, который пользуется популярностью у индонезийцев. Все комнаты были уставлены цветами в горшках и вазах, на маленьких окнах и не совсем стандартных дверных проёмах красовались гардины с огромными кистями. Сервант с дорогой посудой и позолоченными чашами сверкал стеклянными дверцами. Фарфоровые статуэтки по столикам красовались. Затем падре предложил фрукты, вытащил большой глобус, пытаясь определить расстояние, которое мы перелетели, и пришёл в жуткое удивление, что мы всего лишь вдвоём.



- Ну, падре! Двое, это уже группа!
Посмеялись, но долго не задержались, хотя в гостях у священника нам очень понравилось.
Мы выдвинулись в сторону горы Напуа, совсем не думая оказаться на взлётном поле аэродрома. Но тупиковое заграждение поперёк улицы нас остановило. Все прохожие смело сворачивали в ворота с не закрывающимся шлагбаумом, которые определяли въезд на аэродром. Сюда же въезжали мотоциклисты и машины, объезжая по «взлётке» уличную преграду. Ограничений на этот счёт не было. Тут же и самолётная остановка, где толпа людей с багажом ожидала свой рейс. Посадка происходит прямо на поле, но пока все маялись под палящим солнцем, утирая пот и переминаясь с ноги на ногу.



Среди толпы слонялся старик нагишом. У него была седая борода и пучок стрел в руке. Люба на него сразу запала, в смысле фотографии, но старик алчный попался, сразу денег запросил. Люба из страха перед стрелами денег дала и давай его снимать, а я из-за её плеча это сделала скрытно, но старик – папуас увидел и свирепо бросился на меня, еле ноги унесла. В первый раз такой злой попался, но платить в сотый раз за очередное фото тыковки мне совсем не хотелось.



Тут пока мы по полю шли, военные самолёты один - за - одним приземлялись. В это время выбегал на полосу полицейский с разноцветными флажками, подавая команды пилотам и разгоняя пешеходов. Самолёты выруливали в непосредственной близости от нас, сдувая пропеллером шляпы.



Было очень странно видеть у себя над головой крыло движущегося самолёта. Видно терактов здесь не боятся. А может просто о них не знают?

Глава 9.

Папуасские поминки



Дорога в сторону горы Напуа оказалась крайне живописной. Сначала она шла в обрамлении городских бордюров и с красивыми зданиями по обе стороны, затем вместо бордюров стриженый кустарник появился, лес сосновый вырос, деревни начались с огородами.
Вокруг необычайно красивые горы высились, скрываясь в дымке.



По дороге шли и ехали местные жители, кто с рынка возвращался в родную деревню, а кто в город направлялся.



Как-то незаметно к местному кладбищу подошли. У входа аборигены стояли, показалось охрана или бандиты, но оказалось, ни, то и не другое. Просто обычные люди приехали на кладбище. Захоронения папуасов напоминали католические склепы, значит миссионеры – католики трудились не зря. Католицизм прочно укрепился на этой земле.



Кладбище осталось далеко позади, а мы всё шли и шли. Эта мистическая гора Напуа, просто ни как нам не давалась, вроде и рядом она почти, а конца дороги не было. Тут и дождик стал накрапывать редкими дождинками, а впереди с левой обочины большое сборище народа в привычно ярких одеждах. Что-то там происходило, и это надо было видеть.



Мы встали напротив, на насыпной асфальтированной дороге, что бы соблюдать дистанцию и лучше рассмотреть происходящее. Люди стояли небольшими группами в ожидании чего-то. Их лица были разукрашены красными точками, чёрными полосами. Подростки играли на самодельных гитарах осовремененную папуасскую мелодию, но при виде нас спрятали свои музыкальные инструменты.



Люди нам добродушно улыбались, и мы расслабились, пустив в ход фотоаппараты. Охота за сюжетом продолжалась.
Неподалёку, выделяясь из общей массы, за происходящим наблюдала пара колоритных папуасов, напоминавших рабовладельцев.



