Штиль души. Путешествие сквозь Таиланд. Часть 4

Часть 3 здесь

Часть 4

В утренний сон набирая обороты начал ввинчиваться назойливый свист. Меня никто не будил, и ребята скорее всего уже завтракают, или занимаются делами. Быть может Сас достал вертолет, полетать на веранде. Шум то нарастал, то опять пропадал. Я спустился вниз из своей комнаты, проведать всех, и что скрывать, тоже поиграть в вертолет!

Но тут меня расстроили, так как вертолета нету, а шум теперь будет всегда! Это цикады. И они повсюду. А мне стоит радоваться, что они шумят как вертолетик, а не как зачистная машинка. А ведь могут!
Территория виллы растянута от дороги до спуска к мелкому ручью, по бокам отгорожена от соседей забором. Сам дом двухэтажный с несколькими спальными, а рядом есть строение которое объединяет в себе веранду и кухню. В нескольких метрах ближе к воротам, крыша опирающаяся на колонны, укрывает от дождей и палящего солнца транспорт.

Первый день мы полностью посвятили ассимиляции, и для начала просто проехали по местным рынкам. Я прибыл в одной паре джинсов, а судя по той жаре которая стояла над городом, нужно что-то свободнее. Тайские шорты — как вариант. Это такой вид гардероба который не подразумевает резинок и пояса. Когда одеваешь, думаешь что размеров на пять больше, чем надо. Но на задней части пришиты лямки, и ими связываешь складку на животе. Тем самым все штаны одного размера, но на разного вида комплекции. После этого, уже немного похожим на местного я взял в аренду мопед. Во-первых, конечно же я не стал похож на местных, и даже на туристов, которые тут проживают, так как цвет кожи выдавал во мне северного оленя. А во-вторых называть мотоцикл со 150 кубовым мотором и максималкой ограниченой электроникой в 120 км\ч “мопедом” можно с сильной натяжкой. Honda PCX150 белого перламутра, с красными вставками сидений, и центрального обтекателя над баком. Передняя телескопическая вилка с дисковыми тормозами. Увеличенная база и приплюснутый профиль. Если бы я был искушен двухколесными аппаратами, я может быть добавил кучу данных про него, но сейчас я несколько стушевался. Вес мотика весьма отличается от велосипеда, а как только я взял в руки руль и откатил его к дороге я начал сомневаться что совладаю с этой тяжелой машинкой.
А Сас запрыгнул на свой идентичный аппарат и уже машет рукой — мол, поехали уже!

Адаптироваться под два колеса мне хватило не столько времени, сколько нескольких метров. И подъезжая к Тонг Сале (без х, которое я вписывал в произношение на Самуи), мы ничем не отличались от потока вездесущих мопедов.

Это самый большой населенный пункт на острове. Главный административный центр, с банками и большим портом отправляющим паромы до материка. Именно через него идет связь с большой землей, снабжающей топливом и строительными материалами. Я бы не сравнивал Тонг Салу с каким-то русским городом. Это старая рыбацкая деревня, разросшаяся вдоль главной улицы и пускающая в разные стороны маленькие изгибы переулков шириной в пару метров. Здесь тоже над головами людей раскинуты сети проводов. И чем больше улица, тем сильнее прогибаются путы черных коммуникаций.

От единственного на острове светофора, по Т-образному перекрестку мы проезжаем обратно в сторону дома. Справа огромный торговый центр, в который, сознаюсь, я так и не зашел. Но не за этим ведь я приехал. Магазины и рынки здесь повсюду. Так остров живет благодаря туристам. И вот Сас уходит на перекрестке направо, и ускоряет ход, а я следуя за ним нажимаю тормоз перед приближением поворота, а газ не отпускаю. Меня тянет вперед, и я сильнее начинаю рефлекторно проворачивать ручку газа в сторону увеличения мощности. Мотик несется мимо поворота прямиком на пальму. Секундой позже благо я расцепил пальцы правой руки, и одновременно сжал тормоз левой. А то… Ну что же, глупость которую совершают все новички постигла и меня. Видимо для того, чтобы не совершать ошибки в дальнейшем, их лучше сделать сейчас.

