Там за зелёными холмами аборигенов странный вид. Часть 2. Западное Папуа

предыдущая часть -- http://www.moya-planeta.ru/reports/view/tam_za_zelnymi_holmami_aborigenov_strannyj_vid_chast_1_zapadnoe_papua_17202/

Глава 3.

Папуасский суд



При входе в зону контроля аэропорта Сентани нужно платить не большую пошлину и это абсолютно во всех аэропортах Индонезии. При этом к основному билету наклеивается марка об оплате. Ещё в зале ожидания перед вылетом в Вамену, обратила внимание, что папуасы все на одно лицо! Вроде от одного папы! Уже позже узнала, что среди этнографов эта версия существует и даже как-то обоснована.

Посадка в самолёт началась. Женщина с сеткой-мешком за спиной рвалась к самолёту, не имея оплаты пошлины. Её не пускали, она дерзала, вновь и вновь подныривала под руки сотрудников аэропорта и всё-таки прорвалась. Быстро зашлёпала босыми широкими ступнями к трапу. Нас с подругой это как-то развеселило. К тому же небольшая группа белых туристов летела с нами. Мы духом воспрянули, но через 40 минут при посадке в Вамене, «наши» белые исчезли, встреченные проводником. А мы снова остались вдвоём.

И вот тут началось! Приземлились сразу за огородами. Ни тебе ограждений, ни тебе вспомогательных служб. Просто вышли из самолёта, и пошли пешком в город через большие ворота! Совершенно бесконтрольно, без досмотра паспортов и багажа.



По взлётной полосе ездили велосипеды и мотоциклы местных жителей, перевозя их с одной стороны поля на другую. Люди из деревни слева спешили в деревню справа прямо по аэродрому, буквально под крыльями самолёта. Через городские ворота на взлётную полосу въезжали на машине все, кому не лень, объезжая по полосе неудобные участки городских дорог.



Хотя Вамену трудно назвать городом, всего шесть улиц и девять кварталов! Но сюда летят самолёты и взлётных полос даже, кажется, две! Автомобильных дорог в эти места пока нет, хотя окрестности соединены с главной деревней сносными подъездами.

Вот и мы пошли за народом прямо в город, всё ещё не веря, что нас не остановят. А уж как вышли, так и встали в изумлении. Первая мысль была: «Вот, попали!» Кругом одни папуасы! Что ни личность, то персонаж!

-- что-то в нём от пирата

Взгляд у всех суровый и колючий из-под нависших надбровных дуг. Яркие, не первой руки одежды на них, при этом как-то мужские и женские вещи не различались по принадлежности. Глядя в глаза этим людям, мне становилось страшно, хотя я понимала, что это всего лишь внешний вид. А вот Любе было страшно до конца, она их серьёзно боялась, так и не сумев привыкнуть к облику аборигенов. Люба профессиональный фотограф, но фотографировать на улице не решалась, только в присутствии проводника и по разрешению самих папуасов.

Пережив эмоциональное потрясение, решили искать полицию, благо слово «полиция» понимал каждый папуас. Разрешение на посещение папуасских деревень получают именно там. Это слово - Сурат джалан - я выучила ещё у себя в России. Нужный нам главный полицейский участок находился за три квартала, туда и пошли, следуя жестам аборигенов. Войдя на плац, размером с небольшой стадион, снова встали в исступлении. Нашему взору открылась странная, красочная и необычная картина.



По всей площади большими группами сидели полуголые папуасы. Амулеты и бусы на груди. Лица у каждой группы были выкрашены по-разному. У одних чёрной краской, у других белые, красные продольные полосы, у третьих половина лица белая, а другая чёрная.



Люди сидели, склонив горестно головы к коленям. В руках у каждого длинные стрелы, луки и копья. Было ясно, что собрались разные племена местного народа.



Но что бы это значило? Подобное зрелище можно увидеть только по телевизору, да и то не часто. Это не было искусственно разыгранным спектаклем для туристов, это была жизнь островитян, непонятная и неведомая для нас. Мы с попутчицей испытывали откровенный ужас, понимая это, и также не понимая смысла событий и дальнейших действий этих людей с огромными луками, стрелами и пиками. Позже узнали, что это был суд.
Собрались племена Дани, Яли, Лани.

