Штиль души. Путешествие сквозь Таиланд. Часть 10

Девятая часть

Часть 10

От горячих источников, насквозь центр города и правее мимо гостиницы Йенса и национального храма Tapoparam мы взяли курс по 4005 шоссе. Сначала это была дорога швейцарского вида — справа обрыв с шумной рекой, слева гора, потом мотив сменился на южные широты, с пальмами, и при въезде в небольшую деревеньку несколько напомнило фильм безумный макс. Асфальт закончился, машины вдоль дорог стали попадаться все более древние, а иногда проезжали все те же вездесущие грузовики заполненные какими-то кустами до самого верха. Множество перекрестков таило за собой желание все больше и больше заглядывать за повороты, проезжать закоулки, возвращаться и смотреть дальше.
Одна из дорог вскоре превратившаяся в тропинку среди пальм уходила все выше, и становясь все более непролазной. Мотики страдали и грохотом отзывались на кахдый валун оказывающийся под протектором шин. Я остановился, подождать пока разойдется пыль и увидеть как сас карабкается по моим следам. Задняя шина его Писиикса стала лысой, и буксовала в любой пыли. Мы выключили моторы и застыли перевести дух.



Вокруг только свист цикад, шум ветра в кронах пальм, и все. Никаких людей. деревня осталась далеко позади, а тут только мы.
— знаешь, дорога превращается в ад и содомию.
— да. — я тоже думаю что туда продираться дальше нет смысла.
— Тут надо брать кроссовые мотики, чтобы доехать до верха. Мы просто попортим технику.
— ага. А еще домой пилить полтыщи километров.
— Давай тут назад, посмотрим другие отвилки.
Спустившись ближе к деревне и петляя по ее крутым поворотам я заметил рекламный щит с чисто тайскими объявлениями. Но по картинке явно было что это указатель гостиницы. Пять километров вправо.
— Давай Сас? Ну кто нам мешает проверить? Еще только полдня прошло.
Я честно не очень хотел ночевать еще раз у Йенса, без кондея и без работающего туалета. И с этой мыслью поехал по направлению указателя.
Гдето через два или три километра, на гравийной трассе я увидел квинтэссенцию тайской действительности. Среди деревьев недалеко от дороги стояла хижина. Сделана она была из листов фанеры и рубероида, крыша из тростника, а высотой не больше человеческого роста. Всего одна комната, и около входа небольшой столик. Но в метре от хижины вкопан столб удерживающий панель с солнечной батареей размером наверное с эту же хижину. Всё! Что нужно еще, когда целый год теплая погода? Электричество, крыша, и стол! Если кто-то меня попросит изобразить современный быт глубинки Тайланда я непременно достану из памяти этот образ. (возможно там была еще и спутниковая антенна, но я ее не заметил).
Следуя по указателям мы с Сасом приехали к свежепостроеной дамбе, по коротой проложена асфальтовая дорога. Но не примыкающая к гравийке, где мы ехали. Я специально остановился сделать несколько снимков и посмотреть, что же это за конструкция. А пока прицеливался в разных направлениях, вдали на берегу водохранилища заметил домики и припаркованные машины. Видимо нам туда!



Мы обогнули это искусственное озеро и нашли работника гостиницы. Точнее небольшого комплекса из свеже-отстроенных бетонных кубов. Посетители кругом тайцы. Управляющий говорит тоже только на местном языке. В общем нам повезло найти весьма новое и очень местное заведение. Минут 10 объяснений на пальцах, и мы достигли понимания в лице владельцев! Ура! У нас будет два номера. И весьма стильных. Несмотря на некрашенный бетон, здесь это даже достоинство. Очень футуристичный дизайн номеров — в каждом свой оттенок мебели о белья. То есть нет каши из красок. Серый цвет стен как задний фон к ярко алым стульчикам и полотенцам. А в соседнем номере, например тот же набор может быть яркокислотным.
Кубик номера без окон, и только фасад полностью стеклянный состоящий из двух половинок. Можно отодвинуть одну и будет в номер залетать свежий ветер с озера, а если хочется уединится — задвинуть стекло, задернуть занавеску и включить кондиционер. Кондиционер! Только это придавало мне бодрости.
Мы договорились, чтобы нас ждали вечером, и пробовали оставить предоплату. Но видимо это не потребовалось.



На обратной дороге, в том месте где ни деревень, ни асфальта я заметил на обочине куст… пальму… в общем растение похожее на Алое-мутант, а между его листьями торчащими из земли напиханы те самые кусты, которыми переполнены все грузовики Тайланда. Каждый куст размером с футбольный мяч, с торчащими ветками и волосами, и полный вишнево-черных ягод. Так как я снова ехал первым, я успел и рассмотреть, и потыкать палкой в этот куст. Он не шевелился, не лопался, и не пачкал песок. Мысли его попробовать перебил Сашка, приехавший после того как осела пыль. Ссылаясь на необходимость транспортировать мое тело до Ко-Пангана, и сложности с которыми он может столкнуться заставила меня продолжить путь в Ранонг, так и не поняв, зачем вся страна возит эти кусты по дорогам.



