Штиль души. Путешествие сквозь Таиланд. Часть 8

Седьмая часть

Часть 8

Прошло часа два или три, когда мы покинули напряженный 44 роут, и углублялись в центр провинции Сурат-Тани по 401 дороге. К слову сказать, Сурат-Тани это самый большой район южного Тайланда, в который входят в том числе и острова Самуи, Панган, Ма и другие мелкие. Столица района с тем же названием имеет порт Донсак, и аэропорт. Но самая главная достопримечательность, жемчужина Таиланда — парк Као-Сок и мы к ней приближаемся.
Если мне удастся хоть раз еще попасть в эти края, я обязательно должен надолго остаться в этом месте. В парке есть огромное озеро с хрустальной водой, и ниспадающими в нее отвесными скалами. Море растительности, пещеры и … Множество видов. Куча фотографий оттуда заполняют интернет. А отдельные кадры развешаны прямо на дорожных знаках и указателях шириной через всю дорогу. Как указатели направлений на шоссе, над потоком автомобилей огромные растяжки, с приглашениями на тайском посетить национальный парк.

Четыреста-первая дорога — это настоящий Таиланд. Если вы хотите за небольшое время увидеть эту страну — поезжайте по этому направлению. Тут нет пафоса туристических мест, нет суматохи главных магистралей, зато полно впечатлений.

Дорога — для кого-то это путь для достижения цели, кто-то может бесконечно получать удовольствие от перемещения, я для себя объединяю оба понятия. Я никогда не был в состоянии когда надо просто вытерпеть дорогу. Это всегда приключение. всегда за поворотом появляется какая-то новая страничка жизни. Но что заставляет двигаться, это желание заглянуть за поворот. В некоторых ситуациях зная что придется скоро возвращаться, и надо определить, когда поворачивать назад, всплывает мысль “если за поворотом не будет ничего интересного — идем назад”. И так можно продолжать километр за километром.
Движение по западной части Сурат-Тани ни разу не наскучило. Очень редко попадаются места в которых несколько километров никого нет. А так, то небольшие деревушки, то отдельные домики и фермерские постройки. А растительность если она дикая, то отнюдь не пальмы, а деревья нашей средней полосы, или по крайней мере похожие на них.

Пока мы двигались по этой извилистой дороге удивило большое количество велосипедистов. Не тех, которые ездят до магазина, а настоящих спортивных. Люди и правда занимаются таким видом спорта. Встречали мы и “дорожников” и “туристов”. Группами и просто по-одиночке двигающихся вдоль обочины.
Наблюдая за жизнью вдоль дороги, за тем как люди строят, обустраивают все вокруг, и как ведут себя за рулем, все глубже пропитываешься местным менталитетом никуда не спешить. Много ли людей нас обгоняло? Наверное пара найдется. И то, скорее всего это будут европейцы на супермото. Давали ли обогнать? Скорее нехотя. Долгое время занимая всю полосу может двигаться старый пикап тойота, например, с клеткой в кузове набитой какими-нибудь кустами и кокосами. На боковой стенке клетки, снаружи, будет сидеть макака. Так может продолжаться несколько минут, пока водитель не примет чуть левее, и даст проход. Дорога очень извилистая, и даже имея хоть какой-то потенциал мотора очень не хочется выезжать на обгон перед поворотом.

Да и бывали случаи когда на прямом участке приближающуюся встречную машину будет обгонять джип, даже несмотря на наличие встречного мотоцикла. Мотик маленький — он подвинется.

Когда на пути стало поворотов больше чем прямых, вдоль дорог стали появляться горные массивы. Описывать словами их у меня наверное не получится, так как придется рассказывать про каждую нависающую стенку, покрытую зеленью, Одно верно — они правда нависают. Это не обычные терриконы, или горки, они торчат из земли как небоскребы — вертикально вверх. Только у основания осыпающаяся порода образует склоны. И те сразу покрываются южной растительностью. Иногда путь превращался в забористый серпантин, на котором хонде было очень нелегко. И дело даже не в подъемах и спусках, а в том, кто сидел за рулем. Чем больше поворотов, чем сильнее просыпалось желание ехать по траектории. К левым поворотам утопающим в зелени, я подскакивал по центру, немного осторожничая на счет встречного движения. В начале поворота я уже отпускал тормоз и заваливался на левый борт, выставляя коленку, и пересаживаясь на правую часть пятой точки. На выходе я опять зацеплял встречную полосу, и так снова до правого поворота. Колеса стирались боковинами, резина нагревалась, а на резких торможениях жар от мотора успевал обогнать мотик и обдавал голени.

