Штиль души. Путешествие сквозь Таиланд. Часть 1

Сейчас, сидя в зале ожидания футуристичного аэропорта Суварнабуми, я снова прокручиваю в памяти эмоции, которые сконцентрированным потоком пролетели за последний месяц. Калейдоскоп событий крутился перед глазами, переворачивая свои стекляшки в новые и новые картинки. Зная наперед, что меня ждет, я бы не раздумывая согласился на эту авантюру. Не спугнул-бы ни длительный перелет, ни остальные забавные истории, которые теперь кажутся обязательными.



Прохладный воздух заполнил все гигантское пространство аэровокзала. Когда сидишь в крайней части, и смотришь на входящих вдали людей, создается впечатление ангара для дирижаблей. Размеры зала поражают, и, возможно, под крышей создается свой климат. Вся массивность и объемы создают настоящий обман для организма. В машине с кондиционером в лицо дует струя холодного воздуха, в офисном пространстве тоже есть резкие источники продуцирующие прохладу, а тут раструбы системы вентиляции настолько высоко и далеко, что воздух доходя до макушек посетителей просто равномерно окружает легкой свежестью. Но над головами, после раструбов вплетенных, будто корни южных растений в распорки крыш и прозрачного плексигласа стоит настоящая тропическая жара. Солнце растворяется в дымке, из-за чего давящая жара кажется еще невыносимее.

Но внутри суета обычного мегаполиса. Крыша укрывает службы, кассы, указатели и пассажиров от пекла. Благодаря ее конструкции внутри всегда светло, но не сильно ярко. Надо сказать, что не вся верхняя часть центрального аэропорта страны сделана из стекла или бетона. Много пролетов художественно вписаны в главную конструкцию, но представляют из себя парусину. Именно настоящие, натянутые на мачты паруса. Создается ощущение легкости и воздушности. Особенно при внутренней температуре, при которой голова начинает думать. Но в феврале было не до этого. Меня разрывали несколько вопросов “что важнее”.



Зимой мой гоночный автомобиль пережил операцию на сердце. Двигатель подвергся серьезной ревизии и сейчас был на сборке. Это требовало времени, денег, в общем всем известных ресурсов. Но когда одну половину недели работаешь на одни ресурсы, в другую половину - тратишь все и сразу. И время и деньги. И силы. Потом наступает момент когда даже твое любимое занятие начинает досаждать.

А Алехандро, друг мой, в переписках рассказывает про отличную погоду, и что мне непременно надо “тут” быть. Потому-что запланировано много интересного. Что самое главное - это поездка через страну на мотоциклах. Проехать половину Таиланда!
А как мне ему рассказать, что это путешествие отодвинет мою главную цель - гонки, на неопределенное время?

В последнем месяце зимы во мне бушевала настоящая буря эмоций. Я до сих пор не смог даже себе сказать - “хочу ли я выдвинутся куда-либо из засиженного Питера?” Нужно ли такое устраивать? Но с другой стороны все чаще посещали мысли об отдыхе. То что сейчас модно называть “сменой деятельности как отдыхе” мне не улыбалось. Такая тактика давно опостылела, и даже гоночное хобби стало обузой. Несколько раз снилось что я все-таки поехал.

Теперь я могу с точностью сказать, что переломным событием, когда я решился на этот поход стала фраза Саса “возможно другого года и не будет”. Открою секрет - еще в двенадцатом году, после завершения Ладожских приключений, меня пригласил дружище Сас в Таиланд, к себе в гости. Он свою жизнь делит на два лета. Одно в России, а другое в тропиках, в то время как у нас реки вмерзают в берега. И там, в Тае, я бы мог поселиться у них. Очень выгодное предложение подкупающее своей халявностью. И самое главное, я мог бы наполняться спокойствием и умиротворением. Всего того, что мне сейчас весьма не хватало. И у меня внутри кто-то ударил по натянутым струнам, которые поют в предвкушении дороги в унисон “ля-мажор”! И как не пытайся перекрыть шумом работы эту музыку, она все поет и не дает покоя. “Неужели я все-таки решился? Неужели еду?”
И как всегда “долго запрягают, да быстро едут”. Пока я раскачивался с решением, Сас рассказал, что в апреле он собирается вернуться в Питер. А это значит надо поскорее шевелится с билетами. И чем раньше тем лучше..