Когда мы вернулись в лаунж-зону кафе Ле-Ранонг, Настя доделала работу, и наслаждалась тишиной. Время обеда, и короткого отдыха в прохладной комнате с диванами. Пара чашек пылеобразного холодного зеленого чая, сытный обед, и удивление от счета в кафе. Мы как приехали утром, так продолжали заказывать различные блюда, и лишь во втором часу расплатились тремя тысячами бат. В таком довольном состоянии и с полными желудками мы выехали из города в сторону Бирмы.
Для нас Ранонг был пунктом путешествия, а ведь для многих он знаком совершенно по другой причине. От Ранонгского порта до противоположного побережья всего 30 минут на лонгтейле — обычной тайской лодке с дизельным мотором от какого-нибудь пикапа. А на другой стороне Бирма, с провальным финансовым состоянием, и весьма скромном уровнем жизни.



Ведь подъезжая к Ранонгу не стоит удивляться нескольким блокпостам с полицией и военными, которые проверяют документы, и пристально смотрят в лицо. Это ведь нам повезло со славянской наружностью, а тех, у кого почти красная кожа и нос картошкой проверяли сурово и бескомпромиссно.

Отдельного внимание стоит порт. То что вы подъезжаете к нему, поймете еще за километр. Это будет запах рыбы. Потом он превратится в вонь, и когда вы будете в порту, это уже будет липкий воздух, окутывающий вас в свои объятия.
Толпы рыбаков, покупателей ресторанов, водителей, туристов, иностранцев стремившихся сюда за визараном. Шум дизельных грузовиков, крики во всех сторон, и отдельные островки невозмутимости и спокойствия в качестве полицейских. Таким предстает перед глазами порт.

Пока мы считали первые километры красивого, накрытого ветвями каучуковых деревьев, словно крышей, шоссе, нас обогнали бравые парни на хороших мощных мотоциклах. Все одетые в черные костюмы, мотоциклы в такой же гамме, багаж до самого верха, и шум во все стороны. Шик! Даже несмотря на наши 140 с учетом попутного ветра, эта черная бригада нас обошла лишь чуть приняв правее. Они разрезали воздух с такой силой, что моя хонда покачнулась в сторону. Но после все стало как всегда. Спокойные пикапы, машины, и изредка велосипедисты. Такое редкое явление как быстрые байки нам больше не попадалось.

Наша остановка для отдыха в этот раз была в национальном парке Lamnam Kra Buri около водапада Пуньябан. Место хорошо бы подошло для дизайнеров компьютерных гонок. Сочетание характерного тайского пейзажа, водопада, и дороги проходящей по мосту прямо над ним. Чуть дальше широченного моста около водопада настоящие мангровые деревья, обвивающие корнями камни. Их ветки свисали словно лианы, на всю высоту водопада, который не сказал бы что мал. Когда мы приехали в этот парк, в апреле, мы не застали бурного течения, так как и здесь множество рек иссыхает. Но судя по фотографиям, в сезон, тут с высоты 20 метров падают тонны воды за раз.



Мне всегда нравились мосты. Когда на них попадаешь следуя по разным дорогам всегда открывается широкий вид в разные стороны. Через десяток километров после Пуньябана Настя и Саша ходили в поисках питья, в прибрежной рыбацкой деревне, а я стоял у моста и всматривался вдаль. С одной стороны Ла-ун искривляясь берегами уходила далеко за леса разросшиеся прямо у воды. А вот с другой далеко за деревней просматривалось, что река впадает во что-то большое. Что за небольшим изгибом огромные пространства. Что за ним я понял чуть позднее.
После моста мы проехали не более чем километр, как Саша повернул с главного шоссе налево по узкой дорожке со странным арнаментом. В бетоне покрытия специально сделаны надпилы, чтобы вода уходила с поверхности. Эдакий протектор шины-наоборот.
По дорожке сквозь парк мы поднимались все выше и выше. Вскоре деревья остались на одной стороне склона, а с другой открылся вид на поля и деревушку вдали. И вот последний поворот, за которым появилась телевизионный ретранслятор, и беседка.
Точка Као Фа Чи для обзора шикарна, но все омрачает разросшийся кустарник. Если его повырубать, то откроется вид на три стороны. А если обойти башню ретранслятора и можно посмотреть и назад.
Это последняя точка нашего путешествия, и дальше будет лишь дорога назад, но такое ознаменование половины маршрута не найти нигде. Там где кустарник не закрывает обзор смотришь за край планеты. Вдали горизонт покрыт волнами гор, одна находит на другую. Потом, ближе — поля, и берег реки, широченной и спокойной. И тот берег — это Бирма. Мы стоим на горе с которой видно другое государство с трешовыми законами и людом стремящимся попасть в Таиланд, чтобы хоть на небольших заработках, но остаться в нормальных условиях, и передвигаться по дорогам, а не тропинкам. Та сторона изрезана притоками маленьких речек, и несколькими островами. Здесь же внизу наступает вечернее настроение, и по мосту, рядом с рыбацкой деревней, иногда проползают пикапы и грузовички.

