Рейнеке. Суровый остров мечты

Все начиналось в далеких девяностых, когда родители собирали большую толпу друзей и коллег, организовывали помощь легендарного капитана Генриха и отправлялись на Остров, тогда почти недосягаемый для ног и мусора обывателя. Я помню запах машинного масла старенького баркаса Ретвизан, что раз в неделю отвозил провизию местным жителям. Тогда это была маленькая рыбацкая деревушка с популяцией всего в 25 человек. Они приходили на пирс и сухие поджарые мужики жилистыми руками тянули швартовы и, попыхивая папиросками, принимали картонные коробки со снедью и лекарствами. То и дело мелькали хитрые улыбки, когда в коробках раздавалось недвусмысленное треньканье бутылочного стекла. Тогда нас узнавали, как частых гостей, желали хорошего отдыха и мы, взвалив на плечи рюкзаки, начинали свой поход на противоположный конец Острова, где на чистейшем пляже у лазурного моря мы разбивали лагерь и, проникаясь атмосферой огромного племенного союза отрешались от цивилизации на несколько дней



Помню запах старой советской брезентовой палатки и звон круглых котелков и той самой эмалированной посуды, с отколотыми краями. У каждого была своя обязанность - у мужчин достать снаряжение для подводного плавания и уйти за добычей, несколько костровых занимались своим делом. Кого-то снаряжали на источник за пресной водой. Дети же беззаботно носились по пляжу, ловили крабов на скалах и придумывали новый мир, который нужно было исследовать. К тому времени, когда все будет обустроено, в гигантском котле над бодро дымящим костром закипит, чай придут добытчики с богатым уловом гребешка, морских ежей и какой-то неведомой рыбы. Огромное племя соберется у костра за ужином, байками и песнями под гитару.



Десять лет спустя общество старшего поколения сменилось на компанию друзей-приятелей, старый Ретвизан (уже давно списанный в силу возраста) с ушедшим на пенсию Капитаном Генрихом сменил рейсовый катер, пару раз в неделю отвозящий разухабистую толпу туристов на остров моего детства.



Мы на борту, звучит гудок и мы отходим. На корме, овеваемые приятным морским бризом, мы играем в карты. Путь не далек - два часа по акватории среди неописуемых видов архипелага Императрицы Евгении. Со временем горизонты стираются, теперь на острове много приезжих, помимо рейсового "Якова" каждый уважающий себя яхтовладелец Владивостока периодически выезжает на остров. Переломный момент наступил для меня, когда я наконец поняла - изменения необратимы. Я почти ненавидела этих людей, тащивших огромные тюки, набитые бутылками Джека Дениелса и кока-колы. Они громко матерились, бросали окурки в воду с катера и неприлично обнимали своих разукрашенных подруг. Я ревновала их к Острову. Зачем они едут сюда, они все равно никогда не почувствуют атмосферу этого места и уж тем более не проникнутся его духом. Для них это просто место, где можно "нормально выпить с корешами на природе" - так зачем же здесь?



По бескрайнему полю желтых цветов, по выжженной солнцем глиняной дороге мы идем к заветному пляжу, что из поколения-в поколение является нашим диким пристанищем. Ставим палатки и готовим ужин. Клубящиеся тучи предвещают ночной шторм - ночью на нас обрушится тропический ливень, а эпицентр грозы будет прямо над нами. Парни загодя натянули тенты над нашим биваком и я, руководя процессом, укрепляю палатки дополнительными веревками. Вспомнилось, как десять лет назад ошалевший дядя Коля бегал по пляжу ночью в поисках "сорванной крыши".