Для того чтобы поехать куда-то, в наши дни не стоит забивать кучи чемоданов. Достаточно иметь в кармане пластик из банка, да картон загранпаспорта... А вот тут пролет! Паспорт истекает через пару месяцев! В Арабские Эмираты сто процентов не попадаю. Им требуется как минимум шесть месяцев “активного” паспорта. Снова бегом по кабинетам. Как потом рассказывали, я опередил волну отправляющихся в отпуск, потому-что так беззаботно получить новый загранпаспорт без очередей как я, спустя всего пару недель стало невозможно. Многочисленная толпа желающих ускорить наступление лета ринулась в паспортные отделы аккурат после моего сиквенса.

Итак, новый, пахнущий кожзаменителем корочки, паспорт был у меня дома. То есть осталось заказать билет до Бангкока. Но кто ж знал! Как сайты предлагающие услуги по продаже билетов, так и многочисленные биржи авиаперелетов наперебой меняли ценники. Реально! Как на нормальной бирже! Я несколько опешил от происходящих событий, разворачивающихся на экране моего ноута. Пока я заполнял бланки заказа в одном окошке, в другом в течении 15 минут меня потенциально облегчили на пять тысяч рублей. Иными словами расчитываешь на одну сумму, а пока смотришь на экран, эта цифра растет и не останавливается. То есть или сейчас, или никогда. БАЦ! куплены! Пока оформлял, самый вкусный билет ушел. Второй по привлекательности стал недоступен. И лишь третий, как последний шанс улететь в поставленные сроки, остался за мной. Уже через несколько минут на столе лежала распечатка с моим маршрутом: Питер-Дубаи-Бангкок. На обратной дороге придется заглянуть на пару часов в Гонконг. Но вот в Дубаи остаться на почти на день.

Следующим шагом оформил билет местных авиалиний до острова. В этом случае было несколько вариантов. Или лететь на самолете, и прибыть на место через час после взлета, или брать билеты на автобус и ехать на юг страны почти день. С учетом того, как я выискал в рабочем графике дополнительные дни, и приплюсовал их к отпуску, не хотелось тратить еще один день на дорогу . Поэтому перелет! В итоге на столе рядом с компом образовался план моего пути. Ровно через две недели я должен буду приехать в Пулково, и впервые в жизни сесть в кресло авиалайнера. С этой мыслью в меня заселилась какая-то нервозность. Пережить разнообразные экстремальные ситуации и в гонках, и в горнолыжном спорте, а до сих пор не летать... Вот так. Прожить треть жизни и ни разу не подниматься от поверхности земли выше 200 метров. Прыгать в автомобиле через трамплины на лесной дороге, переворачиваться и рубить сосны - да пожалуйста! А вот летать на самолете - никогда. Наверное именно по этой причине выбрал Эмирейтс. Чтобы поселить спокойствие в сердце - у компании ни одного крушения.

Следующие недели были настоящим хаосом. Кроме меня никто не соображает в документообороте, и самое главное, не особо стремится что-то постичь. Несколько раз собирал сотрудников показывая, что от них требуется. Написал толстенные инструкции, пошагово рассказывающие какие кнопки давить, и куда звонить. А для более “мягкого” включения в специальность сделал наперед некоторые ключевые задания. Ну чтобы хоть пару дней на работе был порядок.
Еще одна интересная мелочь: собирать вещи. Или как бы поточнее выразиться? Собрать с собой хоть что-то. У нас за бортом минус десять. Там, куда приземлится самолет и мне предстоит провести почти месяц - плюс двадцать пять! То есть максимальное место в моем багаже займет пальто, которое я сниму по прибытии. Остальное - это зарядка к телефону и пара футболок.

Наступил день вылета. Странное состояние. Еще вчера я возился с заказчиками, а сегодня в голове непонятная тревога. “Неужели это на самом деле?”. Памятуя, о своем плохом сне в нестандартных ситуациях, утро вылета я начал в полдень. Всего один рюкзачок, пакет с легкой обувью, которую я заменю как только питерская грязь останется за дверьми зала вылета, и в общем-то всё. В путь!