Небольшая спонтанная остановка у вывески “соки-воды” на тайском, открыла нам удивительное место, спрятавшееся от основной дороги.
Местечко и правда засекреченное, так, не зная его, и не пытаясь рассматривать указатели, вряд ли его обнаружите. А за резким и узким подъемом отходящим от четыреста первой оказался гостиничный… или как сказать, комплекс из отдельных вилл и хижин расположенных вдоль бурной горной реки. Другой берег реки — это отвесная скала уходящая в небо на двести метров. Невероятное и красивое место. Совершенно другой Таиланд, отличающийся от всеместно запоминающегося пляжами. Главная постройка с кафе и ресепшен сделана в стиле Самуйского аэропорта — без стен. Огромная хижина с деревянными перекрытиями и красивыми резными украшениями. Кстати очень вкусный зеленый чай-коктейль они там делают. Немного напоминает привкусом корицу, но я думаю, что там было что-то другое.

Отдельно расскажу о посетителях этого комплекса. Хотя, даже и не только его, а большинство мест, которые мы проезжали за день были полны туристов. Местных туристов. Позже, в одной из гостиниц я перелистывал каналы местного телевидения и наткнулся на передачу о путешествиях, и судя по картинке могу сказать, местный туризм развит даже сильнее чем внешний.
На выезде мы заполнили багажники местными бутылочками с водой, с красивой эмблемой Khao Sok national park.



Очень часто у меня появлялось желание остановится, и просто по-впитывать местный колорит, понаблюдать за тем как устроена жизнь вдали от нарекламированных мест, но лидирующий мотик вечно стремился нарастить темп. Но все же пришла пора сбросить скорость и остановится. Я привычно ехал в струе разрезаемого Сасом воздуха, но радость путешествия постепенно терялась, а пустоту заполняла невыносимая жара. Движение по дорогам не спасало от дневного зноя, лишь обманными порывами ветра заставляя верить в прохладу. Взгляд бегал от одной точки к другой. Я постепенно перестал наблюдать за движением, и устало озирался по сторонам. Время от времени я заезжал на встречную полосу а пару раз на обочину. В голове стало двоиться.

— Саша, я торможу. Я больше не могу. Мне плохо.
К горлу подкатила комом тошнота. Хотелось вылезти из тела и остаться только в скелете. Очень жарко.
Моя хонда катилась на нейтрали вдоль одноэтажных хижин медленно снижая скорость. Я думал распечатать сейчас каосокские бутылочки и вылить их просто на себя. Было четкое осознание теплового удара, и если сейчас ничего не предпринять, то в Ранонге пить кофе будут только Настенька и Сасик. А они остановились впереди и смотрят, как я заезжаю на покрытый оранжевым грунтом двор.

Забрало на шлеме не хочет фиксироваться в открытом состоянии. Руки стали ватными. Я запрокидываю голову вдохнуть поглубже и замечаю что в центре двора стоит палка! Труба! А на ее верхушке диспенсер-поливалка. Струйка из него медленно поворачивается по-кругу и орошает двор. Я прокрутил ручку газа, и наехал на мокрый круг и стал ждать. Еще чуть-чуть и вода резкими уколами мороза стала ударять по лицу, рукам, телу. От неожиданности и резких брызг неосознанно мышцы откликались рывками. Еще чуть-чуть и сознание начало приобретать форму, и качественную картинку высокого разрешения в три-де. Еще круг, и вода придала мне силы шевелится, и настроение стало улучшаться. Я выкрутил газ и поехал догонять струю воды, совершенно ни на кого не обращая внимания. А тем временем моя “карусель” собирала загорелых улыбчивых зрителей. Еще несколько кругов и я уже стал замечать их. Они прятались от солнца в глубине своих домов, пережидая середину дня в полудреме. Может быть кто-то был занят работой, но мерный шум одноцилиндрового мотора привлек их внимание. Молодые парни и дядьки стояли улыбаясь и переговаривались между собой. Как вы ощущаете себя, когда вас застают поющим в душе? Вот! Примерно так, с натянутой улыбкой я отъехал в сторону, помахал им на прощание, смахнул капли со шлема и рванул вперед.
Набегающий поток воздуха усилил испарение воды и одежда стала морозить кожу. Бодрость во всем теле дало мне новое желание гнать вперед, и больше и сильнее вжимать в повороты. Сас догонял.



Чем-то еще кроме поворота на главную магистраль и теплового удара Панг-нга мне не запомнился. Собственно это тот перекресток, от которого можно считать одинаковые расстояния, что до нашей точки назначения — Ранонга, что до всеобще-любимого Пхукета. На подъездах он весь украшен флагами и всевозможными вывесками, а по центру перекрестка стоит огромная стелла с фотографией Пумилона Адульядета. Без его изображений в Таиланде не обходится не одно заведение или мероприятие. Он присутствует на фотографиях и картинах во всех кафе или гостиницах. Его почитают без напыщенной помпезности, и совершенно искренне. Собственно не просто так, потому-то он вкладывал свой капитал на развитие разных проектов в деревнях.

Продолжение здесь
1
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.