С птицей по жизни: будни орнитолога в Хакасии



Диана Серебренникова отправилась в экспедицию на древнейшую землю Сибири, чтобы понаблюдать за повадками хищных птиц, изучить процесс кольцевания и узнать, как строится день настоящего орнитолога.


- Стой! - внезапно раздается над головой резкая команда. Преодолев очередную высоту, УАЗик мгновенно останавливается на вершине холма, недалеко от одиноко стоящей лиственницы. Вокруг лишь бескрайние степи и птица, парящая высоко в небе.

- Видите? Там, на дереве, гнездо с семьей курганников. Похоже, что есть птенцы, - всматриваясь в бинокль, замечает Игорь, - из машины пока выходить не будем. Для начала надо понять, сколько им дней. Если «пуховички», то самку ни в коем случае тревожить нельзя, без материнского тепла могут замерзнуть.

В Хакасии наша экспедиционная команда из десяти участников уже больше недели: начинающие бердвотчеры, наблюдатели за птицами, отправились в Минусинскую котловину с профессиональными орнитологами, чтобы изучить особенности жизни хищных птиц и принять участие в кольцевании птенцов.

Но вот уже несколько дней подряд, пройдя вдоль и поперек все скалы и холмы, мы находим лишь пустующие гнезда. По словам Игоря Карякина, в это время года, в самом начале июня, практически во всех гнёздах должны быть птенцы.





С птицей по жизни



Игорь Карякин, профессиональный орнитолог, организатор Российской сети изучения пернатых хищников, автор множества книг, фото- и видеоматериалов по орнитофауне различных регионов Евразии, главный редактор двуязычного научного журнала «Пернатые хищники и их охрана».

Вот уже 25 лет каждое лето он проводит в экспедициях, изучая хищных птиц в естественной среде обитания: в основном, в Западном Казахстане, Волго-Уральском и Алтае-Саянском регионах.

В каждой местности Игорь ищет следы пребывания хищных птиц - помет, остатки пищи, перья и пух, погадки. С их помощью он определяет, какой вид обитает на территории и вносит информацию с географическими координатами в базу данных.

В настоящее время база данных сети содержит информацию о более чем ста тысячах гнёзд хищных птиц в России, Казахстане и Монголии. Эта информация собрана членами организации за 20 лет.

А ведь все началось давно: пятнадцатилетний Игорь подобрал выпавшего из гнезда птенца ястреба-тетеревятника, самого крупного вида из рода ястребов, и поселил у себя на балконе, чтобы удобнее было ухаживать за больной птицей. Однако новое увлечение школьника негативно восприняли соседи: когда пациент пошел на поправку, он стал приносить на балкон тушки мертвых голубей, а иногда даже и котят, в благодарность за проявленную Игорем заботу, совершенно не догадываясь о том, что помог своему спасителю не меньше, чем он ему.

Вопрос о том, кем стать, больше не волновал Игоря. Он решил поступать на биологический факультет. Дальше начались полевые исследования, работа в Союзе охраны животных Урала и в Центре содействия Волго-Уральской экологической сети, стажировки с зарубежными специалистами, семь лет в Британском институте исследования соколов (пять из которых в качестве национального координатора по России), затем должность заместителя директора по научно-исследовательской работе в Керженском заповеднике и преподавание в Мининском университете Нижнего Новгорода.

Сейчас Игорь Карякин много времени посвящает межрегиональной благотворительной общественной организации «Сибирский экологический центр». Она устраивает экспедиции на гранты Русского географического общества, за счет проектов ООН и Глобального экологического фонда, на средства государственных контрактов и благотворительных пожертвований.


Мохноногий курганник



Безуспешно проверив несколько участков в лесной зоне, решаем отправиться южнее, поближе к степям. Нынешнее лето в Хакасии непривычно холодное: вместо тридцатиградусной жары стрелка термометра не поднимается выше десяти. Листья на березах до конца еще не распустились, а леса уже горят яркими пятнами жарков и диких ирисов. С такими погодными перебоями в природе мы и не надеялись встретить молодых пернатых хищников. Однако, подъезжая к очередному гнезду на лиственнице, мы заметили торчащие в белом пуху головы птенцов мохноногого курганника.




Птенцам было уже больше двадцати дней, а значит их можно было кольцевать. Алексей Карпов, ученик Игоря, отправился к дереву, чтобы спустить их на землю. Этим летом он специально приехал из Татарстана в Хакасию, чтобы изучать птиц в поле под бдительным присмотром своего наставника.

Темно-бурая самка не оставляет птенцов без присмотра и парит кругами высоко в небе. Несколько раз подряд ее тело принимало атакующую позу и неслось к дереву с огромной скоростью, но в последний момент она меняла траекторию и улетала ввысь.

