Шоссе «Далтон» – 666 километров по дикой Аляске к Северному Ледовитому океану




Аляска в летние месяцы манит к себе десятки тысяч любителей активного отдыха на природе и почитателей первозданной красоты этих краёв. Длинные, тёплые и в основном солнечные дни самого большого американского штата способствуют не только человеческой активности. Природа буйствует буквально повсеместно, начиная от растительности таёжных лесов и тундры, и заканчивая чрезвычайной активностью животного мира.
Но наша компания собралась сюда не только в этой связи. Как давние любители автопробегов, мы намеревались преодолеть 666 километров знаменитого не только в США шоссе «Далтон» - самой северной дороги этой страны, единственной в США, пересекающей реку Юкон и Северный полярный круг, регулярно попадающей в рейтинги самых опасных дорог мира.
Для того чтобы проехать по шоссе, не требуется никакой специальной регистрации и этот маршрут доступен любому желающему испытать себя.
Мы прибыли в аэропорт Анкориджа чудесным погожим июльским днём. Панорамы гор, вздымающихся вокруг этого самого большого города Аляски, и сползающих с них прямо в океан ледников с высоты поражали воображение.


Вид с самолета


Аэропорт Анкориджа

Машина для осуществления задуманного была забронирована нами заблаговременно, так как летом без предварительного резерва найти что-нибудь в аэропорту Анкориджа проблематично. А так, из довольно обширного перечня представленных нам вариантов средств передвижения мы выбрали пикап Nissan Titan 4x4, чтобы чувствовать себя уверенней в удалённых частях шоссе.
«Вы собираетесь выезжать на дорогу «Далтон»?, - улыбаясь, спросили нас на стойке регистрации, ввергнув в некоторое замешательство.
«Пока ещё не думали об этом», - почувствовав подвох, ответил я.
«Если соберётесь, то имейте в виду, что наша страховка не покрывает любые повреждения, которые могут быть причинены автомобилю на этом шоссе» - продолжил с улыбкой работник прокатной конторы.
Итак, приключения начинаются.
По пути на стоянку нам неожиданно пришла в голову мысль, что стартуя из Анкориджа, мы при хорошем стечении обстоятельств, не только проедем по знаменитому шоссе, но и пересечём всю Аляску от Тихого до Северного Ледовитого океана. Это, несомненно, придало нашему маршруту ещё больше весомости. В итоге преодолеть нам предстояло 1370 километров в одну сторону практически по прямой.
В первый день, принимая во внимание накопившуюся усталость после шестичасового перелёта из континентальных штатов, проехать было решено только 579 километров намеченного пути до второго по величине города Аляски – Фэрбанкса. В начале дорога шла по долинам впадающих в Тихий океан рек, густонаселённых по аляскинским меркам с обилием хозяйственных и промышленных построек. Это дало нам возможность вдоволь налюбоваться бытом наиболее урбанизированных коренных жителей Аляски.
Итак, средняя аляскинская семья, живущая в относительно доступной местности, обязательно имеет собственный дом с участком земли, автомобиль с размерами пропорциональными уровню дохода, лодку и снасти для рыбной ловли, квадроцикл или снегоход для передвижения по сильно пересечённой местности, а так же собаку, являющуюся полноценным членом семьи, которую берут с собой везде: за покупками, в гости, на рыбалку или охоту. Собаки являются пассажирами салонов и кузовов автомобилей, мотоциклов и самолётов (причём в самолётах на регулярных рейсах, даже крупные породы собак перевозятся в пассажирском салоне, и никому в голову не приходит, что члена семьи могут пустить только в багажный отсек).
По пути в Фэрбанкс из каждого второго встречающегося транспортного средства на нас глазела, высунув язык, чья-то довольная мордочка с развивающимися на ветру ушами.
По мере удаления от океана долины плавно переходили в предгорья Аляскинского хребта. Шоссе начало прижиматься к склонам ущелий и естественным образом становиться объектом схода лавин, камнепадов и селей. Дорожные работы по устранению последствий таких сходов периодически попадались нам на пути и заметно снижали среднюю скорость движения.
Наконец, мы миновали главный въезд в национальный парк «Денали» и вслед за рекой Танана начали спускаться в огромную долину бассейна Юкона. Здесь располагается ещё один очаг аляскинской цивилизации с центром в городе Фэрбанкс.
Широко раскинувшийся между притоков могучего Юкона, в основном состоящий из частных построек, Фэрбанкс является туристической меккой Внутренней Аляски. Здесь есть аэропорт, несколько колоритных ресторанов, множество гостиниц на любой вкус и кошелёк, а так же довольно большое число магазинов, специализирующихся на товарах outdoor по очень привлекательным ценам.
Мы предпочли переночевать в одной из частных гостиниц, буквально на три комнаты. Её хозяева – пожилая пара коренных аляскинцев, дети которых уже давно перебрались в «нижние 48», оказались чрезвычайно интеллигентными и интересными людьми, а глава семьи ещё и профессором местного университета. Стоит ли говорить, что после стандартного вопроса «Откуда Вы?», нас ждал долгий экскурс в историю советско-американских отношений и трогательный рассказ о том, что нас ещё совсем недавно объединяло перед лицом общей глобальной опасности.
Удивительно, но ни джетлаг, ни усталость после длительного переезда никак не сказались на нас. Виной тому летний феномен здешних мест – «полярный день». Солнце во время нашей поездки постоянно находилось на небосводе в том или ином положении, а режим сна, отдыха и приёма пищи местных жителей не поддавался никакой логической оценке. Дети, играющие в полночь на улицах; семьи, идущие на завтрак в Denny’s в три утра; любители выпить, оккупирующие барные стойки начиная с 09:00, всё говорило о том, что коренные аляскинцы дорожат каждым летним деньком, перед затяжной осенью и долгой зимой. Вот и мы, поддавшись всеобщей ночной активности, решили не ложиться, а покататься по городу на велосипедах, любезно предложенных хозяевами гостиницы.
После короткой прогулки мы приняли единогласное решение задержаться в городе ещё на одну ночь. Нас привлекла возможность приобщения к быту первых поселенцев в парке «Пионеров» и сплава на каноэ по реке Чена. Кроме этого в городе есть прекрасный музей винтажных автомобилей, а недалеко за его пределами возможность поплескаться в горячих источниках, что нас не очень привлекло в свете установившейся на несколько дней жары с верхними показателями +35°С. Эти источники пользуются огромной популярностью у японских туристов зимой, когда они прибывают сюда чартерными рейсами для любования полярным сиянием прямо из естественных природных бассейнов под открытым небом.
На следующее утро нас ждал первый участок шоссе «Далтон» от Лайвенхуда до Уайзмэна, и тут капризная аляскинская погода неожиданно преподнесла нам сюрприз. Ясные, жаркие дни в одночасье сменились туманом и моросящим дождём, а температура упала до +13°С. Но самое главное испытание ждало нас впереди.