 


Я настрелял фотографий во все стороны из фотика и с телефона все время пытаясь уловить недостающие детали, чтобы хоть кусочек этих впечатлений забрать с собой. Я снимал, и смотрел результат, и все не то. Не получается сделать так, что на сколько хватает глаз — вокруг теплая Азия укутанная вечерней дымкой. Хотелось стоять часами и рассматривать детальки этой мозаики.
Вот на этой вершине меня опять удивил Таиланд. На верхней точки горы, кроме теле-радио вышки местные построили беседку. Внутри пол выложили кафелем, сделали фарфоровые колонны в оградке беседки, и в дальнем углу — туалет. Я, начиная привыкать к такому порядку вещей, уже не удивился бы если там была вода. Но. к сожалению, видимо засуха.
Покидав по карманам аппаратуру и бутылки с соком, на прощание еще раз окинув взглядом горизонт, мы поехали вниз. Сашка и Настя укатили скорее, а я выключил мотор, и катился будто электромобиль, издавая шум только от колес.

Так как Хонда оснащена системой старт-стоп, и умеет экономить топливо на остановках, при таком спуске она меня не поняла. Когда кинетической энергии стало нехватать, я крутанул ручку газа, надеясь что мозг PCX поймет мои намерения, но он был в замешательстве. Мотор заглушен, а мы двигаемся. Пришлось перезапускать систему.

Дорога к ранонгскому каньону показалась довольно быстрой. И когда мы были у недавно разведанного отеля солнце еще не успело пропасть за деревьями.
Нас поселили в два классных номера, и предложили ужин на террасе. Пока мы располагались, и распаковывали вещи — включили ночь с мошками. Удивительное дело — на Пангане, да и вообще где-бы то нибыло я смог насчитать наверное штук пять мошек. Не очень-то они водятся на этой стороне планеты. А тут видимо наличие болот сыграло свою роль.
Когда рис с ароматными приправами начал раздавать свою энергию по телу, я бродил между номером и мотиком, разбирая свои вещи, и расслабляясь в прохладной атмосфере тайского вечера. Я все забрал из хонды, и сел у кровати, положа руки на голову медленно погружаясь в шум обволакивающий голову. Противное холодное чувство обиды и беспомощности опять достало. Мой гелекси пропал.
Я сидел и прокручивал разные ругательства и вспоминая “ну где в этот раз?”. Видимо при езде на мотике надо все привязывать веревками к себе. Сначала фотоаппарат со снимками начала путешествия, со снимками высоченных гор, скала, в которой дырка на высоте трехсот метров, паром. Теперь его заместитель, из которого спаслось только пару снимков, улетевших в фейсбук. Но опять дорога и множество деталей снятых на его камеру пропали.
Незаметно в номере оказался Саша.
— ты что? Ты как себя чувствуешь?
— да хрень опять происходит?
— да ну что такое?
— в этот раз телефон.
— Ох черт! Ну не надо же так расстраиваться. У тебя лицо такое что ты отравился.
— Да даже не сам телефон жалко, как снимки на нем.
— Но я помню, что он был на Као Фа Чи.
— А потом больше не снимали. Я правда не помню куда он пропал.
Мы сидели еще немного, пока Сас приводил меня в порядок. Сейчас я понимаю, что большинство видов, красок, и деталей остались у меня в сердце, и я смогу в деталях вспомнить все что встречалось нам на этой дороге. Но тогда было тяжко понимать, что часть из этого я не смогу показать родным, которых не могу взять с собой в дальние путешествия. Очень хотел показать папе все что с нами происходит. Показать быт на другой стороне планеты.
— Сумасшедшая идея конечно — предложил Саша, но давай смотаемся туда утром, перед выездом домой?
— Нехилая поездочка получится.
— Ну чем черт не шутит? Вдруг он прямо там на вьюпоинте валяется? Мы пока копались в вещах, там на горе, могли выронить его. Но просыпаемся в шесть.
Я принял душ, и лежал перелистывая каналы телевизора. Кондиционер настроенный на восхитительные 24 градуса равномерно раздавал бриз во все стороны, а телек говорил на непонятном языке. Почти засыпая смотрел передачу посвященую путешествиям по Таиланду, и рассказы местных бекпекеров. Оказывается что тут очень популярно строить джипы для дальних вылазок. Не лифтовать для болот, а снабжать палатками, доп багажниками и ехать на край страны.

Продолжение здесь
2
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.