Средневековые церкви, тихие витиеватые улицы, ажурные мосты, разноцветные дома и портвейн – значит вы в Порту

Дав имя стране, Порту будто успокоился и задремал. В этом живописном городе не так много туристов. Возможно, во всей Португалии их не так много, как в других европейских странах. И однажды я решила это исправить.



День 1

- А это наш футбольный стадион! - гордо заявляет мне таксист, который везет меня в отель. Потом снова что-то говорит на португальском. Я не понимаю. Я всего третий день в этой стране и не успела выучить местный язык. Он повторяет. Считает, что если повторить фразу несколько раз, то его поймут – и он прав.

- А-а! Нет, никогда не была раньше, - наконец, отвечаю я на испанском. Меня он понимает. По крайней мере, хоть кто-то кого-то понимает.

- Какой номер дома? - спрашивает меня. Я не знаю. Оказывается, в моей распечатке гостиничной брони нет никакого номера.

- А, ничего, - машет рукой таксист, который больше использует руки для того, чтобы ими размахивать, а не для того, чтобы держать руль, - найдем!

Нашли, конечно. Улица крохотная, всего в несколько домов. На ее углу, если поднять голову, увидишь надпись – Отель «Порту Премиум». Три звезды. Шикарно. Поездка обошлась в десять евро с чаевыми. Что ж, оставив сумки в отеле, так как въезжать в номер еще рано, я отправляюсь с картой на пешую прогулку. Сказали, все время прямо – и выйду в центр. Отлично. Но «прямо» заканчивается через двести метров, и приходится выбирать «прямо налево» или «прямо направо».

Улицы вьются, расходятся в разные стороны, резко поворачивают и превращаются в совсем другие улицы. Найти на карте название – задача не из легких. Вышла на какую-то площадь, устала, хорошо, что дорога идет все время вниз. И лучше не думать о том, что придется возвращаться. Кафе. За соседним столиком сидит англоговорящая молодая пара. Больше никого. Рано еще. Беру кофе и кекс... Ароматный и терпкий, безумно вкусный кофе и нежный, в меру сладкий, просто идеальный кекс… Удивительная страна. Здесь в кондитерские ходят по номеркам. Вытянешь тридцать пятый и ждешь, пока высветится твой номер на стене за прилавком, а толпа из тридцати четырех португальцев покупает выпечку. Шум стоит такой, будто говорят все сразу, что, впрочем, так и есть.



Выхожу на центральную площадь Праса-да-Либердаде, то есть, Площадь Свободы. Красиво. Горделиво стоят роскошные здания, точнее, здания, которые были когда-то роскошными. Старинный ресторан, в котором вечером играют на фортепиано и нет ни одного свободного столика, отель «Интерконтиненталь Порту» и самый красивый «Макдоналдс» в Европе, который расположился в классической обстановке за огромными витражными окнами. Сюда хочется зайти в вечернем платье или фраке.

Спускаюсь ниже – и вот, наконец-то, люди! Группы туристов деловито шагают по узким улицам, в основном, гуськом, ибо не разойтись. Идут, задрав головы кверху. Взгляд скользит по древним стенам с осыпающейся штукатуркой, поблекшей краской, останавливается на милых прямоугольных окнах, фресках, табличках с названиями улиц и достопримечательностей. Такая смесь старины, бедности и шарма. По сторонам также стоит смотреть – транспорт здесь не стесняется случайно заехавших американцев, китайцев и меня. Несутся по мощеным улицам огромные современные автобусы, такси, на поворотах их кренит. Впрочем, ни одного дорожного происшествия я не наблюдала.



И вот набережная. Жизнь кипит, в основном, здесь. Вид на другой берег Дору завораживает. Мост Луиша Первого – невероятная конструкция из металла, легкая, сложная, витиеватая, современная. Построенный в конце XIX века товарищем Эйфеля, этот мост – один из нескольких, соединяющих центр Порто с Вила-Нова-ди-Гайя – обителью винных погребов с портвейном, городом-спутником, куда можно дойти за пару сотен шагов. По верхнему уровню моста ездит современное метро. Набережная заставлена лотками с сувенирами и ресторанными столиками. Жарко, хотя уже дело к октябрю, север… Север солнечной Португалии.



Путь назад был более вертикальным. Это было восхождение на Эверест без снаряжения. Ноги, привыкшие располагаться одна на другой под рабочим столом, никак не могли понять, чего я от них хочу. Это же отвесная скала! Ледник! Гладкие камни мостовых тянули вниз, к центру города – неплохо, когда тебе нужно в центр города, и не очень хорошо, когда тебе нужно в обратном направлении.