В тумане

Сразу после городка Фокс, лежащего в 15км. к северу от Фэрбанкса, мы явно стали ощущать сильный всё нарастающий запах гари. Окружающий нас туман сделался ещё плотнее из-за усугубившего его дыма затихающих лесных пожаров. Дело в том, что летом из-за экстремально высоких температур области Внутренней Аляски страдают от большого количества пожаров. Пожары эти тушатся с воздуха и земли только в тех случаях, если огонь угрожает поселениям. В основном же американцы дают огненной стихии волю, и пламя само угасает, встречая естественные преграды на своём пути или после периодически проходящих здесь проливных дождей. Дорога по обеим сторонам от нас была усеяна самодельными плакатами с трогательными словами благодарности пожарным, вовремя преградившим дорогу стихии.
Оставшиеся 110км. до начала шоссе «Далтон» мы ехали практически при нулевой видимости, со средней скоростью 20км/ч. Выхватив из дыма, смешанного с туманом знак, символизирующий начало знаменитой дороги, мы остановились, чтобы сделать снимки и пообщаться с несколькими попутчиками.


Начало пути

Все они без исключения не рассматривали ни единой возможности, чтобы приостановить свой маршрут, до момента, когда погода наладится. К слову на площадке нам попались двое мотоциклистов, семья, путешествующая на автотрейлере, и молодая пара на стареньком седане. Наше транспортное средство было самым проходимым из всех тут представленных, и отступиться в этот момент было бы малодушием.
Первый отрезок пути от Лайвенгуда до реки Юкон имеет протяжённость 89км. Асфальтового покрытия здесь немного, поэтому уже с самого начала машина наша обросла толстым слоем коричневой грязи. А мы только лишь и успевали, что уворачиваться от встречных большегрузных фур, так как в тумане не возможно было оценивать ширину дорожного полотна.
Увидеть легендарный Юкон, воспетый в произведениях Джека Лондона, нам в этот раз не удалось. С моста Паттона, единственного переброшенного через эту реку в США, мы не разглядели практически ничего.