Увидеть такое мы не ожидали. Видимо все те люди съехались со своим оружием, что бы помериться силами в случае неудовлетворительного решения суда. Вот тут мы забыли о разрешении. Моя подруга Люба почти не фотографировала, натыкаясь на злобные взгляды, а я это делала трясущимися руками.



В центре площади под навесом, в пластмассовых креслах сидели толстые люди индонезийского происхождения. Это были судья и присяжные. Поодаль от них под палящим солнцем, расположились просто на траве четверо подсудимых и среди них женщина. Конвоиры с оружием стояли за их спинами. По периметру всего плаца патрулировала вооружённая полиция.



Мне было невыносимо жаль тех людей, ну просто до собственной боли в сердце. Да и вообще мне было их жаль до конца, пока я не перестала их видеть.
Случилась беда. Где-то на реке перевернулась большая лодка с людьми.
Погибли 60 человек, женщины, дети. Подсудимые не справились с управлением, но сами остались живы. Теперь их судили. Съехались племена со стороны потерпевших и со стороны подсудимых. И те и другие в большом горе, чем и объяснялись их угрюмые позы.
Выступал прокурор и представители от племён. Действо оказалось долгим и нудным.
Целый день люди просидели под солнцем, лишь только венки из перьев казуара защищали их лица. Жёны подсудимых с цветными сумками-сетками за спиной весь день ходили вокруг площади, ожидая решения суда.



Хотелось сделать много фото и из разных точек, но, увы, полиция зорко следила за нами, а любопытные горожане, стоящие вокруг, закрывали весь обзор.
Тут к нам подскочил бородатый папуас и стал навязчиво предлагать услуги проводника, чем немало удивил, и даже в чувство привёл. А я-то думала, не папуасское это дело! Тут мы вдруг вспомнили, что нам в полицию надо за разрешением.

Глава 4.

Встреча лицом к лицу



Для получения сего важного документа необходимо две фотографии, копия главной страницы паспорта, а ещё выставили условие обязательно иметь сопровождающего и место в отеле. Если телефон нужного человека у нас имелся, то места в отеле не было. Если пойти устроиться в отель, то разрешение спрашивают. Оставалось только надеяться, что заветный номер отзовётся. Я почти не верила, что контакт случится. Но и паники не испытывала, всегда можно разрешить любую ситуацию. Если предложить за номер более высокую цену, то каждый будет рад заселить вас к себе. А уж походив по окрестностям, столько всяких папуасов насмотришься без разрешения!

К моему удивлению Хериман отозвался, так звали нашего будущего провожатого. Буквально через десять минут он прикатил на своём мотоцикле. Сразу взял опеку над нами и указал полисмену отель, в который нас заселит. Новенькие разрешения на посещение папуасских племён были в наших руках. Затем отель с обильными завтраками на утро, где освободившись от вещей, отправились походить по Вамене, предварительно договорившись с Хериманом встретиться вечером.



Гуляя по г. Вамена чувствуешь себя пришельцем из другого мира. Папуасы все, как один реагировали на нас не адекватно. Они замирали при встрече с нами, их ошалелый взгляд выражал удивление, замешанное на ужасе. Они показывали на нас пальцем в полном недоумении, дети переставали плакать, или же сразу начинали реветь. Ещё находясь в Джаяпуре, столице Ириан-Джайя, нам пообещали, что в Вамене туристов "фуль", но ни одного за восемь дней мы не встретили.
Видимо прилетев в Вамену, редкие группы туристов сразу едут со своими гидами по племенам, а гулять по долине пешком никому и в голову не приходит, не безопасное это дело. Именно поэтому только мы оказались с папуасами один на один.



Лица этих людей настолько выразительны, что их нельзя было не снимать. Делала я это без зазрения совести. Иногда приходилось скрываться в толпе, но основная масса обитателей долины относилась к съёмке снисходительно. Правда, жестом показывали, что хотят денег.