Вернувшись в отель, я обнаружила, что в моем трехзвездочном номере сломан душ, нет фена и… нет свободных розеток возле стола. Не только для того, чтобы воткнуть ноутбук, но даже для того, чтобы включить настольную лампу, грустно стоящую на краю с висящим проводом и бездомной вилкой. Единственной розеткой питался холодильник. Это очень полезная штука, однако, ей-богу, это напоминает: «или дудочка, или кувшинчик». Попыталась попросить совета на ресепшн. Администраторы развели руками, сделали вид, что ищут удлинитель, но ничего похожего на него не нашли. Потом спросили, нужен ли мне Интернет, я сказала, что нужен. Компьютер без Интернета – это пишущая машинка, и тогда бумага с ручкой – более удобная и легкая альтернатива. Тогда они спросили, есть ли у меня кабель. У меня было с собой много проводов, но вот кабеля, простите, не было. Они вручили мне кабель длиной около метра и с облегчением от выполненного долга спрятались за своими компьютерами. Я как полностью удовлетворенный клиент радостно убежала в свой номер. Передвинув холодильник к кровати (тоже неплохое место для ящика с едой; и откуда только силы взялись), я освободила источник электроэнергии для компьютера, однако поняла, что работать без света я тоже не могу. Пришлось воткнуть лампу и работать на аккумуляторе, что выражалось в режиме энергосбережения. Неплохо, вернусь домой отдохнувшей и… слепой.

Но в остальном все было чудесно. Удобный матрас, большая кровать, большой телевизор, горячая вода (!), вид на заброшенный дом с пустыми черными глазницами окон. Утром я попросила фен. Я очень привередливый постоялец. Фен у администратора нашелся. Благо, в ванной была свободная розетка.



День 2

На второй день я сразу же купила проездной. «Взбираться на Эверест» по нескольку раз на день мне показалось делом совершенно бесполезным и не слишком приятным, тем более что эту вершину покорило уже слишком много людей. Общественный транспорт здесь – сплошное удовольствие. Чистый, быстрый, не переполненный. С таким числом жителей – порядка 240 тысяч – заполнить все курсирующие автобусы просто невозможно. В моем родном городе живет столько же, но у нас нет ни трамваев, ни, тем более, метро. В тот день я немного устала. Я была совсем одна в чужой стране, я впитала столько впечатлений, сколько не получала уже давно, меня распирало от желания с кем-то поделиться своим восторгом, я исходила с широко открытыми глазами и ртом километры, вверх и вниз, улыбалась и радовалась жизни. В нашей стране я бы точно походила на слабоумную. И вот я устала. Поделиться было не с кем. Конечно, я уже бегло говорила на испано-португальском наречии русского языка, кивала или качала головой, как правило, впопад, с кем-то разговаривала на английском, он казался почти родным ввиду преобладания носителей других языков. Но все же стало грустно. А когда становится грустно… надо идти в торговый центр.



Расположенный недалеко от концертного зала Каса-да-Мусика, потрясающего современного здания, построенного знаменитым голландским архитектором, торговый центр стал островом свободы для моей утомленной культурой, памятниками и достопримечательностями, души. По магазинам я не ходила, но расположилась за столиком в зоне общепита. За пять евро я добыла потрясающий тыквенный суп-пюре, огромный багет с курино-салатной начинкой, сок и кофе. На телеэкранах показывали снукер. Стоял гул толпы, звон ложек об блюдца, шелест пакетов. Я была в раю. Насытившись будничными радостями, я решила, что нужно срочно окунаться в праздник.

Переодевшись, я отправилась ужинать в популярный старомодный ресторан на Авенида-душ-Альядуш. Стейк с кровью, красное вино, симпатичный пианист, с южной страстью исполняющий классику, венчали мой второй день в Порту.

За соседним столиком (а столики стояли настолько близко, что его можно было назвать продолжением моего) сидела милая пара средних лет из Бразилии, они много раз пытались сфотографировать самое себя, но один из них никак не хотел помещаться в кадре.

- Я могу сделать снимок, если хотите, - наконец, не выдержала я.
- О, да, спасибо большое! Спасибо! Спасибо!

Будто я только что вынесла их ребенка из огня.

- Откуда Вы?

Естественно, как можно обойтись без этого вопроса к человеку с путеводителем и большим рюкзаком.

- Россия, - шепотом признаюсь я.

- О, Россия! Представляешь, девушка из России!.. Надо же, Россия! – радуется сеньора, будто встретила какое-то редкое экзотическое животное семейства сумчатых.