Мост через реку Юкон удалось снять на обратном пути


Сразу за мостом расположен Yukon River Camp, где мы решили перекусить и немного отдохнуть. В здании кафе мы обнаружили дюжину попутчиков весело обсуждающих превратности пути за плошкой горячего супа. Спартанская обстановка вокруг подтверждала, что дикие места Аляски по-настоящему начинаются, наверное, только отсюда. Хмурые лица обслуживающего персонала и нескольких водителей грузовиков усиливали суровость окружающих мест.
Мы очень надеялись, что чем дальше мы уезжаем на север, тем больше вероятность того, что туман и дым будут рассеиваться, так как растительность вокруг должна была становиться всё более скудной, а, следовательно гореть было нечему. К нашему счастью, так и произошло. К следующей остановке на воображаемой линии северного полярного круга видимость стала заметно лучше, но дождь продолжал лить как из ведра.
Памятный указатель на 185-м километре шоссе, символизирующий пересечение путниками знаковой параллели, находится в стороне от дороги на небольшом холме. Здесь оборудованы стоянка, туалеты и контейнеры для мусора, с обратной стороны знака можно сделать надпись и обозначить своё присутствие здесь. Кроме того, местные егеря совершенно бесплатно вручили нам дипломы о пересечении полярного круга, чего мы совсем не ожидали.


Пересекаем Полярный Круг

Следующие почти 100км. дороги до посёлка Колдфут, мы провели в борьбе со скользким и вязким покрытием шоссе на не асфальтированных участках. Но периодически попадавшиеся отрезки с твёрдым покрытием предоставляли возможность для небольшого отдыха за рулём.
В Колдфуте находится последняя автозаправочная станция на пути к Северному ледовитому океану, есть так же ресторан и пара придорожных отелей. Мы же для ночёвки выбрали городок Уайзмэн, лежащий 22-мя километрами северней.
Уайзмен под проливным дождём представлял собой угнетающее зрелище. Покорёженные хозяйственные постройки, ржавая техника и полное отсутствие местных жителей. В лодже, где мы должны были провести ночь, из обслуживающего персонала нас встретила только дюжина лаек, которые почему то сидели на крышах своих домиков, не обращая никакого внимания на потоки воды, льющиеся с неба. При входе в основное здание лоджа, нас ждала приветственная записка и ключи от забронированного заранее домика. Хозяева желали нам комфортного вечера и доброй ночи, предлагая встретится только на следующее утро, за завтраком.
Мы наскоро подогрели имеющиеся у нас консервы и под меланхоличные звуки капающего дождя быстро заснули, сказалось отсутствие полуночного солнца.
Утром за завтраком мы познакомились с хозяевами лоджа – супружеской парой из Германии, живущей в Уайзмене вот уже десятилетие. Они влюбились в Аляску заочно, приехали проверить себя в этих суровых условиях и больше отсюда уезжать не захотели. Живут, сдавая домики в аренду, охотой и рыбной ловлей. Соседей по посёлку четверо, но жизнь в такой изоляции не пугает, они всегда при деле, а окружающая красота не оставляет ни тени сомнения в правильности выбранного жизненного пути.
Перед отъездом, мы так же познакомились с пожилой парой из штата Флорида, которые два дня назад завершили свой эпический автопробег длиной 9 тысяч километров из самого южного города США – Ки Уэст, в самый северный, до которого можно добраться на автомобиле, – Прудо Бэй. В путешествии они уже провели 2 месяца и абсолютно удовлетворённые отправлялись в обратный путь. Мы пожелали им счастливого пути и с последними каплями дождя вновь вырулили на шоссе «Далтон».
За день нам предстояло проехать 362 километра и пересечь одну из самых суровых горных цепей мира – хребет Брукса. Отсутствие тумана и периодически выглядывающее из-за облаков солнце настраивали на позитивный лад.


Встречный большегруз

Скорость передвижения заметно возросла, и мы, наконец-то, смогли оценить пейзажи, проплывающие за окном. Из растительности здесь преобладали ели и кедры, правда, уже не такой высоты как в районе Фэрбанкса, кое-где ещё можно было увидеть лиственницу и невысокие кустарники. Увы, но из-за активного движения по шоссе большегрузов, животные предпочитали держаться подальше от дорожного полотна.
Наконец, на горизонте появились склоны хребта Брукс. Ветер только что развеял последние кучевые облака, и великолепная картина этого сурового места открылась нам полностью.