После того, как пекло спадает, ближе к вечеру, народ на острове не засыпает, а слоняется без дела как и в любом другом городе, деревне, и вообще везде. На той широте, где всегда солнце днем выжигает макушку, чтобы как-то отдохнуть лучше дождаться вечера или ночи.

Отдельно хочу рассказать про ночной рынок — night market. Каждые выходные на выделенной площадке организуется сцена для музыкантов, и перед ней расставляют столики, а дальше партера располагаются тележки торговцев. Это или фрукты, или морские деликатесы, или и то и другое, зажариваемое во фритюре. Между прочим местные чипсы — это отменная вкуснятина!

Музыканты начинают как спускается ночь. А делает она это так быстро, что мне, коренному питерцу очень непривычно. Идешь по улице, наклонился завязать шнурок и бац — уже темнота.
Площадь наполняется … местными. На найтмаркете основная толпа — это аборигены. Такое классическое местное развлечение — собираться на рынке. Он работает на одном месте в течение выходных, а на следующий уикэнд перемещается в другой район, или деревню будто бродячий цирк.

Первый вечер, когда я выбирал между ужином или сном на заднем фоне грохотала музыка разносящаяся на несколько километров от этого рынка. Я тогда уже разочаровался, что этот шум будет меня преследовать все ночи напролет. Но оказывается если дотерпеть до часу — двух, тишина все же берет свое.

Мое первое одиночное путешествие вышло спустя 5 дней после высадки на остров. Загодя пары дней я готовился морально и упрашивал Саса быть моим провожатым, но он ни в какую не упрашивался. Собственно собрался я восходить на самую высокую часть острова — гору Као Ра. По тайски Као — гора, так что гора Као-Ра — это тафтология. Но я абстрагируюсь от знаний этого языка, и буду в дальнейшем ее называть полным наименованием горы Горы Ра. Вершина просматривается из многих точек острова, но тем не менее у нее есть двойник, ниже на несколько метров, и закрывающий обзор по-кругу. Эти горы не скалистые, и полностью покрыты растительностью и с сравнительно пологими склонами.

Мой день начался в шесть утра, чтобы успеть при восхождении до начала “барбикюшницы”, или по крайней мере чтобы укрыться от нее под листьями высоких деревьев. К подножью я подъехал на Писииксе, но честно говоря можно было-бы немного прожать верхом первый подъем обогнув жилой домик. Но я оставил мотоцикл под каким-то растением, и пошел вверх. Я никогда не собирался становится профессиональным альпинистом, и карабкаться на стены в моих планах не было. На подъеме я себе установил планку, после которой путешествие вверх нужно будет отменить. То есть иду только по тропинке, и иногда влезаю на камни. Иногда.
Но пока тропинка вилась сквозь редкие деревья, и больше походила на дорожку вблизи деревни. Именно в этот момент я пожалел что не поехал дальше на мотике, так как все время шел по следам какого -то мотоциклиста. Вокруг уже проснулись цикады, и включили свои сирены, наперебой выставляя вперед своего солиста исполняющего мелодию отрезной машинки. Солнце показалось сквозь листву и начало нагревать воздух. Я шел по тропинке, а в голове нарисовался образ мотоциклиста, который оставил этот след. Видимо это какой-то бравый турист, не поскупившийся взять в прокат настоящий эндуро для путешествия в самые заброшенные места Пангана. Он загорелый, на спине обязательно рюкзак с провизией и на лице довольная физиономия, потому-что он просто давит на газ, и взбирается вперед и вверх верхом на мощной технике, а я сейчас шагаю и пытаюсь унять одышку, которая возникает через каждые 50 метров.