День 3

Следующий день был посвящен океану. За углом отеля останавливался автобус, который довез всех пассажиров, а их было трое, включая меня, до набережной. Первое впечатление – сильный ветер, яркое солнце, камни, водоросли. Много водорослей. Где же золотой песок, загорающие на пляже тела? Здесь только огромные волны, разбивающиеся об огромные камни, настолько острые и многочисленные, что даже думать о том, чтобы помочить ноги, не приходится. Конечно, откуда здесь отдыхающие… хотя, постойте! Среди камней, с подветренной стороны я вижу одно тело в купальнике, а за другой скалой другое… да их здесь десятки! Замаскировавшись под окружающую среду настолько искусно, что этому позавидовала бы любая разбирающаяся в этом деле камбала, люди загорают. Глядя на то, как уверенно отдельные особи пробираются среди валунов, можно сделать вывод, что у каждого из них здесь есть свое гнездо, проверенное место, куда не задувает ветер и где можно спокойно понежиться под осенним солнцем.



Справа – океанариум, я думаю зайти туда позже, но вначале хочется немного прогуляться вдоль берега, посмотреть на океан, поискать глазами пляжников, потренировать остроту зрения, подышать свежим порывистым воздухом. Налево ведут деревянные мостки, они тянутся бесконечно далеко, то поднимаясь, то опускаясь. Вдоль них таблички с изображением падающего человечка и надписью о том, что доски здесь неровные, а потому можно споткнуться и разбить себе нос. Местами дощатый тротуар расширяется и превращается в площадки, на которых стоят прибрежные кафе, в большинстве своем еще закрытые. Людей мало. То ли они еще не голодны, то ли уже давно вымерли от голода ввиду того, что рестораны закрыты. Хотя из пары мест пахнет жареной рыбкой.



- Простите! Вы случайно не из России? Вы похожи на одну знакомую девушку из Москвы.

Нет, я не из Москвы и, честно говоря, меня редко принимают за российского туриста. Любопытный гражданин оказался португальцем с испанскими корнями, зарабатывающим на жизнь, обслуживая пассажиров португальской авиакомпании, с которой я летела сюда и надеялась вернуться домой. Через пару минут я начала молиться о том, чтобы по дороге домой этот стюард мне не попался, ввиду его исключительной болтливости. Он рассказал все, что думал о моих согражданах, потом о своей семье, о своих взглядах на экономическое положение Европы… А, может быть, он рассказывал о том, что любит есть на завтрак – в любом случае, через десять минут я уже была не в состоянии воспринимать его стремительный и совершенно неинтересный монолог. Единственной полезной информацией, которую я получила, было то, что местный океанариум – это потеря времени, что, по сравнению с лиссабонским, это просто лужа с лягушками и селедкой. Если бы мне сообщили что-то еще достаточно ценное, я была бы только рада, но дальше снова понеслось что-то про страны, города, человеческие качества и о том, какой у меня чудесный собеседник. Да, согласилась я, чудесный, так что я пойду. Меня вызвались проводить. У меня плохо получается просить людей оставить меня в покое, особенно, когда у меня хорошее настроение, или только что было хорошее настроение. Поплатилась я за это чашечкой эспрессо и чудесной сдобой. Наконец, мне показали дорогу, по которой я могла дойти до Музея современного искусства, помахали ручкой и, думаю, через тридцать секунд забыли о моем существовании.



Мимо маленьких домиков с обвитыми цветами и плющом заборами я иду в Музей современного искусства. Музей, естественно, закрыт. Но открыт сад при музее. За сад тоже надо платить. Что ж, в любом случае, я устала, мне хотелось скрыться от солнца в тень и пройти терапию зеленым цветом. Сад оказался большим, с несколькими современными скульптурами и множеством дорожек, ведущих мимо старого здания музея к эдакому подобию водного комплекса, крайне милому и запущенному. Потом меня потянуло вниз, к пруду, в котором резвились такие жизнерадостные утки, каких я никогда не встречала на своем веку, они ныряли, бегали по воде друг за другом, играли в чехарду и громко кричали что-то по-португальски. А затем я попала в другой мир. Я оказалась на самом нижнем уровне сада. Это была красивая тенистая аллея с высокими тополями и другими южными деревьями, а в стороне от нее, еще ниже, простиралось огромное зеленое поле, простенький деревянный забор опоясывал чьи-то владения, похожие на огромную ферму с маленькими домиками. Я вдруг оказалась в глухой английской деревушке (возможно, только у меня подобные ассоциации при виде зеленых холмистых просторов).



Поесть там было негде, так что путь мой дальше прокладывал желудок, которому надоели все эти игры в прятки. Ужинала я в кафе под каким-то очень английским названием, с английским интерьером, с красными телефонными будками на стенах и даблдэкерами на обложке меню. По пути домой я заблудилась, купила с горя сладостей в магазине, чтобы порадовать себя в случае, если все же удастся найти отель, либо утешить себя в случае неудачного исхода. Через сорок минут моя улица нашлась. За этот день я прошла не меньше тридцати километров.