Всегда нравилась атмосфера аэродрома. Это что-то недосягаемое, и огромное. И запах. Неповторимый легкий запах керосина. Говорят, что человеческий мозг если запоминает запах, то навсегда. В Древнем Китае были специальные ароматизаторы, помогающие вспоминать события, при которых этот аромат впервые человек почувствовал. А я впервые был на аэродроме в детстве, когда в 100 метрах от меня включал форсаж “Беркут”, Су 47. Впечатление засевшее в мою память оглушительным шумом, от которого появлялось инстинктивное желание куда-то спрятаться. Шум накрывал все поле, в котором некуда было деться. Оставалось лишь копать вниз. А вокруг огромные самолеты, на фотографиях казавшиеся большущими махинами, в реальности выглядели невероятно могущественными строениями. Один только киль Бурана сравним с моим домом. Шум, запах, открытое небо, и дороги которые после аэродрома обрываются - дальше только на крыльях. Дальше только в небо!

Внутри все быстро: прощание с папой, паспортный контроль, багаж, зона посадки. Я остался только в легком пиджаке, и наедине с мыслями. “Блин! Только не волноваться!”
Откуда взялся этот дурацкий трепет? Даже больше чем перед стартом на гонках, больше чем перед экзаменом на который ты не подготовился. “Что за ерунда?”. Как старый дизельный двигатель, наедине со своими мыслями, пошел в разнос. Нужно какое-то движение, чтобы отвлечься. И оно вскоре началось. На посадке объявился экипаж состоящий из девушек и молодых людей - стюардов, и бравых парней пилотов, которые находились в отличном настроении и бодро что-то обсуждали. Началась посадка на борт.

По короткому кишечнику соединяющему здание аэровокзала с фюзеляжем народ неторопливо проследовал в салон. Нас приветствовали работники Эмирейтс, и услужливо помогали людям тянувшим с собой ворох рюкзаков и сумок. И вот я в своем кресле. Еще на паспортном контроле во время распечатывания посадочного талона (странно и непривычно слышать это название. Билет все-таки) в разговоре с оператором поделился своим переживанием по поводу первого в жизни полета. “Можно ли найти место у окна?”...

Через иллюминатор было видно пару самолетов Люфтганзы и Эйр-Франс, а за ними желто-выцветшие стены аэропорта, с водруженной на крышу надписью “Санкт-Петербург”. Внутри самолета включилась вентиляция, и этим шумом немного сгладила различные разговоры и поерзывания пассажиров. Постепенно народ уселся и успокоился. А наш борт потихоньку покатился назад вслед за тягачом аэродромной службы. Включились двигатели, по корпусу пробежала легкая дрожь, но дальше шум не усиливался. Пилоты выруливали на взлетку. “Так вот значит сейчас это произойдет? Да? То есть сейчас пилоты выдвинут рукоятки тяги от себя до упора и нас выстрелят в небо?” Я приготовился к ускорению, уперся ногами в переднее кресло, а голову прижал к подголовнику.

Начался разгон, шум стал нарастать и вибрации через жесткую подвеску передались на фюзеляж, а дальше на мой...мозг. Скорость росла очень элегантно. Это даже несколько расстроило меня. Удивительно, но с самого начала разгона не было какие- ибо толчков по затылку, коих много получаешь в быстрых машинах. Могу сразу сказать, как человек впервые взлетающий в достаточно зрелом возрасте - нет ураганности разгона! Проездив на множестве суперкаров, поделюсь - Porsche Panamera Turbo S разгоняется более дерзко. Разгон Boing 777 если можно сравнить с автомобилем, то это скорее будет Bentley Flying Spur. Идентичные ощущения аккуратности подхвата. Плавно и нескончаемо мощно. И вот, спустя несколько секунд, когда шум от неровностей бетонки превратился в рокот, самолет приподнял нос, и шум пропал. Не “вплющивания” в кресло, не выворачивающих сознание перегрузок. Просто пропал шум от шасси и всё. Я лечу! В Боинге! В Дубай!

Последний технологический шум разносящийся по салону был грохот убирающегося шасси. В дальнейшем, в течение полета, изредка ныла гидравлика, управляющая элеронами. Сделав круг над Красносельским районом наш борт взял курс на юго-восток. Через иллюминатор в основном было видно огромное крыло, и лишь вперед и чуть назад, за элеронами, можно было разглядеть маленькие фигурки домов, мостов. Высота росла, и очертания машин уже было не разобрать. Большие детали - это поля и лесные кусочки, остальное стало буквально как фотоснимок Googlemaps. И домики, и поля, все еще не пробудилось от зимней спячки. Только в городе, из-за асфальта пропал снег, а вот в пригородах и тех местах над которыми пролетал самолет все еще была зима. Пока я привыкал к устройству самолета, и системы встроенной в подголовник, прошел лишь час, а внизу проплыли районы Москвы.



Продолжение здесь
3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.