Через четверть часа путешествия я выбрался на вырубленную площадку, через центр которой перекинут мост. С горы, через валуны укрытые кустарником и низкими деревцами выбирался небольшой ручеек. Он пробежав десяток метров попадал в огромный бетонный бассейн, видимо служивший для принятия сильного и мощного потока. Под мостом, построенным над этим кубом, стоит заслонка как в настоящих гидростанциях, но здесь безо всяких устройств. Видимо регулируя ее, местные жители настраивают скорость движения стекающих вод. Но сейчас, в апреле, когда земля не видела ни одной капли с неба уже как три месяца, бурный горный поток представлял из себя даже не ручеек, а просто стекающую водичку, буквально еще пару минут и она закончится. Даже бетон вокруг высох.

Вдруг внезапно с другой стороны мостика вскочила пара собак, и устремились вдаль в заросли. Собственно туда, куда шла тропа, и мне предстояло взбираться дальше. Такая компания мне никак не понравилась, но мысленно я приготовился только к хорошему. Первые дни пребывания на острове показали, что местные собаки, это творения немного напоминающие растения, только чуть более подвижные. Они всегда лежат, или максимум куда-то отходят. Не было случая когда тайская собака мчалась или пыталась покусать днем. Их так нагревает солнце, что мозг работает в экономичном режиме, лишь бы не перегреться. Да и этих сорвавшихся было в кусты собак я больше не увидел.



После водозаградительной конструкции, через мост тропинка ныряла буквально через кустарниковый шлюз, внутрь джунглей. И из ярко освещенной утренним солнцем поляны я попал под навес высоких деревьев, как будто в оранжерею. Кстати, вид настоящего тропического леса не пугает своими зарослями. Нет жесточайших декораций к фильму о Хищнике, или Коммандо с Шварценнегером в главной роли. Растительность очень напоминает среднеевропейскую. Кажется что липы выросли чуть повыше, и обмотаны тросами. Лианы, обвивая толстые стволы высоких деревьев устремляются вверх, и видимо там заряжаются солнечной энергией. Таких вот свисающих штук, как в Тарзане — я не нашел. Вся зеленая растительность находится на одном уровне. Все стремится завоевать побольше солнечного света. Внизу, где вилась тропа, лежали только пожухшие листья, и ветки.



Пару раз выныривая из зарослей на открытые полянки, я увидел несколько указателей, рассказывающих, что я иду в верном направлении, а еще о дополнительном бонусе в виде водопада. И я даже несколько секунд поразмышлял посетить его перед дальнейшим восхождение. Но взвешенное решение — это идти вверх сейчас, до наступления настоящей жары, а водопад оставить на спуск. Лес становился разряженным, и в некоторых местах обнажал голые скальные породы. Очень напоминает Карелию. Те же округлые формы бесконечно гигантских камней, уходящих вглубь гор.
Еще через час солнце полностью вошло в свой дневной ритм выжигания, и когда надо было проходить через заросли было вдвойне приятно что кожа не горит. Из всего что я взял с собой в это приключение — это пара конфет в карманах, и бутылка питьевой воды. Но я даже и не думал, что половину этой бутылки я потрачу на наружное применение. Я выливал ее прямо на футболку, и вода испаряясь чуть добавляла свежести, но как только я попадал на солнечные участки, становилось противно, и я вновь вспоминал Шварценеггера пробирающегося сквозь джунгли.