День 4

Обязательным пунктом в плане нового дня в Порто была прогулка на катере по Дору. Тур под мостами. Катерки были небольшими, обвитыми разноцветными флажками, из микрофона лилась речь на португальском, затем на испанском, английском и французском языках. Мы рассекали гладь спокойной реки, и вид на мосты, а их насчитывается пять, снизу был удивительным. Мы будто заглядывали в недра железных конструкций, изучали их стройные ноги и длинные шеи. Дуги, казалось, упираются в ярко-синее небо. Самый старый мост, железнодорожный, был построен тем самым Гюставом Эйфелем. На западе как антипод железных ажурных изысков противоположные берега соединяет простой бетонный Понте-да-Аррабида. Солнце слепило, отражаясь от воды. Только я и молодой китаец были без компании на том судне. Обвешанные камерами, мы подскакивали, тянулись, высовывались из лодки, чтобы сделать фотоснимок или записать на видео отрывок водного путешествия.



Катерок отправился в сторону океана. Занятное зрелище, когда узкая полоска расширяется – и ты уже видишь перед собой бесконечное голубое колышущееся от волн пространство. Лодку начинает раскачивать, волны разбиваются о борта и прохладные брызги долетают до всех желающих и нежелающих.



Конечная остановка была на берегу Вила-Нова-ди-Гайя. Пассажиры лениво побрели в сторону дома с узнаваемой вывеской, изображающей черного человека в плаще и шляпе с бокалом в руке, и надписью «Сандемэн». Мы были в раю портвейна.



Каждая витиеватая улочка вела к винному погребу, где стояли зазывалы, предлагая продегустировать их продукцию. Я решила окунуться с головой в этот омут в другой раз. Без компании не пью. К тому же было слишком жарко. Когда я проходила мимо очередного погреба, ко мне подбежал мальчишка лет пятнадцати, вручил листовку и спросил, откуда я. Я призналась, он ужасно обрадовался, но сказал, что для дегустационного экскурсионного тура нужно найти еще хотя бы трех человек, говорящих на английском. Я не расстроилась и села на канатную дорогу, которая проходила прямо над оранжевыми черепичными крышами складов. Это был очень короткий, хоть и весьма волнительный путь, несмотря на то, что конструкция на вид совсем новая. Воздушное путешествие закончилось на самой высокой точке этого берега, у моста Луиша Первого напротив монастыря Серра-ду-Пилар, где я села в поезд метро и проехала пару остановок в сторону своего отеля.



К вечеру я решила пройтись и посмотреть то, что еще не видела. А именно – замок дона Альфонсо, стоящий на крутом правом берегу. История обволокла меня туманной вуалью, когда я оказалась в окружении старинных каменных стен. Голоса затихли где-то внизу. Здесь же не было ни души, только крики чаек нарушали таинственное спокойствие этого места. Я побродила по двору, посмотрела сверху на жилой квартал прямо у подножия замка, сделала снимки пары летучих мышей, пронесшихся над головой. Потом мне стало немного жутко, и я решила спускаться к людям. Узкая мощеная дорожка вела к беднейшему прибрежному кварталу Байру-да-Се. Позади себя увидела какую-то тень, спрятала подальше камеру и ускорила шаг. В тишине и темноте путь вниз показался вечностью. Наконец, я оказалась на набережной, где прогуливались толпы отдыхающих, а рестораны шелестели скатертями. Там я и осталась поужинать, дабы расслабиться и утолить голод. Мне тут же принесли закуски, которые я не заказывала и за которые хитрые официанты после просят заплатить. Оливки, хлеб со сливочным маслом, какой-то нехитрый салат. Этим вполне можно было бы ограничиться, но как можно пробыть в Португалии и не наесться вдоволь свежей рыбы?.. С вином и желтыми огнями, освещающими противоположный берег и мост Луиша вечер снова превратился в романтику и блаженство.



День 5

В последний день моего пребывания в Порту Дворец Матэуш был закрыт. С несколькими десятками туристов мы просидели у его лестницы в ожидании открытия после обеденного перерыва, но открыт был только магазин сувениров, в зал же никто никого впускать не собирался. Хитрый ход, чтобы был повод приехать еще раз. А, возможно, что в такой жаркий день распорядитель, перекусив, просто решил устроить себе выходной. Люди по одному стали откалываться от толпы и разбредаться в разные стороны. И я забралась в сады на высокий берег Дору. Посмотрела в последний раз на мосты, прогулочные катерки, говорящие на разных языках, на противоположный берег с крышами, расписанными названиями марок портвейна, на буйную зелень и полуразрушенные дома. И подумала, что обязательно когда-нибудь вернусь и все продегустирую...

5
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.