Таймырский пес Алук: возвращение легенды. День четвёртый - Калевальские реки & Лапландские приключения

Предыстория:
Начало. День первый..
День второй - из Питера в Калевалу
День третий - Калевала/Финляндия

Четвертый день приключений


Пишет Дмитрий Сингеев...

Итак, 10 июня, после разделения нашей команды, Александр и Елена уехали на машине в Финляндию - им предстояло проехать примерно 200 км по плохой местной дороге до Костомукши и после пересечения границы - 600 километров по отличным финским дорогам на север - в Лапландию. Им важно успеть в кемп "Arktika" до ухода из него Жиля Элькема, который перед стартом на Северный полюс уже начал перебазироваться на побережье Норвегии - к месту стоянки своей яхты.

Мне повезло гостить три дня в Калевале у нашего общего друга - каюра и заводчика сибирских хаски Евгения Валеева. Потрясающая карельская природа - огромное озеро Куйто, маленькие озера - ламбушки, чистейшие речушки и лес, пахнущий цветущим багульником - вот то, что будет окружать меня в эти дни.



Утром 11 июня в "Центр" пришла "шифровка от финской резидентуры" - Александр и Елена с небольшим отдыхом в Рованиеми добрались до кемпа "Arktika".
Жиль Элькем на месте! Ура!! Мы успели до его отхода!



Теперь Саше и Елене нужно подготовить необходимые документы для перевозки Алука. 12-го утром они планируют пересечь границу и вернуться в Калевалу.

А мне в Калевале "остается" вместе с Женей Валеевым ждать их. И использовать эти дни для исследования окрестностей, конечно!

О "подвигах" Алука


рассказывает Елена Поцелуева...

"С Алуком мы познакомились на Таймыре в 2005 году. Из той поездки я привезла двух щенков – белого восьмимесячного, ставшего «Белым», и серого трехмесячного, получившего имя «Алук».




Удивительно, как два зимних детеныша, росших в одних условиях, могут различаться между собой по поведению. Белый выглядел гораздо младше – двухмесячным недокормышем с огромной головой. Пристальный взгляд обнаруживал у Белого уже сменившиеся огромные зубы, которые, впрочем, особо не помогали ему в самозащите. Он был этаким недокормленным тихушником, привыкшим воровать съестное и удирать, огрызаясь. Алук же, не опуская взгляда, бросал вызов любому, вызов клинил его до безудержного рыка, за которым следовали атаки. Остановить это могла только ответная уверенность без агрессии. Командовать собою он мало кому позволял и из собак, и из людей.



Вместе с остальными собаками в 2006 году Алук переехал в финскую Лапландию на новый кемп Жиля, и вскоре стал папой.
За эти годы он успел не только походить в рейды в Лапландии, но и поучаствовать почетным лицом (хотя правильней, наверное, «мордой») в Экспо-выставке во Франции - в Ля-Рошели, собравшей более 60 000 посетителей. (Прим. Д.С. - Добавлю, что еще в России Алук под руководством Елены успел поучаствовать в обучении управлению собачьими упряжками русскоязычной части полярной экспедиции князя Монако Альберта II) В трех пометах от Алука родилось 19 щенков. Переданная мне Элькемом в 2009 году его дочь Бали уже приняла участие в экспедиционных проектах и учениях Армии России на Ледовитом океане, а сейчас Жиль уходит в Трансарктическую экспедицию на упряжке, почти полностью состоящей из отпрысков Алука. "


Калевальские реки


Пишет Дмитрий Сингеев...

Вечером, под насмешливые реплики Жениной "половины" и гостящих родственников, мы с Евгением собрались на рыбалку.

Доехали до красивейшей речки - перекаты, валуны, порожки, над водой летают рученики и поденки - все говорит о том, что без рыбы мы не останемся!

Мы с Женей - нахлыстовики и будем ловить местную рыбу на искуссно связанные на крючках имитации привычных ей насекомых.

Женя споро собирает свои снасти, и я достаю из тубуса мое любимое удилище Thomas&Thomas Helix 5-го класса - именно в нем я когда-то нашел и гибкость, достаточную для ловли на самые тонкие поводки и мощь, необходимую для вываживания сильной рыбы.