- Прикрой ему голову чем-нибудь, чтобы не вырывался, ишь буйный какой попался, - подсказывает Игорь Алексею, закрепляя алюминиевое кольцо плоскогубцами на лапе мохноногого курганника. В невысокой сухой траве у дерева орнитологи склонились над птенцами и аккуратно проводят «обряд мечения». Всего их четверо: один, самый резвый, в руках Игоря, трое оставшихся спокойно сидят в ожидании кольцевания и рассматривают нас из-под травы.


 


- А им больно не будет с этой железкой? - интересуется Ева, самая младшая участница нашей экспедиции. Из-за своей любви к птицам она уговорила маму отправиться из Москвы в Сибирь на лето, чтобы узнать больше о жизни птиц и выступить в школе с подробным докладом. Кто знает, может, и Ева в будущем станет орнитологом?

- В этом возрасте она уже выросла в ширину, теперь только в длину расти будет. А птенец привыкнет к кольцу с детства и потом уже замечать не будет. Зато в дальнейшем орнитологи со всего мира смогут узнать возраст птицы, пути миграции, продолжительности перелетов и численность популяции, если она попадет в объективы их камер. Конечно, большинство птиц ускользнут от наблюдений, но если кольцевать массово, то некоторые точно будут замечены.




Кольцевание помогает спасти птиц. Однажды житель Алтайского края подобрал самку степного орла с простреленным крылом. Благодаря кольцу на ее лапе, удалось связаться со специалистами и оперативно доставить птицу в реабилитационный центр.


"Для мечения птицы используют два кольца, содержащие серию и номер, а также информацию о стране. Алюминиевое кольцо прочно крепится и менее хрупкое, особенно в холодное время года, другое - цветное пластмассовое, хорошо заметно с далекого расстояния через длиннофокусную оптику. Раньше нельзя было определить, откуда прилетела окольцованная птица, не поймав ее или не найдя мертвой. Теперь с помощью цветного кольцевания с большого расстояния можно идентифицировать птицу и узнать маршрут её миграции", - сообщается в журнале "Пернатые хищники и их охрана".


Работа в поле



Уже в сумерках, преодолевая крутые подъемы, мы ищем место для ночлега. Горизонт утопает в ярко-розовых последних лучах солнца, а вдалеке виднеются многочисленные холмики с каменными оградами и высокими камнями по углам. Это курганы, которые были разбросаны по хакасским степям еще до нашей эры. В науке они известны как памятники тагарской культуры. В одной только Салбыкской степи насчитывается около пятидесяти крупных захоронений вождей тагарского племени. Всего же в Хакасии более тридцати тысячи курганов. Такого в России больше нигде нет. Недаром по аналогии с Древним Египтом эти места прозвали Долиной царей.

Проездив мимо древностей, за вечер мы еще успели побывать в пяти разных точках, отмеченных на картах Игоря. Нам удалось окольцевать двух взрослых птенцов беркута и четырех пустельг, но другие гнезда птицы только начали обживать, подкладывая в них свежие ветки.

- Но это же очень поздно, садится на кладку в начале июня. Птенцы просто не смогут окрепнуть к холодам, ведь так? - интересуюсь я.

- Это, конечно же, поздно. Они уже вылупиться должны были, но фенология в этом году нарушена: сусликов практически нет. Скорее всего снега мало было, земля промёрзла на большую глубину, вот многие холод и не пережили, а те которые пережили, только выходят из спячки. А раз еды нет, то и птицы размножаются поздно, а многие вообще размножаться не будут - разъясняет Игорь, подкладывая новых веток в костер. Расставив палатки, мы собрались у костра, чтобы насладиться смородинным чаем и обсудить прошедший день.

- Такие перебои с погодой не во всех частях Алтае-Саяна, к примеру, на западе, в Алтайском крае, мы десяток филинов окольцевать уже успели, а здесь, на юге, лишь четверых. С ходу в ситуации разобраться сложно, неизвестно, что в прошлом году здесь было. Мы ведь всю Сибирь за три месяца объехать не можем, это здесь нужно жить и изучать местные популяции хищных птиц, знать каждое гнездо.

Первый раз в экспедицию по Хакасии Игорь поехал в 2000 году вместе с местными орнитологами Юрием Кустовым и Сергеем Прокофьевым. Их труды - основа мониторинга популяции хищных птиц Хакасии. К сожалению, в настоящее время орнитологи «старой школы» уже ушли из жизни, а молодежь так и не появилась. Получается, что последние десять лет в Хакасии работали только члены российской сети изучения и охраны пернатых хищников. Они собрали информацию уже о тысяче гнезд, но обследовано пока лишь двадцать процентов территории республики.