Очередной привал я сделал в месте, с которого видно было всю дорогу от административного центра, до ТонгСалы. Миниатюры мачт радиосвязи и маленькие домики вдали береговой кромки прятались за деревьями, чем дальше от берега тем больше утопали в зелени.
Цикады свистели на всю катушку, заглушая любой звук, шепот листьев, и мои речи вслух. Дорога изгибалась вверх почти под 60 градусов. Иногда приходилось пользоваться корнями деревьев как поручнями, и отталкиваться от них чтобы шагнуть дальше. Но мыши ругались, кололись, но продолжали есть кактус.
Путь практически шел к своей середине. Уже было ощущение что вершина вон-там, за следующим поворотом! Но тропинка опускалась на пять-десять метров, и обвивала гору по-кругу. Но терпение вознаградило меня неожиданно, так как в очередном витке дорога уходила в темные кусты, а за ними — вершина! ДА! Я сделал это! Верхняя точка Ко-Пангана у меня под ногами! Только бы перевести дух. Пару глотков в себя, и несколько бульков за шиворот.
Вершина Као-Ра представляет собой небольшую полянку среди леса, который закрывает круговой обзор. Видно ТонгСалу, дороги которые идут в сторону храмов правее, а потом мешает высокий кустарник. Через него можно пробраться по камням и поваленным стволам на другую сторону, и увидеть Другой край острова. Но и тут всех берегов нельзя просмотреть, так как видно гору-соседку, полностью покрытую лесом. И честно говоря после нескольких минут рассматривания горизонта нападает чувство обмана, что “та гора выше”. Но судя по документации (и наверное GPS данных) я на верной вершине.
А вид захватывал! Кроме второй по высоте горы, вокруг было много холмов и низин, вдаль уходили тонкие линии дорожек, которые намекали на будущие поездки, “проверить что там ?” Это чувство — заглянуть за поворот такое свербящее, столько всего хочется исследовать и рассмотреть. Вдаль не хватает глаз разнообразные пейзажи. А совсем на горизонте в поволоке дымки холмы соседних островов. И нежилых, и того большущего Самуи на который совсем недавно приземлился самолет с моим уставшим телом.



И практически постигшая меня волна спокойствия прервалась хрустом кустов из которых выпрыгнул молодой европеец. Однако меня удивило его появление так же как и моя физиономия на вершине, на которую он видимо тоже с утра собирался подняться. Но подготовка моего незнакомца была на порядок выше. Это видно было даже по тому как он выпрыгнул из этих кустов, из которых я скорее выполз.
Парень прибыл из Самуи, и видимо планов у него на сегодняшний день было на два листа А4, потому-что он попросил его сфотографировать в разных ракурсах на вершине, а потом он также ловко упрыгал обратно вниз.
А я еще полчаса наслаждался видами, чтобы побольше запомнить, и посильнее забить карту памяти фотоаппарата. Шоколадка в кармане превратилась в тюбик с питательной пастой, а воды оставалось не так много, чтобы хватило до самого подножия.
На смотровой площадке кроме меня, кустов, и королевского флага стояла деревянная стойка с надписями на национальном языке. А на следующей табличке на английском -Као Ра — высочайшая точка Ко-Пангана 627 метров, а дальше по-русски “Питер!”. Поверх официальных надписей все дерево этого указателя было испещрено разными надписями на всех языках мира. На задней части такая же ситуация, с добавлением “Москва”. Стандартного русского слова, сопутствующего все указатели, к радости, не было.



Спуск был мучительным. Моя коленка чувствительная к выворачивающим нагрузкам начала истерить, а солнце из утренней жары перешла на режим максимум. Воздух прогрелся, и пропала влажность, но теперь было просто сложно дышать, и идти по раскаленному гравию. Уже в полукилометре от мотоцикла я увидел небольшую плантацию ананасов. В отличие от кокосовых пальм, ананасы растут прямо на земле, вокруг пучка остроконечных листьев. На участке вокруг домика было пару десятков таких кустов, но внутри были лишь мальки, которым еще не пришел срок.
А таблички, которые указывали направление, встретившиеся мне на полпути наверх, там, на которых говорилось про водопад, мне были теперь мало интересны. Вдобавок рядом с красочным словом “водопад” было пририсовано, видимо обиженными туристами, слово — “пустой”. Я не стал проверять достоверность этого слова и пошел вниз.

Какое же наслаждение просто усесться на кресло мотика после такой прогулки. Колени гудят, голова набита свинцом. И вот выруливаешь на дорогу — и свежий ветер обдувает тебя со всех сторон. Прохлада тенистой бетонной дороги, волосы развеваются, а шлем валяется в багажнике, потому-что пофиг. Не до него сейчас! Отъехав на почтительное расстояние от подножия я развернулся на прямой как луч дороге, чтобы посмотреть на вершину, на которой я был. Величественное зрелище! И в голове победная мысль “я там только что был!”. А теперь скорей домой — отдыхать и спрятаться от солнца!

Продолжение здесь
2
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.