На площадке возвышались дымящиеся травяные скирды, вокруг которых суетились женщины с сетками на головах. Всеобщее внимание было приковано к нам, но мы не спешили устанавливать контакт, пока женщины нас не пригласили жестами.



Тут я вспомнила случай с китайцем, со слов самих папуасов и пересказанный в сетях интернета. Китайца того побили за плохое поведение в деревне, куда он попал так-же, как и мы, а он взял и умер, но что б добру не пропадать, его съели. Половину деревни в полицию отвезли, видно самых прожорливых, и 10 суток продержали. А когда выпускали, то полицейские всех предупредили, что б такого хулиганства в деревне больше не было, иначе их самих съедят. Сельчане в толк не могли взять, за что их наказали, да ещё и съесть пообещали. Ведь китайца того всего пару раз пнули, знать бы, что умрёт, ну а коль умер, не в землю же его закапывать. Молодой был, здоровый, свежий.

Вот такая сказка мне на ум пришла. Просчитав все свои плюсы перед китайцем, решились подойти. Кокосов не просили и к парням не приставали, а значит, шанс вернуться в город был велик. Настораживало только одно, что слишком мало им за нас дадут.
Что бы они не очень гневались, показывали собравшимся вокруг все отснятые кадры и видео. Это было стопроцентным попаданием в мишень, как, впрочем, и всегда. Хочешь растопить сердце папуаса или африканца? Познакомь его со своим фотоаппаратом!

Мы ходили меж травяных дымящихся скирд, думая и гадая, что же это может быть? Папуасы плотным кольцом нас обступили, улыбаясь краснозубыми ртами, и рассматривали с нескрываемым любопытством.



В середине площади внушительное кострище. Ещё почти горячие угли. Здесь был большой костёр ещё с утра. Возможно, тут готовили пищу, но где она? Женщины стали раскапывать травяные кучи и к нашему удивлению в клубах дыма мы увидели печёные овощи.



Люди хватали их горячими и отходили в сторону.



Так вот она где, пища!



В стороне одиноко был установлен свежий навес с металлической крышей над такой же свежей могилой с крестом. Женщины показывали на могилу, пытаясь нас вразумить о происходящем. А мы и так поняли, что это были поминки. В окрестностях деревни хоронят почитаемых людей, завоевавших к себе уважение соплеменников. Поминать печёными овощами отказались, лишь слегка отщипнув от потато. Нееее, мы такое блюдо не едим! А вот кострище под ногами оставалось загадкой.
Пока мы думали и гадали, кого на огне зажарили, народ жевал овощи и радовался, бренча гитарами. В общем, на похоронах у тёщи порвали три гармошки!



Наши раздумья прервал внезапно раздавшийся боевой клич. По асфальтированной широкой дороге бежала толпа народа с луками и стрелами. Воинственно крича, они приближались. Для меня это был момент сильнейшего испуга, решила, что все эти люди бегут сюда, к нам и сейчас случится что-то не поправимое. Их было человек восемьдесят. Какое-то время мы просто смотрели на приближающихся дикарей, не понимая что можно предпринять и куда бежать. Паникуя, всё-таки удалось сделать видео, столь неожиданно пробежавших мимо людей. Видимо в какой-то другой деревне проходила своя церемония, совсем нам не понятная. Так и живут папуасы долины Балием, то свадьба у них, то поминки!

После всех этих событий, панорама Вамены с горы Напуа стала совсем не интересна, но мы продолжили свой путь, а те люди, что бежали дружной толпой, свернули на горную тропу, лентой вьющуюся по холмам и пригоркам. Растянувшись в шеренгу, двигались по ней, призывно крича. Ещё долго можно было их наблюдать и слышать, пока совсем не скрылись из виду.