- Игорь, а на кого надо учиться, чтобы стать орнитологом? - всерьез заинтересовалась Ева.

- Да хоть на автослесаря, чтобы в экспедиции можно было УАЗик на месте отремонтировать в случае поломки, а все остальное приходит с опытом.

- Так это получается, что каждый человек сможет, если у него есть терпение, наблюдательность и любовь к птицам? А в основном, в чем заключается работа на территории во время летнего сезона? - посыпались вопросы из темноты на Игоря.

Не спеша он отпил глоток уже остывающего чая и окинул взглядом нашу компанию. Прочитав на лицах действительный, а не праздный интерес, он продолжил:

- Мы ищем птиц и их гнезда, чтобы выяснить насколько успешно идет размножение. Одним словом, занимаемся мониторингом. Очень важно для охраны природы находить факторы, из-за которых сокращаются популяции хищных редких птиц. Одни из первых - воздушные линии электропередач (ЛЭП). Сидящая на траверсе птица касается провода, который находится под напряжением, и погибает. Останки птиц после удара тока мы находим лежащими под опорами. Сейчас мы договорились с основными владельцами ЛЭП, чтобы оснастить опасные линии птицезащитными устройствами.

- А как же борьба с браконьерством? - о наболевшем напоминает водитель Алексей. С Игорем они знакомы еще с детства: в школе сидели за одной партой, а теперь ездят по полям в одной машине.

- И это тоже, - со вздохом соглашается Игорь. - Из-за незаконной охоты сильно уменьшилось количество балобана, крупного сокола, внесенного в Красную книгу России. В этом плане ситуация в Хакасии выглядит существенно хуже, чем в Алтае или Туве. Но не со всеми птицами все так плохо - стабильная численность филина, степного орла, возросло количество беркута и сапсана, который занимает освободившуюся от балобана экологическую нишу. Много мохноногого курганника стало, если четырнадцать лет назад мы нашли только четыре пары этих птиц на Батеневском кряже, то теперь их здесь десятки.




Тогда стало понятно, почему гнездо именно с этой птицей мы встретили первым. Но как объяснил Игорь позднее, широкое распространение мохноногого курганника стало причиной его гибридизации с близким родственником - обыкновенным канюком. Явление это уникальное, поэтому в своих исследованиях орнитологи уделяют особое внимание гибридным парам мохноного курганника и их потомству. Многие птенцы из смешанных пар уже сами формируют пары как друг с другом, так и с чистыми курганниками, и очень интересно, к чему приведет этот процесс.


Нежданный гость



Уже стояла глубокая ночь, и догорали последние дрова, как внезапно вдалеке несколько раз раздался печальный мелодичный посвист: «Сплю-сплю».

- Слышали? Сплюшка кричит, мелкая короткохвостая лесная сова. Значит, более крупных сов здесь точно нет, иначе самец не начал бы сейчас токование в поисках самки. Интересно, он только прилетел на эту территорию или уже обосновался в этих краях...

После этих слов внимание Игоря полностью захватил внезапно появившийся гость. Он всматривался в ночную темноту, как будто пытался определить местоположение сплюшки, а потом внезапно свистнул несколько раз, в точности как секундой раньше посвистывала сова. Только его голос был тише, не так звонко он раздался эхом в лесной глуши. Через несколько секунд сова ответила, только уже намного ближе. Кажется, ее заинтересовал незнакомый крик, и она решила подлететь поближе.

- Привлечь внимание совы легко, главное не спугнуть звонким голосом, иначе самец решит, что перед ним сильный противник, испугается и улетит. А если изобразить слабое токование, то сплюшка непременно прилетит посмотреть на слабого противника, попугать своим звонким голосом. Вот посмотрите, еще немного и она появится около нас.

И, действительно, через несколько секунд мимо нас пролетела маленькая сова и села на дерево. В темноте ее сложно было разглядеть, но отчетливое «сплю-сплю» звонко раздавалось на нашей поляне. В тишине мы наблюдали за силуэтом: перепрыгивая с ветки на ветку, самец пытался найти слабого противника, чтобы потешиться над ним вдоволь. Крики птицы все учащались и становились звонче.

- Слышите, как радостно кричит? Он ведь думает, что только что прогнал новоприбывшего самца со своей территории. Героем себя чувствует, теперь все местные самки ему достанутся, если, конечно, более сильный самец не объявится на его голосок или филин. Ладно, оставим его одного, пусть дальше себе спокойно радуется, а у нас завтра по плану очень насыщенный день ожидается ...


Источник: Интернет-издание "Уголки Сибири"
10
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.