Хребет Брукса

Дорога пошла в гору, снижая скорость попутных грузовиков. Впереди показалось одно из самых опасных мест на шоссе – перевал Этиган. Наблюдая как преодолевают его грузовики, мы с ужасом представили себе, что здесь творится зимой. Склоны при подъеме, сплошь лавиноопасный участок дороги. На самом перевале, на высоте 1444 метра снег кое-где лежит и в июле. Хребет Брукс является водораздельным, все реки к северу от него текут в Северный-Ледовитый океан, а к югу в Тихий.
За перевалом нам открылись необъятные просторы арктической тундры.


Северная склон хребта

Деревья исчезли полностью, а пейзаж по сторонам разбавлял только нефтепровод «Аляска», который тянулся вдоль шоссе на протяжении всей открывшейся перспективы.


Нефтепровод "Аляска"

На этом участке дороги грузовики разгоняются максимально, поэтому на гравийном покрытии мы сразу же подверглись бомбардировке камнями, вылетающими из-под колёс встречных машин. Один из таких камней попал таки нам в лобовое стекло, обозначив будущую печальную перспективу общения с арендодателем.


Опасность на дороге

Температура окружающей среды после перевала резко падает. Через 267 километров в конечной точке шоссе – местечке с красноречивым названием Дэдхорс (Мёртвая лошадь) она составляла всего +5°С.
Дэдхорс и расположенный чуть северней его Прудо Бэй – самые унылые места, которые нам приходилось когда-либо видеть. Низкие бытовки и промышленные постройки, полное отсутствие растительности, монохромные краски и пронизывающий ветер.


Комфортабельное размещение на берегу океана

Зимой добавьте к этому жуткий мороз и метели, и пазл сложится. Вахта у промышленных рабочих здесь не превышает четырёх месяцев. После этого считается, что велика вероятность впасть в глубокую депрессию, и необходимо срочно менять обстановку.
В Дэдхорсе наша цель была достигнута. Но практически каждый человек, который доезжает сюда, не упускает возможности посетить побережье Северного-Ледовитого океана. Мы тоже не хотели отправляться в обратный путь, не погрузив в него ноги.
Однако самостоятельно добраться до побережья в районе Прудо Бэй не представляется возможным. Земля на многие километры вокруг посёлка является частной собственностью целого ряда нефтяных компаний во главе с British Petroleum, доступ к океану возможен только в составе организованной группы два раза в день в определённое время. Данные экскурсии организовывал и мотель Deadhorse Camp в котором мы остановились на ночёвку.
В заранее оговорённое время утром нас и ещё дюжину путешественников из разных стран встретил на рецепции мотеля грузный сотрудник нефтяной компании, ответственный за трансфер. Тщательно проверив паспорта у каждого, он пригласил всех в небольшой автобус и повёз нас через КПП в сторону океана. Мимо проплывало бесчисленное число больших и малых трубопроводов, насосных и нефтеперерабатывающих станций, складов, карьеров. Не верилось, что ещё 50 лет назад всего этого не было, а пространство вокруг принадлежало только белым медведям да чайкам.
Само побережье океана так же представляло собой унылое зрелище: промышленный мусор, нефтяные платформы на горизонте и масляная плёнка на поверхности воды. Масштабы человеческого вмешательства достигли в этом месте уровня экологической катастрофы.


Побережье

Температура воздуха на момент, когда мы покидали автобус составляла -3°С. Это обычная июльская температура здешних мест. Несколько наших попутчиков из Канады, привычные к суровому климату, раздеваются до плавок и бегут купаться. Ещё раз оценив чистоту воды, мы решаем ограничиться только заходом в океан по щиколотки. Ступни после этого становятся жирными и масляными. Быстро натянув обратно ботинки, бежим в автобус только с одним желанием – побыстрее покинуть это место.
В Дэдхосе нас больше ничего не держит, и по возвращении в мотель мы сразу же отправляемся в обратный путь. Возвращаться всегда легче. Душу греет осознание того, что маршрут проделан без каких-либо потерь, несмотря на погодные явления, сумасшедшие встречные грузовики и накопленную в первый день усталость из-за плохой видимости.
Мы возвращались обратно, а по пути приветствовали гудками встречных путешественников, решивших этим летом так же как и мы испытать себя на этом кусочке американских дорог длиной в символические 666 километров.


По дороге с облаками
4
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Григорий Ливертовский
Спасибо.
Очень интересно.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.