***
Начинался дождь, всё выше к подьёму. Встречные папуасы улыбались и здоровались. Темнокожие старики несли хворост на спине, пожилые женщины тащили на себе заполненные сетки, при этом даже протягивали щуплую руку, что бы поздороваться. На всём протяжении дороги мы созерцали папуасские деревни с мужскими и женскими домами, со входами – лазами среди заборов из кольев. Попадались деревни с закрытыми на замок калитками, и мы не могли достучаться до жителей. Иногда удавалось услышать пение папуасов, мы заворожено останавливались. Нам понравилась их музыка. А ещё вокруг столько зелени, ну просто всё зелёное, что в языке папуасов такого цвета не существует. А зачем оно нужно, когда и без него всё ясно! Слово нож, например, у них, называется ножа. Топор - топор, лопата - лопата. Всё благодаря Миклухе – Маклаю, это он показал им эти инструменты первым, закрепив за ними право называться по - русски.
Тот день был последним днём пребывания в Вамене. Неожиданно сильный ветер задул по ледяному, закручивая смерчем дождь. Вернулись в город совсем мокрые и замёрзшие, но нас ждал сухой уютный номер, а вот папуасам было тяжко. Босыми ногами месили холодную грязь. Из-под пиджаков, накинутых на голое тело, торчали тыковки и дрожали от холода, как и колени. В пору было всех в свой номер собрать и обогреть, такими жалкими они казались.

Утром отправились в аэропорт, было непривычно холодно. Огромный ангар был ещё пуст. Все его углы были заплёваны красным бетелем, в середине стояли две регистрационные стойки, похожие на громоздкие тумбы. Все выходы на аэродром были открыты, можно было пойти и беспрепятственно погулять по полосе. А можно было пройти и через широченные ворота, что распахнуты совсем рядом с ангаром. Вообще, народ так и делал, пока не появились долгожданные сотрудники, буквально за 20 минут до вылета. Тут, конечно, все в одном месте собрались и сдали свои билеты для регистрации общей стопкой. Паспорт никто не смотрел. Зачем в него смотреть? Паспорт и паспорт, а вот билет необходим, он денег стоит.

Среди народа старые папуасы «тусовались», пытаясь продать свой мёд и металлические стрелы, но данный товар спросом не пользовался, видать скоро время придёт, что такие замечательно сработанные стрелы перестанут быть нужными.

Мы покидали долину Балием. «Злобнолицие» папуасы остались для нас загадкой. Среди них мы видели таких, которые наивные и добрые внутри, видели и тех, у которых в глазах неприятные огоньки вспыхивали. Улыбки были не часты, возможно, не от плохого характера, а от неожиданной встречи с нами. Свободные туристы тут столь редки, что папуасы от удивления улыбаться забывали. Да и не учили их ещё этому, дежурно скалиться белому человеку. А мы и не в обиде. Даже очень рады, что открыли для себя этот странный и удивительный мир. Мы совершили путешествие в прошлое человечества, мы встретились с его молодостью. Вот такая она, Irian Jaya, где только долина Балием считается относительно изученной. А сколько ещё открытий тут будет сделано? Время покажет.

***
Первым принял удар от наших впечатлений Фиан. Тот самый Фиан из полиции, что нашёл нам проводника в Вамене. Мы позвонили ему, уже вернувшись в Сентани. Фиан приехал быстро и стал первым нашим слушателем. Понятное дело, что слышал он о папуасах много и видел тоже, но у нас это были первые папуасы в жизни! Шкала эмоций была столь высокой, что я думала, он сбежит. Но Фиан выдержал! Он стал нашим другом, бескорыстно принявшим участие в этом трудном для нас путешествии. Вернувшись домой, я выслала массу фотографий для Фиана и Херимана из Вамены с просьбой подарить парочку фото тому самому Августу, который вёл меня по козьим тропам от деревни к деревне, опекая каждый шаг и искренне радуясь белой женщине рядом с ним.
6
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.