Штормило сильно, ветер рвал деревья и трепал тенты, мы загодя все убрали и убаюкиваемые бурей засыпали. Повезло нашим друзьям, которые на самодельном катамаране добрались до Острова до наступления урагана. Под блеск первой молнии они вытягивали свое бравое судно на берег, где их уже ждал горячий чай и ароматный плов. Утро однако выдалось невероятно спокойное и теплое. Испарялась дождевая вода под лучами восходящего солнца. Мы отправлялись на скалы, чтобы в сотый раз насладиться родными видами и вдоволь накупаться в чистейшей воде.
Красные скалы - это излюбленное место романтиков, дайверов и серферов со всего Дальнего Востока. Знаменитый корабль Пересвет, до сих пор стоит непобежденной громадой на мели. Во время войны это было немецкое военное судно, которое достали со дна и направили как военный трофей в СССР, там его реставрировали и переименовали и он дожил свои последние дни у берегов Владивостока, пока не сел на мель у острова Рейнеке. Позже его использовали как мишень для боевых учений, а охотники за металлом завершили процесс. Однако он по сей день стоит у Красных скал и притягивает внимание (главное фото). Есть еще пара живописных кораблекрушений:



Дикая природа Дальнего Востока невероятна. Повсюду кипит жизнь, сотни насекомых, птиц и неких гадов - вроде ядовитых змей и клещей радуются лету.



Богатейший подводный мир еще не полностью уничтоженный человеком поражает своим многообразием. Мы сидели на берегу, провожая солнце и варили крабовую похлебку, когда увидели этого странного человека. Он брел по берегу насвистывая, облаченный лишь в драные джинсы и сжимал в руке гитару.
"Хотите вина?" - спрашиваю я после недолгой приветственной беседы. Конечно, какой бард откажется от вина? Огромная толпа бардов, циркулирующая по Приморью от фестиваля к фестивалю нашла себе летнее пристанище на Острове. Совсем одичавший новый друг зовет нас в гости. Позже, я и несколько ребят под покровом ночи идем тайными тропами полагаясь на карту, начерченную товарищем на песке. Лагерь бардов огромен. Мы пришли вовремя. Нас радушно приветствуют, усаживают у костра, потом пускают по кругу невероятных размеров кастрюлю с традиционной походной "Пастой Карбонара" с тушенкой и маслом. Потом девушка справа касается моего плеча, она вкладывает мне в руку бутылку сомнительного коньяка. Отпив один глоток дешевого, отдающего спиртом нектара, я слышу первые аккорды. Мы пели песни под звездами, кое что из русского рока, кое-что из собственного сочинения этих замечательных людей. Кто знает, может на своих фестивалях они напиваются вдребезги и творят анархию, но в тот вечер они лишь пели и говорили. Девушки в длинных платьях с сильными голосами и мужчины с коричневыми от загара лицами, месяцами не видевшими бритв.
"Вы приходите еще, тут вам всегда рады!" - сказал Странник - "вождь" этого вольного племени, когда пришло время уходить. Мы шли по пляжу, не забыв вдоволь побеситься в волнах, светящихся от лунного света и планктона.
Следующий день был пасмурный, и мы решили сделать нечто очень важное - обойти Остров. Нас четверо, впереди целый день и мы идем вдоль пляжа вперед, через скалы и дебри, не зная наверняка, возможно ли вообще его обойти.



Зашли в гости к соседям - диким хиппи, что на все лето приезжают в свое уже за многие годы обустроенное поселение. Тут живет знакомый, променявший город на островную дичь, со всеми ее радостями. Запахи марихуаны, звуки странных музыкальных инструментов и полуобнаженные девушки - вот так и живут они все лето, наслаждаясь природой.
Мы шли по гладким камням и преодолевали немыслимо высокие стены скал, не отводя глаз от бушующего моря, эту смертельно-опасную красоту, завораживающую с первого взгляда.
Потом, стоя на заброшенной световой башне мы смотрели вниз на море, скалы и на волны, что с диким ревом врезались в утесы, взбивая густую пену, отступали и обрушивались с новой силой. И ради этого стоит жить - ведь можно многое себе представлять или наоборот абстрагироваться, глядя на морское буйство. И не дай Бог оказаться в этой зоне конфликта воды и камня!