Прямо напротив машины на берегу мыс, от которого реку пересекает красивый порожек с двумя сливами. Женя становится на этот мысок и на имитацию серой речной бабочки - ручейника почти сразу ловит хорошего хариуса.

Чуть ниже переката - заводинка с обратным течением, где мне на маленькую имитацию пиявки удается поймать двух небольших окуней. Но я приехал сюда не за окунями! Поэтому, чтобы не мешать Евгению, ухожу искать свое рыбацкое счастье в другое место.

Увидел рядом с другим порогом прибрежную яму с обратным течением. Там, под ветвями прибрежных кустов, на поверхности воды изредка появлялись характерные круги. В воздухе летает желтая поденка из рода Heptagenidae. Встав выше прибрежной ямы, привязываю нимфу, имитирующую эту поденку в момент ее превращения в крылатую форму, и мое удилище плавно и уверенно посылает приманку к дальнему от меня краю заливчика.



И вот он успех! - одна за одной на крючек садятся две сильные серебристые рыбы - каждая из них сгибает удочку в дугу, упирается в камни, мелкой сильной тряской, похожей на удары тока, пытается оторвать приманку. Гибкое удилище от Thomas&Thomas мгновенно и мягко парирует все рывки и я уверенно подвожу добычу к своим ногам. В результате, обе рыбы оказываются в моей плетеной корзинке.



Только успокоившись я разглядываю их и обнаруживаю, что это совсем не хариусы! Это сиги! Друзья, никогда до сих пор не ловил сигов такого размера! - оба длиннее корзинки и их хвосты торчат сквозь ее прутья. Неимоверно доволен уловом и тем, что сумел подобрать правильный ключик к рыбе.




Возвращаюсь к Жене и становлюсь свидетелем его "боя" с сильным "противником". Крупный хариус взял притопленную приманку, когда та попала в тихое место между двумя сливами, рванул на стремнину и дал такой бой, что удочка пласала в руках рыбака, как сумасшедшая и у нас были реальные опасения, что снасть не выдержит. Но все закончилочь удачно.

С таким уловом не стыдно вернуться домой!




Возвращение рыбаков ознаменовалось детскими восторгами и любопытством той части женщин, которые никогда не видели хариусов и сигов!
Женя восхитительно приготовил рыбу в духовке! Этот рецепт стоит отдельной публикации.

После шикарного ужина допоздна засиделись с Женей и его близкими за обсуждением... проблем современной культуры.

Лапландские приключения


Пишет Елена Поцелуева...

Кемп Жиля Элькема ARKTIKA



Ровно десять лет назад, в 2006 году, в апреле мы с Жилем выгрузили на шоссе, ведущее к Норвегии, наше имущество и приехавшие из России будки собак и начали на нартах, упряжками перевозить все это через лес. Сейчас от шоссе к кемпу дотянулась дорога, но собак уже вдвое меньше, чем на момент открытия. Заехавших из России из них двое. По-прежнему безудержный Алук и старый товарищ Элькема по экспедиции 2000-04 г.г. Кис-Кис. Действительно очень старый: на момент попадания в проект в 2001 году ему было не менее года. Кис-Кис слеп и почти глух, с моторикой у него тоже уже не очень, но найти более теплое местечко на старости для него не представилось возможным. Он большой разгромщик и берется в дом только под присмотром в два глаза, поэтому рук ему и не искали.



Питомник полон укрупненными копиями Алука, которые дружным лаем встречают нас с фотографом Александром Сингеевым, с которым мы добрались до Ивало, оставив в Калевале невыездного Дмитрия. Встречает нас сам Жиль вместе с присматривающей за собаками в его отсутствие Алексией. Несмотря на ночь, мы долго засиживаемся за ужином в обеденной коте.



Это национальное жилище саамов популярно уже гораздо ниже Лапландии в трех саамских странах – Финляндии, Швеции и Норвегии. Объединяет летние и зимние коты совершенно разного вида одно – конусовидная крыша, рассчитанная под центральный очаг.



Жалко, что для ночевки она совершенно не приспособлена. Юрта уже уехала с кемпа, а жилая кота стала складом экипировки экспедиции. Чуть менее занят деревянный домик складского помещения, и мы с Александром ночуем там на полу. Лето в этом году не просто сырое – за день до нашего приезда четыре дня бушевал шторм. Вдоль дороги валяются рекламные щиты, и еще не растаял снег. С местом для расстановки палатки на кемпе не особо – всё либо в воде в тундре, либо это крупный гравий отсыпных площадок. Зато без окон можно отлично отдохнуть в условиях незаходящего солнца.