Первого своего обнажённого папуаса с котекой увидела внезапно и даже от него побежала, но спохватившись вовремя, успела отснять.



Он шёл прямо за мной на расстоянии двух метров. Престарелый мужчина, может хотел денег попросить, а может поздороваться. На шее висел сетчатый истрёпанный галстук, в руках зонт на случай дождя, а на плече котомка.



Котека была длинной, а потому стало ясно, что этот мужчина из племени Дани. Что такое котека? Это одежда аборигенов, но носят её сейчас в городе только престарелые мужчины, а в своих деревнях носят и дети и мужчины более молодого возраста. Это обычная сухая тыковка, которая растёт в каждой папуасской деревне, оплетая травяные крыши хижин. Её конусовидная форма и длина достигается при помощи не большого груза, привязанного к самому кончику. Когда приобретает нужный размер и форму, тыковку срезают. Одевается она на мужской половой орган, как оберег для столь уязвимого места. У мужчин племени яли тыковки обрублены до половины и чуть шире, а у племени лани вообще широкая и может быть разрисована, или украшена бисером. Именно эти три племени проживают в окрестностях Вамены. Ими придуманы правила для отличия соплеменников, их подсказала сама жизнь.

Известно племя караваев, но до них по рекам дня три добираться. Свои дома они обустраивают на деревьях и живут совсем дико, как в первобытные времена. Но наша группа, это всего два человека. Поэтому к караваям нас никто не повёз и ограничились мы окрестностями папуасской столицы.
Мужчины имеют котеки повседневные и праздничные, украшенные и разрисованные. А если праздничной одежды не имеется, то на повседневную просто повязывают ленточку или красивую тесёмочку. Крепится котека снизу на петлю, а сверху за самый кончик толстой нитью вокруг пояса.
Тот плетёный галстук на шее, совсем не галстук. Это карман папуаса или небольшая сумочка, в которую он может положить табак, деньги, если имеются, да и другие мелкие вещи. Ещё бывают галстуки из тростниковых палочек. Сколько палочек на груди, столько свиней у его владельца. Зонт считается очень важным атрибутом папуасской жизни. Он ведь и от дождя и от солнца! Хотя казалось бы, зачем от дождя? А что - бы не замёрзнуть!
Ещё неотъемлемой частью папуасского гардероба является венок из перьев казуара. Казуар - большая птица в ярком оперении, обитает только на Новой Гвинее и занесена в Красную книгу. Встретить её можно в диком и недоступном лесу. Поэтому могу предположить, что те венки, которые пышные и свежие на головах папуасов, собраны из перьев других птиц, возможно даже кур. Именно такой венок я примерила на себя, сняв с головы молодого парня и отдав взамен шляпу, что бы мыслей у него дурных не было на случай моего исчезновения.



Скрылась я ненадолго, доверившись Любе запечатлеть меня в нём.
А вот те венки, которые на голове стариков, красные, оранжевые и стёртые до основания, видимо всё-таки из перьев казуара. Ну и последним важным дополнением к внешнему облику являются бусы на шее и амулеты на груди. Бусы из стекляшек, мелких ракушек, семян растений, а вот амулеты изготовлены из свиных клыков. По торжественным случаям или по случаю войны клыки вставляют в носовую перегородку, что придаёт всему облику папуаса мужественность и воинственность.
С обувью здесь сложнее. Она есть не у каждого,



многие всю свою жизнь ходят босиком, а оттого имеют широкие растоптанные и плоскостопые ступни. Глядя на эти ноги, просто не верилось, что их можно впихнуть в какую – либо обувь.

следующая частиь -- http://www.moya-planeta.ru/reports/view/tam_za_zelnymi_holmami_aborigenov_strannyj_vid_chast_3_zapadnoe_papua_17312/
9
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
ирина автоменко
4
Я вами восхищаюсь, очень смелая женщина, ни масаев ни папуасов не боитесь!!!!  Спс огромное за ваши репортажи!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.