Мы прятались от дождя в гротах и на отвесных порогах скал, но, когда шторм не на шутку разыгрался, мы пустились бежать по полю через весь остров домой, в лагерь. Не помню, сколько мы бежали, подбадривая друг-друга шутками и улюлюканьями, совсем скоро мы добрались до деревни.
Мокрые насквозь, перепачканные глиной и безумно счастливые мы добрались до бивака, где добрые друзья и тепло костра встретили нас горячим чаем и незабываемо вкусным ужином.



На следующий день во Владивостоке бушевал шторм и катер отменили. Мы остались на острове еще на пару дней, пока запасы продовольствия не начали подходить к концу. Что оставалось делать? Наслаждаться моментом, природой, кататься на катамаране, травить байки у костра и играть в карты на оставшиеся конфеты, которые, конечно же, потом делились поровну.



Когда затянувшаяся непогода почти уничтожила надежду вернуться на большую землю, пришла гуманитарная помощь от бардов. Некоторые из наших решили остаться еще на день, но у меня и сокурсницы были дела в городе, и мы собрав свой скарб, отправились на пристань в поисках счастья. Странник задумчиво качал головой "Плохая затея, только псих выйдет в море в такие волны. Вы вернетесь." Психом оказался некий дяденька с большой земли, чья двухпалубная "Нирвана", словно корабль призрак пристала к берегу. Мы сидели на пирсе - одни в целом мире, доедая последнюю банку тушенки и раскладывая сотую партию в "дурака", когда на горизонте показалась яхта. Потом бородатый спаситель улыбаясь прокричал с палубы "Что, Девчата, домой хотите?". Мы предложили деньги, но он лишь отмахнулся. Несколько партеек в карты - вот и вся плата за проезд. Мир не без добрых людей, и их на самом деле не так уж мало.
Такой вот Остров моего детства. С каждым годом популярность растет и ничего с этим нельзя сделать. Тайный мир год от года теряет свой шарм, становясь еще одним городским пляжем с пьяной невежественной толпой и модным городским духом. Но я навсегда запомню его таинственным и суровым, пахнущим рыбой и моторным маслом стареньких катеров. Дикие пустые пляжи без инородных зонтиков, мангалов и розовых купальников. Где я буду слушать крики чаек и шум волн, и тихое пение Странника у костра.

14
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Сергей Саблин
1
Хороший такой, ностальгирующий материал, но...
Жаль! жаль читать и смотреть на ложь! Фото корабля севшего на мель сделано не на Рейнеке. Жаль, что возможности комментариев не предусматривают возможность размещения фото. Ваше фото и фото корабля сидящего на мели у острова не имеют ничего общего. Вы бы увидели, что судно выглядит немного по другому, да и немецким эта коробка никогда не была. Особенно мне понравилась история про его происхождение и реанимацию:) Это его в СССР, после подъёма со дна, переименовали в "Пересвет"?  Во вторых, вы знаете в каком году был списан "Иртыш", изображённый на вашем архивном фото?
Екатерина Рэд
1
Вы правы, то. фото, что в тексте - это не изображение Пересвета (Он на глпаном фото) - мой промах=))) Судно трофейное, точнее то, что от него осталось стоит на красных скалах. А насчет Иртыша - да, его списали, только не помню в каком году, я уехала из страны 4 года назад) Я описывала тут мои старые походы, и в частности тот, когда я сфотографировала Иртыш был где-то в 2009 году. Оттого и ностальгия, а так, спасибо за поправку) найду сейчас старые контакты поспрашиваю про Пересвет, может нам тогда неверные истории рассказывали
Сергей Саблин
1
Вообще, материал мне понравился (как и материал про Пидан). Приезжайте назад:) Хотя бы в отпуск:)))
Юрий Журавель
Эх... И я здесь был, правда недолго, подошли, высадились, погуляли. Ночевали на катере. Чудесные места! Самые приятные воспоминания об островах Рейнеке, Рикорда, Русском. Фотки сохранились, надо материал сделать.  Жаль, что культуры все меньше, а мусора все больше.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.