Но я просыпаюсь через 3 часа, меня выталкивает с фотоаппаратом на улицу все то же чувство глубокой потери, с которым я ехала в закрывающийся кемп от самой Москвы. Я здороваюсь с Кис-Кисом и остальными собаками и ухожу на обход ближайших пяти километров. Это мои обычные маршруты с собаками, но брать кого-то из них с собой я не решаюсь – оставшиеся перебудят всех отдыхающих людей. Несмотря на пору цветения морошки и брусники, в глаза больше бросаются следы десятилетнего старения вокруг кемпа. Деревья на болотце стоят сухие. Засохла и любимая мною сосна, выросшая прямо на верхушке огромного валуна. Ее мощные корни, ранее вздувшимися венами обнимавшие камень, на котором она стояла (вернее, висела) в метре от земли, теперь сухи и разлетаются щепками. Даже гранитная скала, выпирающая крышей гномьего домика, разрушается. На моих фото со щенками она совсем другая. Выросли и щенки, и сейчас никого из них нет на кемпе. С такими мыслями я подхожу к ручью. Гм, а это уже не ручей, а маленькая речка. Она шумит на каменистых порогах так, что ручью и не снилось, и расширяет русло. И я понимаю, что именно ее судьбу повторяет кемп – и на душе становится легче. Мне очень жаль спокойных месяцев, проведенных на кемпе с собаками, но все стоящее здесь на месте стареет и разрушается. Ни я, ни Жиль, ни наши собаки не стоим на месте. Мы движемся вперед, и хотя иногда это движение рушит то, что мы любим, но именно благодаря ему мы растем, а не разрушаемся. Я перехожу речку и возвращаюсь на кемп к уже готовому завтраку.

 

Ивало и старые друзья

После завтрака и небольшой фотосъемки мы спешно едем в Ивало в библиотеку. Офис Жиля уже перевезен на яхту в Норвегию, а нам нужно распечатать договор продажи Алука и фото для сувениров спонсорам. В маленьком городе Ивало это можно сделать в библиотеке, в субботу она закрывается в два часа.

У библиотеки обнаруживается фургон с эмблемой незнакомого кемпа ездовых собак, но, войдя в комнату с компьютерами, я натыкаюсь на старых знакомых – стажеров Элькема из Франции. Они решили осесть в Ивало, чтобы заниматься туризмом. Развитие туризма в Финляндии хорошо поддерживается государством, а интернет в библиотеке продолжает оставаться бесплатным.




На обратной дороге мы заезжаем в Wild Spirit Parк к Tiina Haapalainenn. Являясь ближайшей соседкой, Тиина очень помогала мне в 2006-07 годах, когда я частенько оставалась на кемпе одна. У нее живет чукотская ездовая из моего первого родившегося в Финляндии поколения. Кроме здравствующей собаки мы обнаруживаем еще одних старых знакомых, питомцев зоопарка – парочку кабанов. Остальные жители 2006-07 года оставили после себя детей, а все новички выкуплены с меховых ферм. Маленький зоопарк, который Тиина ведет вместе с детьми, отличается большими вольерами, идеальной чистотой и отличным отношением к животным.

Еще в библиотеке мне пришло в голову проверить, а является ли пограничный пост в Костомукше круглосуточным. Оказалось, что нет! Мы с Александром не особенно торопимся, но решаем выехать так, чтобы успеть к утреннему открытию погранперехода.
Все время пребывания в кемпе и в Ивало Александр не расстается со своим Кэноном - фотографирует собак, Элькема, с Алексией и Еленой, участвует в интервьюировании Элькема о перспективах такой редкой и уникальной породы, как таймырская ездовая собака.

 

Что было дальше?
Рецепт быстрого и вкусного приготовления хариусов и сигов в фольге
День пятый - из Лапландии в Калевалу с Алуком!
3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Дмитрий Сингеев
Редакторам "Моей планеты" огромное спасибо за помощь в оформлении отчетов. Теперь знаю, как сделать слайдер из нескольких фотографий! С ним действительно гораздо лучше!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.